Новая Польша 7-8/2017

Хроника (некоторых) текущих событий

• «День 4 июня должен быть праздником Свободы. Правящие круги совершают ошибку, пытаясь замалчивать и принижать значение годовщины первых частично свободных выборов. 4 июня 1989 года — это дата основания свободной Польши. (...) Нас ждет дискуссия по самому главному вопросу: поддерживаешь ли ты внесение изменений в действующую конституцию? На самом же деле этот вопрос звучит: поддерживаешь ли ты конституцию ПИС? Конституционный референдум будет плебисцитом относительно продления срока полномочий правящей партии. (...) Анджея Дуду, как и остальных представителей ПИС, нельзя назвать сторонником либеральной демократии, одним из фундаментов которой выступает непреложность судебных решений. Дуда является выразителем точки зрения, согласно которой носителем суверенитета выступает народ, избирающий парламент, поэтому тот, кто обладает парламентским большинством, может по своему усмотрению преобразовывать государственное устройство. ПИС отрицает основы государственного устройства нынешней Польши, считая их посткоммунистическими. (...) ПИС пытается сломать позвоночник третьей власти, низвергнув ее. С точки зрения стабильности государства, это крайне рискованное поведение. ПИС создает альтернативную модель государственного устройства, которая не обязательно будет диктаторской», — проф. Антоний Дудек. («Жечпосполита», 6 июня)
• «Нынешняя конституция совершенно очевидно устарела. (...) Когда ее принимали, мы еще не состояли в НАТО и, что самое главное, не входили в состав ЕС. В конституции это положение дел вообще не отражено, а для польского суверенитета данные вопросы представляются фундаментальными — к примеру, вопросы соотношения польского законодательства и законодательства ЕС. Эти вопросы необходимо вынести именно на конституционный референдум, решив, какие тенденции станут определяющими в новом основном законе. Как вы понимаете, проект конституции будут готовить эксперты. Но готовить его они должны, опираясь на мнение общества», — президент Польши Анджей Дуда. («в Сети», 15-21 мая)
• Президент Республики Польша «имеет право вносить проект закона о внесении изменений в действующую конституцию в соответствии с предусмотренным в ней порядком, однако инициатива по проведению дебатов и руководство референдумом о полном изменении основного закона должны быть соответствующим образом прописаны в конституции. Вступая в должность президента Польши, глава государства торжественно поклялся сохранять верность конституции, которая обязывает его внимательно следить за соблюдением ее норм, а это совершенно исключает сомнение в их правильности. (...) Осуществление контроля за соблюдением конституции на дает права инициировать глобальные изменения государственного устройства, пусть даже связанные с юбилейной датой, равно как и проводить референдум, направленный на нарушение действующего конституционного строя», — профессор Варшавского университета Рышард Петровский. («Жечпосполита», 9 мая)
• «Конституция 3 мая, которую мы так почитаем, вообще не вступила в силу и только ускорила раздел Польши. Мартовская конституция 1921 г. была фактически перечеркнута Майским переворотом, а апрельская конституция 1935 г. была недемократической. Следующая вообще была написана под редакцией Иосифа Сталина. У польских конституций не слишком счастливая история. А сейчас у нас есть основной закон, работающий вот уже двадцать лет — и работающий, как мне кажется, хорошо. Это первая и единственная принятая на общенациональном референдуме конституция. (...) Идею президента Дуды следует признать, мягко говоря, незрелой. И все потому, что в статье 235 конституции 1997 года предусмотрен абсолютно четкий порядок внесения изменений в основной закон: две трети голосов в Сейме, безусловное большинство в Сенате, референдум и так далее. (...) Президент, отлично понимающий, что уже неоднократно нарушал конституционные принципы, хочет поменять конституцию, поскольку тогда привлечь эту власть за нарушение конституции, которой нет, будет не легче, чем прыгнуть выше головы», — Александр Квасневский, бывший президент Польши, занимавший эту должность два срока подряд. («Пшеглёнд», 15-21 мая)
• «Правящие круги постоянно ссылаются на носителя суверенитета, а этот носитель суверенитета, поддерживающий нынешнее правительство, это всего лишь 35% поляков. А может быть и меньше. (...) Вскоре в каждом городке должен будет стоять памятник Леху Качинскому, как в Советском Союзе — памятник Сталину. (...) Пусть тогда уж в каждом доме будет висеть портрет Леха Качинского, перед которым придется бить поклоны, как в Северной Корее. (...) Правящей партии нужны такие конституционные нормы, которые бы санкционировали все те нарушения, которым подверглась нынешняя конституция. А таких нарушений было много», — епископ Тадеуш Перонек, бывший Генеральный секретарь Епископата Польши. («Жечпосполита», 18 мая)
• «64% опрошенных считают президента Анджея Дуду несамостоятельным политиком — таковы результаты опроса, проведенного Институтом рыночных и социологических исследований 11–12 мая. Противоположного мнения придерживаются 33% респондентов». 55% участников опроса негативно оценивают деятельность президента в качестве верховного главнокомандующего, а 34% относятся к ней позитивно. Инициативу Анджея Дуды по организации референдума об изменении конституции негативно оценивают 50% респондентов, 37% поддерживают ее. («Жечпосполита», 17 мая)
