Новая Польша 2/2007

СТИХОТВОРЕНИЯ

ПЛОД

Цвета темного апельсина небольшой этот плод

неумело чищу, как яблоко.

А голова кругом идет от любви.

С пальцев стекает сок.

Этот плод неделим. Весь в себе,

как переросшая слива. Без косточки.

Родом он откуда-то из Турции.

Не утоляет жажду.

Моя любовь носит краткое имя.

Два сладко-черных слога

с библейской родословной.

Обнажает в улыбке острые белые зубы

и грешную невинность. Нас заливает волна

нежности племенной.

Мать вожделения.

IN MEMORIAM

В годовщину смерти И.Г.

Уходит наше время,

Прах развеянный над Гангом

пролетает через Париж.

Родина исполняет обряд.

Наш великий сын.

Родом был из провинции.

Невинный волшебник

из Лаборатории обмана.

В пробирке

дьявол гордыни.

Помнишь наш смех?

Прежде чем ты стал собой?

Прежде чем врос в себя?

На щеке капля слезинки.

Выпиваю ее

за нашу молодость.

За твое

малое

величие.

* * *

Чего не пережила,

до того не хочу дожить.

Должны вы меня простить,

возлюбленные воздуха,

несостоявшиеся друзья,

неузнанные родные,

непогребенные останки

молоденьких отцов

неродившихся детей.

Какой длинный список

лиц не приглашенных

на мое невеселье.

* * *

Мы умираем вдали друг от друга.

Ты первый.

Я медлю.

Кто написал мне эту жизнь

полную восклицательных

и вопросительных знаков?

Куда делся

шепот многоточий?

Рассудительность тире?

Сослагательное наклонение

как затянувшийся грипп?

И кто подавал мне

доносы на Бога?

В вековых картотеках

существую под девизом:

Я так сожалею.

* * *

После большой любви

— малая жалость

После большого предательства

— тишина.

В чужом городе

спрашиваю прохожего

про дорогу к твоей могиле.