Новая Польша 4/2012

«ОСКАР», ТО ЕСТЬ СВОБОДА

— «Номинация», выдвижение на «Оскара» — это и есть тот самый момент, когда следует поздравлять?

— Выдвижение на премию «Оскар» — это чудесно. Я очень доволен. Но чем старше становится человек, тем менее важными для него становятся некоторые вещи. Начинаешь думать о семье, о детях.

— Дело в возрасте или в том, что у вас на полке уже стоят два «Оскара»?

— Пожалуй, и то и другое. Уже есть некоторый опыт, что-то уже пережито в связи с премиями. Так что понимаешь их значение. А с возрастом начинаешь осознавать, что в жизни есть и что-то другое, кроме работы и карьеры.

— Каково значение премии «Оскар» с вашей точки зрения — как человека опытного?

— Радует, что коллеги по профессии заметили твою работу. Для меня премии — это прежде всего творческая свобода. Получив «Оскара», можно уже не бояться, понравится или нет твоя работа. Человек начинает сознавать, что он хорошо делает свою работу. Это дает свободу в работе над очередными фильмами.

— Эта свобода пришла с первым «Оскаром»?

— Первый «Оскар» стал для меня шоком. Я был очень молод, мне было 33 года. Я поверить не мог в то, что случилось. Наивный, я не до конца понимал значение «Оскара». Получив второго «Оскара», я понял, что речь идет именно о свободе.

— Тот первый «Оскар» изменил вашу жизнь?

— Я получил его за операторскую работу на фильме «Список Шиндлера», который стал классикой американского кино. Его считают одним их лучших фильмов за последние 20 лет. Он открыл передо мной очень многие двери. Я вдруг начал зарабатывать кучу денег и смог начать жить совершенно по-другому. Деньги всегда меня мало заботили. Я приехал в Америку молодым человеком. Если у человека есть желание много зарабатывать, то он не пойдет в киношколу: после ее окончания ты становишься безработным и пытаешься как-то выжить. Я страстно любил искусство и верил в возможность многое выразить с его помощью, используя камеру, свет, композицию. В 80 е годы я зарабатывал по 600 долларов в неделю и был счастлив, и жизнь для меня была прекрасна и интересна. Так что деньги для меня никогда не имели решающего значения.

— Выдвижение на премию «Оскар» этого года за кинофильм «Боевой конь» что-то для вас изменит?

— Ничего не изменит. Я всё время в работе. Хуже всего, если человек перестает работать в ожидании выдвижения, а его не выдвигают. Я же постоянно работаю и выдвижения не ожидал. Это не значит, что я думал, будто моя работа в этом фильме недостаточно хороша. Она была превосходной. Но в данный момент я монтирую фильм о Лос-Анджелесе и думаю совсем о другом. Поэтому, когда утром зазвонил телефон, я был в ярости, что кто-то пытается прервать мою работу. А телефон всё звонил и звонил. Я не брал трубку. А потом начали приходить эсэмэски. Это знакомые поздравляли меня с выдвижением.

— Когда приходит ощущение праздника? В день выдвижения или в день вручения премии?

— Для нас, кинематографистов, выдвижение — это самое главное событие в году. Для тех, кого выдвигают впервые, это настоящий праздник, великий день. Их труд оказался кем-то замечен. Выдвижение важно не меньше, чем сами премии.

— Как это происходит? Вы ведь член Академии. Вам необходимо просмотреть все фильмы и выбрать те, что будут выбраны и на выдвижение и на премию?

— Да, это моя обязанность. Академия ежедневно организует просмотры кинофильмов во многих местах в Лос-Анджелесе. Можно поехать и посмотреть фильм. А еще мы получаем от продюсеров фильмы на DVD. Есть еще премия «Золотой глобус» и другие. С них и начинается формирование мнения членов Академии.

— Создает ли такая система более или менее равные шансы для всех?

— Нет. Например, кинофильм «Расставания», конкурент фильма Агнешки Холланд, был показан в нескольких американских кинотеатрах. Я надеюсь, что члены Академии взяли на себя труд посмотреть эти фильмы. Тогда был бы шанс, что окончательный выбор окажется честным. Но может быть и так, что они видели лишь два фильма из пяти выдвинутых и только на этом основании заполнили анкеты.

— Каковы шансы у кинофильма Агнешки Холланд, как вы думаете?

— Выбор будет сделан между ее фильмом и «Расставаниями».

— А каковы шансы у вашего фильма?