• «После встречи с президентом Франции Дуда заявил: “Есть сложные вопросы, и господин президент Макрон сказал, что есть сложные вопросы, и это меня очень порадовало, потому что я ведь тоже понимаю, что есть сложные вопросы, как сказал когда-то поэт, «обидам счет не подвели мы» (строка из стихотворения Владислава Броневского “Примкнуть штыки” в переводе Марка Живова — примеч. пер.), так что да, есть сложные вопросы, и много разного было сказано”». («Тыгодник повшехны», 4 июня)
• «История с вертолетами “Каракал” не только ударила по экономическим интересам Франции, но и существенно осложнила возможность подключения Польши к сотрудничеству в области производства вооружения в Европе. (...) Были и промахи репутационного характера, что для французов имеет важное значение — к примеру, высказывание министра Мацеревича о продаже русским кораблей “Мистраль” за один доллар, презрительный отзыв премьер-министра Шидло о низкой личной популярности Олланда, а также то, что министр Ващиковский оказался единственным главой внешнеполитического ведомства в ЕС, сфотографировавшимся с Ле Пен. А недавно Ващиковский побил, наверное, все возможные рекорды по невоспитанности, заявив, что Макрону придется приехать в Польшу, чтобы объясниться по поводу своих высказываний в ходе избирательной кампании. (...) Методы наших дипломатов сводятся в основном к колкостям и оскорблениям в адрес партнеров, что приводит лишь к нашей изоляции», — Ян Мария Новак, многолетний посол в ряде стран, в том числе в Испании и при НАТО в Брюсселе, вице-президент Евроатлантического общества. («Газета выборча», 12 мая)
• «Визит в Варшаву президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера и его супруги Эльке Бюденбендер носил отчасти церемониальный характер. (...) Президент Анджей Дуда (...), отвечая на вопрос журналистов относительно перемещения беженцев в рамках границ ЕС, пустился в объяснения: “Кто хочет и кому это нужно, может приехать в Польшу, кто хочет и кому это нужно, получит в Польше необходимую помощь, но я надеюсь, что никого не станут привозить в Польшу насильно, да и мы не станем никого здесь силой удерживать. Не могу себе представить, чтобы мы кого-либо держали здесь против его воли”. Штайнмайер парировал: “Мне кажется Вы, господин президент, должны понимать всю нереалистичность этого сценария. Я не знаю никого в Европе, кто бы мог предложить нечто подобное”». (Павел Вронский, «Газета выборча», 20-21 мая)
• «Димитрис Аврамопулос, европейский комиссар по внутренним делам и миграции, предупредил, что если в течение месяца Польша и Венгрия не приступят к приему беженцев, Европейская комиссия начнет официальную процедуру о нарушении законодательства ЕС». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 22 мая)
• «“Польша не будет принимать беженцев. Мы не согласимся на то, чтобы Польше и другим странам, состоящим в ЕС, навязывались какие-либо квоты”, — заявила премьер-министр Беата Шидло». («Газета выборча», 18 мая)
• «Качинский воспротивился попыткам навязать Польше нормы, касающиеся решения миграционного кризиса. По его мнению, “нам пришлось бы полностью поменять нашу культуру и радикально снизить уровень безопасности страны. (...) Если бы мы решили остановить волну агрессии со стороны мигрантов, хотя бы по отношению к женщинам, нам пришлось бы пойти на репрессии. А применив репрессивные меры, мы сразу бы стали в глазах других нацистами”, — заявил он». (Ян Пшемыльский, Александр Клос, «Газета Польска цодзенне», 22 мая)
• «Поляков запугали беженцами. Людям внушили, что беженцы разносят заразу, что они станут отбирать у поляков работу, убивать нас, и Польша станет опасной для жизни страной. (...) Не принимать беженцев — это практически то же самое, что отказываться быть христианином. (...) Семь тысяч беженцев — это капля в море. (...) Католическая Церковь готова принять беженцев. Готовы приходы и епархиальные дома, а также люди, обслуживающие эти объекты. Мы хотим организовывать гуманитарные коридоры. Международные отношения регулируются обязательными для всех нормами. Будучи в ЕС, Польша обязалась соблюдать эти нормы. Мы согласились не только на те выгоды, которые сулит нам членство в ЕС, но и на обязательное участие в решении различных человеческих проблем. (...) Что-то скверное происходит в нашей стране», — епископ Тадеуш Перонек, бывший Генеральный секретарь Епископата Польши. («Жечпосполита», 18 мая)
• «Сотрудники Института общественных отношений спросили у молодых людей в возрасте от 16 до 24 лет (...): “Должна ли твоя страна обеспечить пристанище беженцам из охваченных войной стран, а также жертвам политических преследований?”. Большинство молодых поляков, равно как венгров, словаков и чехов, оказались против (70-75%). (...) Немцы и австрийцы, наоборот, в большинстве своем ответили на этот вопрос утвердительно (немцы — 73%, австрийцы — 61%). Да, те самые немцы, которые в 2015 и 2016 годах приняли два миллиона иностранцев, а за один только прошлый год стали жертвой нескольких терактов. Они говорили, что беженцев нужно принимать». (Анджей Андрысяк, «Дзенник газета правна», 19-21 мая)
• «В марте организация “Human Right Watch” опубликовала отчет о том, как польская Пограничная служба систематически отказывает беженцам в праве ходатайствовать о предоставлении им убежища и отправляет их обратно в Беларусь. Это нарушение обязательств Польши, предусмотренных законодательством ЕС и нормами, регулирующими права человека и статус беженцев. Именно такие опасения высказывают польский уполномоченный по правам человека, а также польские и белорусские правозащитные организации. (...) В Бресте, после короткой беседы с сотрудником Пограничной службы, людям по-прежнему отказывают во въезде в Польшу. (...) Пограничники сами решают, кто может обратиться с ходатайством о предоставлении ему убежища. (...) Многим заявителям так и не удается ни разу встретиться с представителями Департамента по делам иностранцев — структуры, которая в соответствии с польским законодательством рассматривает ходатайства о предоставлении убежища», — Лидия Галль. («Жечпосполита», 22 мая)
