Новая Польша 7-8/2017

Следы присутствия Магдалены Абаканович

Магдалена Абаканович. Фото: East News

20 апреля 2017 г. скончалась Магдалена Абаканович, известная, пользующаяся признанием во всем мире художница и скульптор. Родилась в 1930 г. в селе Фаленты под Варшавой. Первые годы жизни оказали значительное влияние на формирование ее творчества. Опыт и переживания, почерпнутые из детства, общение с природой, а также оставшиеся в ее памяти картины войны многократно переносились в произведения искусства, которые она создавала.
В 1950 г. Абаканович окончила Академию изящных искусств в Варшаве. Первоначально она рисовала гуаши, заполненные стилизованными растительными мотивами, в которых уже тогда угадывался ее индивидуальный скульптурный стиль. Середина шестидесятых годов стала временем поиска собственных форм выражения. Именно тогда она принимает инновационные, смелые решения и возникают монументальные скульптурные объекты «абаканы» — названные так по фамилии автора трехмерные мягкие формы, сплетенные из толстых волокон. Вырывающиеся в пространство абстрактные композиции Абаканович переломили конвенциональное представление о традиционной декоративной ткани. Ее работы становятся скульптурой, рельефом, инсталляцией.
Такие биологические формы, со временем выходившие в трехмерное пространство и представлявшие собой плод воображения Абаканович, показывались на выставках в Европе, а ее отмеченная в 1965 г. золотой медалью экспозиция на Международной биеннале искусства в Сан-Паулу укрепила позицию автора на арене мирового искусства. Огромного размера абаканы с их яркой, выразительной структурой являлись актом протеста по отношению к привычной нам окружающей действительности и раздражали многих зрителей.
Произведения Магдалены Абаканович создают отдельное, специально выделенное пространство созерцания. Восхищение природой и передача ее биологической энергии со временем уступает место анализу человеческой натуры. Для ее произведений 1970-х годов характерна повторяемость форм. Они множатся и воспроизводятся, однако никогда не бывают идентичными. Как утверждала сама автор: «Скопление людей или птиц, насекомых или листьев — это таинственная совокупность вариантов некоего единого образца. Загадка действия природы, которая не выносит точных повторений или не в состоянии их реализовать». Размещенные в конкретной, продуманной композиции ее фигуры создают своеобычное и очень особенное пространство. Возникают головы без торсов, торсы без голов, разнообразные овальные, сглаженные или нерегулярные формы, которые пробуждают беспокойство. Это беспокойство перед лицом того, что неизвестно, и одновременно ответственность за прошлое. Опыт войны, коммунистического режима, жизни в обществе. И пребывания в той повседневной массе, где всякий из нас являет собой индивидуальность. Каждая изображаемая фигура продумана, доведена до логического конца, обладает своей величиной и весомостью. Изваяния кажутся беззащитными и неуверенными, они подвержены воздействию окружающих их внешних факторов — и это невзирая на свои монументальные размеры. Кроме того, ее исполины вдобавок лишены одежд, выглядят так, словно с них содрали кожу, есть в них смирение и отрешенность.
Скульптурным материалом у Абаканович служат бронза, камень, древесина, железо, конопля, смола, а также многое другое. Чем дольше она творит, тем более прочные материалы выбирает, — как если бы ей хотелось задержать в них сиюминутную мимолетность. Ее произведения полны контрастов.
Пространство между фигурами заполнено энергией, непонятным подрагиванием воздуха, которое передается зрителю и пронизывает его. С одной стороны, мы чувствуем желание войти в это пространство, с другой — испытываем опасение перед погружением в неизвестное, перед контактом с чуждой нам человеческой формой, всего лишь имитирующей чью-то фигуру. Эти истуканы могут вселять испуг перед толпой или страх оторваться от толпы, страх одиночества. Каждая толпа предполагает анонимность, составленную из неповторимых индивидуальностей.
Чувства, аккумулирующиеся в процессе восприятия искусства, связаны с миром наших внутренних представлений. Работы Абаканович — в чем и она сама как автор тоже была заинтересована — образуют нечто большее, нежели просто визуальное свидетельство, транслируемое тем, кто созерцает ее произведения. Монументальный масштаб объектов порождает впечатление величия и мощи искусства. Художник воздает должное бренности уходящего и пытается найти себя в огромном пространстве. Ее скульптуры дают зрителю ощущение единства, сосуществования с окружающими. А также возможность совместного переживания пустого пространства между объектами, которое оставляет простор для воображения.
Существенной чертой искусства Магдалены Абаканович является его универсальность. Независимо от того культурного круга, в котором демонстрируются ее работы, они всегда воспринимаются с надлежащим восхищением и уважением. Искусство выступает здесь квинтэссенцией проблемы общности. Высказываясь о своей работе под названием «Катарсис», состоящей из 33 бронзовых фигур, Абаканович отметила, что употребила для нее материал, который жестче, нежели жизнь. Ей хотелось, чтобы оставленные ею знаки стали для других постоянным источником беспокойства. Они представляют собой запись индивидуальных и коллективных переживаний. Создаваемые ею персонажи ведут свое существование между жизнью и смертью.
Пространственные реализации Магдалены Абаканович находятся в галереях на нескольких континентах и навсегда вписались в пейзаж многих мест в мире. Сегодня ее работы составляют часть наиболее престижных частных и публичных коллекций Европы, Азии и обеих Америк. К каждой своей выставке художница относилась как к самостоятельному произведению. Она и только она решала, как будет выстроена конкретная экспозиция, а представляемые ею произведения никогда не имели одинаковой композиции. Сама Абаканович как художник утверждала следующее: «Я создаю мои работы, и они создают меня. Мы взаимно создаем друг друга. И именно это я называю жизнью».