— Я думаю, что есть большой шанс побороться за премию «Оскар» за лучший фильм. Но этот фильм адресован юным зрителям, так что может оказаться, что тематика других фильмов найдет бóльший отклик у членов Академии.

— Гала-представление по случаю вручения премий «Оскар» — это только шоу или переживания тоже?

— Разумеется, это сильнейшие переживания. То, что видишь по телевидению, вполне правдиво. Люди реагируют эмоционально. Радуются, плачут, и это не искусственные эмоции.

— А какие-то особые воспоминания у вас остались об этих гала-представлениях?

— Когда я впервые получил «Оскара», я еще был курящим. Получив статуэтку, я вышел из зала и вытащил сигарету. Охранник посмотрел на меня и, увидев золотого «Оскара», сказал: «Теперь тебе здесь курить можно». Это было здорово. Даже охранник может ради тебя нарушить правила, если ты получил «Оскара».

— Где находятся ваши два «Оскара»?

— Дома, стоят на полке.

— Вы их поглаживаете время от времени?

— Не преувеличивайте. Конечно, это некий символ, но я каждый день с них пыль не стираю.

— Десять лет тому назад вы сказали в интервью, что не будете делать фильмы на цифровом носителе и вообще относитесь к ним без особого пиетета. Многое изменилось, правда?

— Изменилась технология. Десять лет — срок очень долгий. Теперь применяется такая технология, что при просмотре фильма не поймешь, сделан он на цифре или на аналоговом носителе. Меняется эстетика. Я знаю, что и мне придется вскоре делать фильм на цифре, ведь «Кодак» обанкротился. Фирму «Фудзи», по всей вероятности, ждет та же судьба. То есть кинопленки больше не будет.

— Чем живет Голливуд сегодня?

— Разумеется, распределением «Оскаров» и президентскими выборами. Голливуд — это либеральная среда. Я думаю, что Обама опять станет президентом. Но мы смотрим, кто станет его конкурентом — Ромни или Гингрич. Себя мы видим как сторонников демократической партии. Голливуд всегда был за демократов.

— Есть ли в мире человек, о котором вам бы хотелось снять фильм?

— Я хотел бы снять фильм о Тэде Качинском, знаменитом Юнабомбере. О человеке, который на протяжении 17 лет, протестуя против технического прогресса, выслал письма с бомбами нескольким десяткам человек. Трое из них погибли. Оказалось, что этот человек был гением. В юности, когда он проходил серию психологических тестов, была нарушена его психика. Он стал частью эксперимента, что оказалось решающим фактором в его жизни.

— А в Польше вы не хотели бы снимать фильмы?

— Я снял один фильм в Польше. Киногруппа была превосходная. В Польше прекрасные пейзажи. Прекрасные возможности для того, чтобы снимать фильмы. Но я живу здесь, в Калифорнии. И интересуюсь тем, что происходит здесь. Я живу в Америке и снимаю фильмы об Америке.

— Если польские пленэры столь прекрасны, почему же американские кинематографисты их так редко используют?

— Причина очень простая. У чехов, например, есть закон о возврате налогов. Если Голливуд потратит один доллар, то 25 центов ему возвращаются. Поэтому кинематографисты ездят в Румынию, в Венгрию. Если в Польше появится что-либо подобное, то они и сюда приедут. У Станислава Тычинского есть прекрасная студия под Краковом, так что база есть, киногруппы есть, страна прекрасная. Но Голливуд будет ездить туда, где может получить льготы. Если будут льготы в Афганистане, то мы будем делать фильмы в Афганистане.

— Самое главное в этом бизнесе — деньги.

— Мы не можем снимать фильмы без денег. Самое главное — повествование, но даже если у тебя есть прекрасное повествование, ты должен найти деньги. Ты же не художник, который берет мольберт и пишет картину. Производство кинофильма — это сложнейшая операция. Некоторые фильмы стоят 100 млн. долларов.

— Вас выдвинули на «Оскара» за фильм, сделанный опять вместе со Стивеном Спилбергом. После стольких лет сотрудничества вы, видимо, понимаете друг друга без слов?

— Я думаю, что, проработав вместе столько лет, мы понимаем друг друга именно так. Мы знаем сильные стороны и слабости друг друга.

Беседу вел Томаш Махала

*

Януш Каминский — польский кинооператор, работающий в Голливуде. Дважды награжден премией «Оскар» — за работу кинооператора на фильмах «Список Шиндлера» (1994) и «Спасти рядового Райана» (1999). Выдвигался на премию «Оскар» за фильмы «Амистад» (1998), «Скафандр и бабочка» (2008) и «Боевой конь» (2012).