• «Депортации в Польшу из стран Западной Европы ждут почти 16 тыс. человек, прибывших из-за пределов ЕС и обращавшихся за предоставлением им убежища в Польше. (...) Большинство из них — это чеченцы, которые, не дожидаясь решения о предоставлении им международной защиты, бежали на Запад, в основном в Германию, (...) где они могли рассчитывать на более серьезную поддержку со стороны государства. (...) В прошлом году немцы отправили нам 895 человек. Всего из стран Западной Европы было депортировано 1408 человек». (Изабела Кацпшак, «Жечпосполита», 2 июня)
• «Представители немецких общественных организаций, занимающихся проблемами беженцев, посетили Польшу. (...) Побывали на пограничном переходе в Тересполе, побеседовали с жителями центра для иностранцев в Бяла-Подляске, встретились также с чеченцами, по сути, бомжующими в белорусском Бресте. (...) Немецкие общественники были шокированы. (...) “Я не ожидал, что Европа закрывает свои границы таким вот образом”, — говорит пастор Бернард Фрицке из организации “Asylum in Church”. (...) Шансов остаться в Германии у чеченцев немного. Если ходатайство о признании статуса беженца подавалось в Польше, им придется смириться со своей депортацией. (...) Представители немецких общественных организаций считают, что в контексте того, что они увидели в Польше, отправка беглецов обратно не соответствует закону. “Все процедуры, связанные с передачей лиц, ходатайствовавших о статусе беженцев, в Польшу, должны быть немедленно приостановлены, поскольку многие из тех, кто возвращается, в том числе дети, содержатся под замком (...)”, — говорит Доро Браух из берлинской организации “XENION” (...). А пастор Фрицке добавляет: “В Германии заключение детей под стражу в такой ситуации недопустимо. Оно противоречит международной конвенции о правах ребенка. Директор центра для беженцев под эгидой организацией «Diakonisches Werk Potsdam» Нина Шмитц признается, что только в Польше поняла, почему чеченцы так боятся, что их депортируют из Германии в Польшу». (Людмила Ананникова, «Газета выборча», 6 июня)
• «В Польше другое отношение к миграции, чем во всей остальной Европе, здесь есть проблемы в сфере законности, поэтому Европейская комиссия и возбудила соответствующую процедуру. А тут еще и недавняя история с избранием Туска на второй срок полномочий председателя Европейского совета. Все это ослабляет Польшу, дополнительно расширяя сферу влияния Испании в четверке стран, стремящихся к более глубокой интеграции», — говорит Сальвадор Лландес, эксперт Королевского института «Элькано» в Мадриде. (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 31 мая)
• «В ходе состоявшихся во вторник в Брюсселе дебатов министров относительно ситуации в Польше, позицию Европейской комиссии решительно поддержали 17 стран. Несколько стран сохранили нейтралитет, а Венгрия выступила в нашу защиту. Еще пять государств не взяли слова. (...) Франс Тиммерманс впервые в контексте разговора о Польше употребил выражение “кризис законности”. (...) Он говорил не только о ситуации вокруг Конституционного трибунала, но и о реформе Национального совета правосудия. Впервые министры занялись проблемой нарушения законности в конкретной стране. Это прецедент. (...) Атмосфера вокруг Польши действительно создается негативная. Франсу Тиммермансу наконец-то удалось заручиться поддержкой большинства стран европейского содружества». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 17 мая)
• «Качинский и Орбан могут строить свою нелиберальную или антилиберальную авторитарную демократию. Они имеют на это полное право, но в таком случае им нечего делать в европейском Содружестве. Они говорят: нам нужны европейские деньги, но не нужны ваши ценности, ваша либеральная демократия и верховенство закона. Но так не получится. (...) Объединенная Европа — это не ресторан, где можно выбирать блюда по своему вкусу. (...) Либо мы согласны жить в объединенной Европе, либо нет. И пусть в ней тогда остаются те, кто хочет. (...) И польское общественное мнение должно определиться с тем, чего оно хочет. (...) Разговор о применении ст. 7 договора о ЕС, регулирующей принуждение государства-члена к соблюдению законности, рано или поздно состоится. Все зависит от развития ситуации в Польше. (...) Качинский и Орбан не признают компромиссов. Если бы все было так, как они хотят, объединенной Европе пришел бы конец», — Даниэль Кон-Бендит, депутат Европарламента. («Газета выборча», 13-14 мая)
• «Невозможно, чтобы ЕС сейчас применил какие-либо санкции, о которых говорят некоторые политики», — премьер-министр Беата Шидло. («Супер-экспресс», 20-21 мая)
• «Европа отдаляется от Польши с небывалой скоростью. Этому благоприятствует (...) стремление стран, входящих в сферу евро, к дальнейшим переменам. (...) С 1 апреля этого года действует лиссабонская, а не ниццкая система голосования (...) (чтобы решение было принято, необходимо согласие 55% государств-членов, которые представляют в общей сложности 65% населения ЕС). Вся сфера евро составляет более 75% населения ЕС, и это наглядно демонстрирует, какой силой будет обладать данный блок на голосовании ЕС. (...) Интеграционные процессы, в которых Польша не принимает активного участия, простираются намного дальше обычного управления экономикой. (...) Сегодня только 8 стран, состоящих в ЕС, не используют единой европейской валюты. (...) ЕС, хотим мы того или нет, эволюционирует в направлении модели сообщества, опирающегося прежде всего на общую валюту». (Збигнев Парафянович, «Дзенник газета правна», 25 мая)
• «Польша, вступая в сферу евро, сразу оказывается в сердцевине европейской интеграции. (...) Если можно находиться в центре процесса, к чему обрекать себя на прозябание на его периферии? Ведь на периферии жизнь идет медленнее, беднее, хуже. ПИС наверняка этого не хочет, однако отказ от евро может привести именно к такому развитию событий. (...) В условиях неотвратимой глобализации переход Польши на евро и даже всего лишь декларация о соответствующих намерениях укрепили бы ЕС в его внешней конкуренции, особенно с США и Китаем. Это и есть наш путь», — проф. Гжегож В. Колодко, член Европейской академии науки, искусства и литературы, бывший вице-премьер и министр финансов. («Жечпосполита», 10 мая)
• «Членство в сфере евро — это не только возможность избежать политической и экономической периферизации страны и шанс на более уверенное закрепление достижений трансформации. Это прежде всего возможность снизить риск выхода Польши из ЕС в результате деятельности нынешних властей», — проф. Анджей Войтына, бывший член Совета денежной политики. («Жечпосполита», 6 июня)
• «Оставаясь в оппозиции ко всему Евросоюзу (...), мы автоматически оказываемся вне сообщества. (...) По крайней мере, некоторые политики правящей партии должны отдавать себе отчет в истинных причинах усиливающейся изоляции Польши. Единственное рациональное объяснение такой позиции — это подготовка общества к выходу из ЕС. Если Евросоюз начнет процесс углубления интеграции без Польши, это будет только на руку нынешней власти. ПИС начнет повторять: мы им не нужны; мы ведь не можем отказаться от нашего суверенитета и сарматского своеобразия. Предпринятая президентом Дудой попытка начать манипуляции с основным законом — это маневр, готовящий почву для новой конституции, в которой не будет и речи об участии Польши в обновленном ЕС. (...) Продолжение нынешнего курса Польши в отношении Евросоюза будет означать одно: готовность пожертвовать интересами Польши и поляков ради утверждения абсолютной и бессрочной власти правящего лагеря», — проф. Роман Кузьняр. («Жечпосполита», 2 июня)
• «Вчера в Сейме премьер-министр Беата Шидло на повышенных тонах заявила: “Мы не будем участвовать в безумии брюссельских элит”». (Павел Вронский, «Газета выборча», 25 мая)
• «Мы заинтересованы в конкретизации сотрудничества с Китаем. (...) Скоро состоится моя встреча с председателем Си Цзиньпином и премьер-министром Китая. (...) Вместе со мной в Китай едут руководители различных министерств и их заместители. (...) Сфера евро не была бы для нас хорошим решением. (...) Польша сегодня к этому не готова, и нашей экономике такой шаг пользы бы не принес. (...) Сфера евро сейчас находится в глубоком кризисе. Нет никаких оснований вступать в клуб, у которого имеются проблемы. (...) На следующей неделе на совете по общим вопросам господин Тиммерманс собирается затронуть вопросы, касающиеся состояния законности в Польше. (...) Состояние законности в Польше можно назвать идеальным. (...) Членство в ЕС очень выгодно для Польши», — премьер-министр Беата Шидло. («Жечпосполита», 11 мая)
• «По данным Главного управления статистики, с января по октябрь 2016 г. торговый оборот между Китаем и Польшей составил почти 21,3 млн долларов (и вырос на 4% по сравнению с предыдущим годом). (...) Стоимость нашего импорта продуктов из Китая в 12 раз превышает польский экспорт в Китай. Импортом из Китая занимается около 24 тыс. польских фирм, а экспортом из Польши в Китай — 2,5 тысячи». (Конрад Майщик, «Дзенник газета правна», 11 мая)
• «Европейский экономический конгресс в Катовице — это крупнейшая в Польше встреча представителей бизнеса. (...) Вице-премьер Матеуш Моравецкий и его подчиненные рассказывали о том, как польская экономика совершила самый настоящий рывок благодаря “Стратегии на благо достойного развития”, а министр энергетики Кшиштоф Тхужевский и его заместители сообщили присутствующим о польской энергетической революции. Суть ее, по их словам, сводится к одному: уголь, уголь и еще раз уголь. А также государственная монополия в области энергетики. (...) Уголь — вот фундамент польской экономики, а современные технологии возобновляемой энергии — это пустая трата времени. Тхужевский объяснил, что глобальное потепление — миф, а углекислый газ, с которым борется Евросоюз, жизненно необходим деревьям. А поскольку у нас много лесов, нам нужно много углекислого газа. Слушая все это, Марос Шефцович, еврокомиссар по вопросам энергетического союза, не мог скрыть своего изумления». (Адам Гжешак, «Политика», 17-23 мая)
• «Европейская комиссия представила экономические прогнозы для ЕС. В Польше ВВП в этом году вырастет на 3,5%, а в 2018 г. — на 3,2%. По скорости роста это шестое место в ЕС. (...) Главным фактором роста остается частное потребление, подхлестываемое реальным ростом зарплат и социальных выплат». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 12 мая)
• «Международный валютный фонд очень положительно отзывается о состоянии нашей экономики. “Экономический рост сохранился на прежнем, весьма солидном уровне 2,7% в 2016 г., а благодаря росту потребления и выросшим государственным инвестициям, приумножаемым за счет фондов ЕС, в 2017 г. должен достичь 3,6%”, говорится в пресс-релизе МВФ». (Анна Попёлек, «Газета выборча», 19 мая)
• «Зарубежные фирмы в прошлом году объявили об инвестиционных проектах общей стоимостью 9,9 млрд долларов (38 млрд злотых). По этому показателю Польша заняла пятое место в Европе. (...) Еще большим ростом стоимости объявленных зарубежных инвестиций может похвастаться только Венгрия. Таковы данные опубликованного в понедельник отчета “fDiIntelligence”, аналитического отдела “Financial Times”». (Гжегож Семёнчик, «Жечпосполита», 15 мая)
• «Уровень безработицы снова падает: по данным Главного управления статистики, в апреле он составлял 7,7%, а согласно опубликованным в четверг данным “Исследования экономической активности населения” — всего 5,4%. (...) Более 85% безработных не имеют права на получение пособия». («Газета выборча», 26 мая)
• «С 1990 года объем продажи сигарет начал снижаться. На сегодняшний день он упал на 60%! Пик злокачественных заболеваний легких позади». («Польска», 19-21 мая)
• «Еще никогда поляки не давали такую лестную оценку собственному финансовому состоянию, как сейчас. (...) Согласно последнему индексу потребительского доверия, опубликованному Главным управлением статистики, впервые за последние как минимум 20 лет в Польше оказалось больше оптимистов, чем пессимистов. (...) 42% респондентов, опрошенных ЦИОМом, позитивно оценивают экономическую ситуацию в стране, и только 15% считают ее неблагоприятной. Первый из этих двух показателей после 1989 г. никогда не был выше, второй никогда не был ниже». («Жеспосполита», 25 мая)
• «Доминика Кульчик и ее брат Себастьян хотели бы, чтобы пожертвованные ими 100 млн злотых помогли справиться с ситуацией недоедания и плохого состояния здоровья самых бедных поляков. Частью этих денег будет распоряжаться действующий уже четыре года семейный фонд “Kulczyk Foundation” — в течение ближайших месяцев он выберет несколько общественных организаций и фондов, наиболее успешно занимающихся помощью бедным и обездоленным людям. (...) За последние четыре года посредством “Kulczyk Foundation” Доминика и Себастьян Кульчики ежегодно расходовали на благотворительные цели 20 млн злотых. (...) Умерший в 2015 г. Ян Кульчик потратил на поддержку различных общественных проектов и благотворительную деятельность в общей сложности 500 млн злотых». («Жечпосполита», 23 мая)
• «Дефицит в правительственных институтах, за финансирование которых отвечает вице-премьер Моравецкий, вырос с 39,8 млрд злотых (2,2% ВВП) в 2015 г. до 48,2 млрд злотых (2,6% ВВП) в 2016 году. Этот значительный рост дефицита произошел несмотря на сокращение правительственных инвестиций на 0,3% ВВП (то есть почти на 10%), а другие расходы, например, на закупку вооружения, на 0,1% ВВП. Зато его амортизировали муниципалитеты, которые в 2015 г. “вышли в ноль”, а в 2016 г. выработали излишек — порядка 5 млрд злотых, то есть 0,2% ВВП. (...) Правда, этот излишек может быть связан с постоянными проверками деятельности органов местного самоуправления, проводимыми различными структурами типа ЦАБ (Центральное антикоррупционное бюро — примеч. пер.), курируемыми ПИС. Беспрецедентная активность этих служб стала причиной ограничения инвестиций муниципалитетов на 0,8% ВВП. (...) Государственный долг вырос с 51,1% ВВП в 2015 г. до 54,4% ВВП в 2016 г., а в текущем году (...) должен снова увеличиться до 55,3% ВВП. Его уровень будет почти на 2,8% ВВП выше, чем предполагало министерство финансов», — проф. Анджей Жоньца. («Жечпосполита», 15 мая)
• «Ситуация в Беловежской пуще. Министерство окружающей среды утверждает, что продолжается ее “восстановление”, в то время как экологические организации считают происходящее уничтожением уникальной части леса, поскольку там проводится вырубка деревьев, в том числе и с использованием тяжелого оборудования. В Пущу из других регионов привезены так наз. харвестеры — лесозаготовительные комбайны, способные вырубать огромные участки леса. (...) Патрули “Гринпис” и фонда “Первозданная Польша” приводят доказательства, что масштаб вырубки Пущи увеличился — об этом на вчерашней пресс-конференции нескольких экологических организаций говорил представитель фонда “Первозданная Польша” Давид Казмерчак. На территории трех беловежских надлесничеств в этом году были вырублены тысячи деревьев в древостоях, насчитывающих более ста лет. (...) Древесина вывозится и продается. Вырубка проводится также на участках, находящихся под защитой ЮНЕСКО (Беловежская пуща внесена в список мирового наследия ЮНЕСКО)». (Адам Вайрак, «Газета выборча», 24 мая)
• «Набирает обороты акция протеста против вырубки деревьев в Беловежской пуще. Вчера на территории надлесничества Бровск более десятка экологов из “Гринписа” блокировали машины для вырубки и погрузки деревьев. (...) Вырубка проводится вопреки призыву Европейской комиссии немедленно прекратить уничтожение леса». («Газета выборча», 31 мая)
• «Во вторник судьи Верховного суда (ВС) собрались на чрезвычайное заседание Общего собрания судей ВС. Обсуждалась ситуация правосудия в Польше, была принята резолюция. (...) За ее принятие проголосовал 71 судья ВС, один воздержался, голосующих против не было. ВС состоит из 85 судей, так что присутствовало большинство судейского корпуса ВС. (...) “Действия властей ведут к разрушению системы правосудия, что ослабляет польскую государственность, — пишут судьи. (...) — Мы не можем равнодушно смотреть на открытое нарушение конституционных принципов и норм”. (...) Судьи подчеркнули, что они солидарны с постановлениями Национального совета правосудия, объединяющего всех польских судей и судейские сообщества». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 17 мая)
• «Идея власть предержащих заключается в том, чтобы убрать на вторые роли либо вообще уволить тех судей, у которых есть внутренний стержень. Примером может служить история одной несчастной судьи, которая не назначила арест в отношении Юзефа Пинёра и была якобы в наказание отправлена рассматривать дела исключительно гражданского и экономического толка. Все то же самое происходило в ПНР: если судья выносил приговор, не устраивающий власти, его отстраняли от рассмотрения серьезных дел. Когда великий судья Кульчицкий не вынес смертного приговора в ходе рассмотрения дела о так наз. “кожаном скандале”, его отстранили от рассмотрения уголовных преступлений и сослали в суд социальных страхований. (...) Мы живем во времена, которые не дают нам особенных поводов для улыбок», — Яцек Кондрацкий, адвокат. («Польска», 2-4 июня)
• «Свою позицию по поводу права помилования, использованного президентом Анджеем Дудой в отношении Мариуша Каминского, высказал в среду Верховный суд. Он принял соответствующее постановление, указав в нем, что нельзя помиловать лицо, которое не было должным образом осуждено. Если же помилование состоялось, то оно неправомочно. Суд аргументировал это тем, что президент не может вмешиваться в деятельность органов правосудия. (...) Каминский вновь предстанет перед Окружным судом в Варшаве (кассационная инстанция) в качестве обвиняемого, который был осужден неправомочно. (...) По мнению Павла Мухи, министра в канцелярии президента, координатор спецслужб Мариуш Каминский продолжает оставаться помилованной особой. Верховный суд, считает Муха, превысил свои полномочия, а сам Каминский может продолжать исполнять обязанности координатора спецслужб». («Жечпосполита», 1 июня)
• «Два года назад Мариуш Каминский был осужден за нарушения, совершенные им в то время, когда он руководил Центральным антикоррупционным бюро и преследовал Анджея Леппера, председателя партии “Самооборона”, депутата Сейма, вице-премьера и министра сельского хозяйства». В 2011 году Анджей Леппер покончил с собой. («Газета выборча», 1 июня)
• «Верховный суд обозначил свою позицию по поводу высказываний политиков ПИС и чиновников канцелярии президента, повторяющих, что суд “превысил свои полномочия” и “вторгся в прерогативы президента”. “Такие высказывания нарушают основы правового государства, а Верховный суд не только имеет право, но и обязан заниматься толкованием норм права, в том числе основного закона”, — говорится в заявлении Верховного суда. ВС также добавил, что его резолюция “не вмешивается в осуществление президентом права помилования”, но лишь указывает, что “(...) применение права помилования до вступления приговора в законную силу не влечет юридических последствий”». («Газета выборча», 3-4 июня)
• «В Конгрессе польских юристов приняло участие 1,5 тысячи человек. (...) Конгресс польских юристов — это первая подобная совместная инициатива трех юридических сообществ: судей, адвокатов и юрисконсультов. Юристы решили создать общественную кодификационную комиссию, которая представит свои предложения относительно реформы судебной системы. В состав комиссии войдут как ученые, так и практики. (...) Юристы верят, что власть прислушается к их предложениям. (...) Важнейший вопрос, о котором неоднократно заходила речь в ходе конгресса в Катовице — это сохранение независимости судебной системы и судей». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 22 мая)
• «Юридические круги решили, что не могут молчать, когда под угрозу поставлена независимость судов и всего судейского корпуса. (...) “Уничтожение судебной системы приведет к анархии в общественно-политической жизни”, — говорит Яцек Фреля, председатель Высшего адвокатского совета. Участники конгресса стоя аплодировали первому председателю Верховного суда Малгожате Герсдорф и вице-президенту Конституционного трибунала Станиславу Бернату. (...) Драматическими нотками было наполнено выступление бывшего первого председателя Верховного суда Адама Стжембоша: “Судьи, главы судов, председатели судебных коллегий... неужели ими будет управлять исполнительная власть? Такого не было даже в ПНР”, — предостерегал он». (Тереза Серник, «Польска», 22 мая)
• «Когда зачитывалось письмо президента, в котором глава государства указывал судьям, что те не должны оценивать деятельность других органов власти и выступать в качестве стороны дискуссии, (...) участники конгресса зашумели и с криками “Конституция!” начали поднимать над головами экземпляры основного закона. (...) Во время выступления вице-министра юстиции Мартина Вархола, заявившего, что судейскому корпусу не удалось расстаться с коммунистическим прошлым, (...) большинство собравшихся просто покинули зал и вернулись уже после окончания речи вице-министра». (Малгожата Крышкевич, Анна Кжижановская, «Дзенник газета правна», 22 мая)
• «Доказательства, добытые спецслужбами с превышением пределов провокации, недопустимы в уголовном процессе, решил Апелляционный суд Вроцлава. (...) Когда Сейм в 2016 г. по инициативе министра юстиции Збигнева Зёбро изменил некоторые уголовно-процессуальные нормы, казалось, что путь к легитимизации доказательств, являющихся, как говорят юристы, “плодами отравленного дерева”, теперь открыт. Однако суд не оставил на этих нововведениях камня на камне, выразив сомнение в их конституционности. (...) Вице-министр юстиции Мартин Вархол (...) считает, что суд, отказавшись применять данный закон и ссылаясь при этом непосредственно на конституцию, превысил свои полномочия». (Эва Иванова, «Жеспосполита», 7 июня)
• «51% поляков не поддерживают подготовленный правительством проект изменений в судебной системе. Поддерживают его 31% респондентов, а 18% не смогли определиться с ответом. Опрос Института рыночных и социологических исследований. («Жечпосполита», 1 июня)
• «В последние несколько месяцев полиция демонстрирует довольно жесткое отношение к тем, кто публично выражает свой протест относительно действий нынешней власти. Допрошено более сотни человек, протестовавших у здания Сейма в ночь с 16 на 17 декабря 2016 года. Некоторым из них предъявлены обвинения. (...) В комиссариаты вызваны лица, входившие во двор Сейма и разворачивавшие там транспаранты и государственные флаги. (...) В Кракове допрошены участники организуемых 18-го числа каждого месяца демонстраций против Ярослава Качинского, приезжающего на могилу своего брата и невестки. В Варшаве юридические последствия наступают главным образом для людей, связанных с неформальным Движением граждан Республики Польша и ассоциацией “Объединенные солидарной акцией” (ОСА). (...) В общей сложности меры применены в отношении как минимум нескольких сотен человек, (...) при этом полиция продолжает ужесточать свою линию поведения». (Петр Пытлаковский, «Политика», 17-23 мая)
• «Эва Копач вчера была допрошена в Национальной прокуратуре в качестве свидетеля по делу о непроведении вскрытия жертв смоленской катастрофы. (...) Допрос Копач продолжался четыре часа. О его подробностях бывшая премьер-министр говорить отказалась. “В конце нашего разговора прокурор проинформировал меня, что в соответствии со ст. 241 уголовного кодекса я не имею права распространяться о заданных мне вопросах и ходе беседы”, — объяснила Копач». (Анна Попёлек, «Газета выборча», 1 июня)
• «В течение первых трех месяцев этого года работу потеряли 1912 сотрудников полиции. Если такая тенденция сохранится, до декабря будет уволено в два раза больше полицейских, чем в 2016 г. (тогда работу потеряли почти 4 тыс. человек). (...) “Из полиции изгоняют наиболее опытных полицейских, начинавших работу до 1990 года”, — рассказывает Рафал Янковский, председатель Главного правления Независимого профсоюза полицейских. (...) Ситуацией массовых увольнений полицейских занялся Уполномоченный по правам человека и гражданина». (Божена Викторовска, «Дзенник газета правна», 11 мая)
• «Некоторые СМИ пытаются сделать из группы генералов касту врагов государства. Началось с разговоров о том, что это привилегированная каста. Теперь же до меня доходят слухи, что несколько польских генералов хотят совершить военный переворот. Так поляков натравливают на военных. (...) Я знаю, что мы мешаем политикам, (...) поскольку открыто критикуем ситуацию в армии. (...) Американцы также довольно сдержанно относятся к тому, что происходит сегодня в польских вооруженных силах. Они видят, что бывшие командиры бригад и дивизий, с которыми они сотрудничали в Ираке и Афганистане, исчезли, покинули ряды вооруженных сил. А ведь именно эти командиры, (...) именно мы показывали, что являемся лучшими представителями польского государства. (...) Мы доказали миру, что польский солдат — это хороший солдат. Сегодня же полякам пытаются внушить нечто противоположное. (...) В американской и европейской армиях служат умные люди, они знают, кто есть кто, и умеют дать этому соответствующую оценку», — генерал Вальдемар Скшипчак, командующий польскими сухопутными силами в 2006-09 гг., командующий многонациональной дивизии «Центр — Юг» в Ираке. («Дзенник газета правна», 19-21 мая)
• «Девальвация знаний и компетенции, на которую обрек нашу армию министр национальной обороны — это одна из причин, по которой я не могу молчать. Я прослужил в армии более сорока лет и еще никогда не видел ее в таком чудовищном состоянии. (...) Происходит ничем не объяснимая чистка среди лучших офицеров. Процесс модернизации практически остановлен. Ослабляется потенциал войск оперативного реагирования, за счет которых создается Территориальная оборона... (...) Мы уже были в двух шагах от создания здоровой, сильной армии. Кадры постоянно совершенствовались, получали опыт в ходе зарубежных миссий. Мы наконец-то начали реализовывать программу модернизации и буквально в последний момент этот процесс пошел вспять. (...) Я всегда служил Польше. Учился не только у нас, но и в США, окончил также курсы в Великобритании и Бельгии. Получаемые знания были нужны мне, чтобы лучше служить Польше. И сегодня, также желая блага нашей стране, я говорю о том, что, по моему мнению, идет не так, поскольку считаю это своей обязанностью», — генерал Мечислав Ценюх, бывший начальник Генерального штаба, бывший посол Польши в Турции. («Политика», 17-23 мая)
• «Воевода Западно-Поморского воеводства направил старостам, бурмистрам и мэрам городов письмо с просьбой передать ему информацию относительно “иностранцев, имеющих польское гражданство, а также имеющих гражданство других стран и разрешение на пребывание в Польше”. (...) Воевода (...) действовал, исходя из рекомендаций министерства национальной обороны. (...) В связи с этим депутаты “Гражданской платформы” (...) направили запрос премьер-министру Беате Шидло. “С изумлением мы узнали о создании реестров польских граждан нетитульных национальностей. (...) Создание подобных реестров, по нашему мнению, не соответствует Конституции”, — написали депутаты». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 30 мая)
• «Для делегализации Национально-радикального лагеря сегодня нет никаких оснований, даже если кому-то очень не по душе родословная этой организации. В декларации этой организации нет ничего, что могло бы обосновать такой шаг». (Лукаш Важеха, «До жечи», 8-14 мая)
• «В Хващино под Труймястом поляки напали на дом, в котором живут украинцы (десять рабочих, две женщины и двое детей). Били, бросались бутылками, кричали “Вон на Украину!” и “Польша для поляков!”. Хозяин фирмы пытался защитить рабочих и был избит». («Газета выборча», 1 июня)
• «Институт национальной памяти запланировал на этот год проведение поисковых и эксгумационных работ в трех населенных пунктах Украины. (...) Однако выезд команды поисковиков был отменен. (...) Причиной ужесточения позиции украинской стороны по поводу поисковых работ стали события, связанные с демонтажем в конце апреля в подкарпатской Хрушовице памятника в честь УПА. (...) Разрушение памятника было расценено украинским МИДом как провокация, а Украинский институт национальной памяти заявил, что события в Хрушовице — это очередная “акция насилия над местом памяти украинского народа в Польше”». (Марек Козубаль, «Жеспосполита», 1 июня)
• В Житомире «в открытии мемориальной доски на улице Леха Качинского (...) приняли участие министр в канцелярии президента Республики Польша Адам Квятковский, вице-маршал Сейма Рышард Терлецкий и вице-премьер Украины Геннадий Зубко. “Памяти Леха Качинского, президента Республики Польша, друга Украины”, — гласит надпись на мемориальной доске». (Конрад Высоцкий, «Газета Польска цодзенне», 22 мая)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 33,5%, «Граж¬дан¬ская платфор-ма» — 26,1%, Кукиз’15 — 14,1%, «Современная» — 7,9%, Союз демократических левых сил — 6,1%, крестьянская партия ПСЛ — 4,1%, «Вместе» — 2,5%, не определились с симпатиями — 4,3%. О своем участии в выборах заявили 42,9% респондентов. Опрос Института рыночных и социологических исследований от 25 мая. («Жечпосполита», 29 мая)
• «Польша расколота. На одной стороне — падкий на популизм, антилиберальный электорат, которым управляет ПИС. На другой — конгломерат различных социальных групп, которым не нравится то, что предлагает ПИС. (...) Польша расколота надвое. Есть большие города — и есть провинция. Есть образованные люди и люди малообразованные. В Польше нет политической традиции и нет политической культуры, а общественные институты слабы, и поэтому популистские заявления попадают на благодатную почву. (...) Проведенные два-три года назад опросы относительно приема беженцев показывали, что 70% респондентов не видели для этого никаких противопоказаний. Сегодня же 70% высказываются против. Перед нами все тот же кратковременный пропагандистский эффект. (...) Нашим политикам чуждо понятие моральной ответственности. (...) Всем политическим группам, от крайне правых до леваков, свойственен сугубо технологический подход к политике, когда важна только техника борьбы за голоса сторонников. (...) У польской государственности нет какой-либо системы ценностей. Существует только одна ценность — выиграть ближайшую схватку. (...) Вышесказанное распространяется и на католическую Церковь. Этическая и моральная схоластика служит там заслоном от действительности», — Тадеуш Бартось, бывший доминиканец. («Пшеглёнд», 29 мая – 4 июня)
• «Созданный в конце 90-х годов Правительственный центр стратегических исследований обладал статусом министерства и готовил аналитические материалы, а также занимался долгосрочным прогнозированием. А ведь это самая важная вещь в государстве, его глаза и уши. В 2005 году премьер-министр Марцинкевич ликвидировал этот институт в рамках концепции “дешевого государства”. (...) На его месте ничего так и не возникло. (...) Последующим правительствам также не нужны были команды экспертов. (...) Польшу нельзя назвать нормальным государством. (...) Обе стороны этого конфликта утратили способность мыслить, обе нацелены на один и тот же тип автоматических реакций: победа над противником. (...) Иметь под своим началом сплоченную, дисциплинированную партию считается важнее, чем участвовать в игре, где на кон поставлены высокие ценности. (...) Гниение прогрессирует, и момент, когда государство начинает разваливаться, уловить очень трудно. По крайней мере, современники этих процессов не видят. (...) Мы не замечаем, что наша государственность исчезает. Управление страной сводится к поглощению ресурсов, предназначенных для будущих поколений. Мы берем у них в долг, одновременно разбазаривая ресурсы взаимного доверия. (...) Вы, конечно, утратили к нам всякое доверие, зато мы получили в руки Конституционный трибунал и контроль над судами. (...) Пока что обе партии ведут себя так, словно считают, будто можно эксплуатировать государство до бесконечности. Наступит ли конец? Мне кажется, это произойдет неожиданно, и встать на ноги после такого будет очень тяжело. Наблюдается некая системная и институциональная беспомощность, из-за которой мы теряем возможность влиять на развитие событий. И не стоит играть с государством в такие игры. Будет ли использовано гниение государства какими-либо внешними силами? Это с удовольствием сделает Россия или кто-нибудь еще. Я имею в виду не войну, (...) а постепенное втягивание ослабевшей страны в орбиту своего влияния. (...) Когда на занятиях я спросил своих студентов, что ожидает Польшу в ближайшие двадцать лет, более половины нарисовали довольно мрачные сценарии. Распад ЕС, война с Россией, демографический кризис, крах системы социального страхования, безумный рост цен на топливо. Мы записали все это, после чего вместе проверили, фигурирует ли какой-нибудь из этих сценариев в официальных документах. В смысле, есть ли у государства план: в этом случае мы делаем то-то и то-то. И никакого плана не было», — доктор наук, экстраординарный профессор Рафал Матыя. («Газета выборча», 3-4 июня)
• «Мы вступаем в Совет безопасности вместе с Кувейтом, Экваториальной Гвинеей, Марокко и Кот-д’Ивуаром (в группе стран Западной Европы Италию заменит Голландия). Польша стала непостоянным членом Совета безопасности ООН. (...) Срок пребывания Польши в этой структуре ООН начнется 1 января 2018 г. и продлится ровно 24 месяца». («Политика», 7-12 июня)