Новая Польша 9/2017

Культурная хроника

В самый разгар каникул, 9 августа, мы пережили небольшое землетрясение. А именно: из списка литературы для чтения учащимися общеобразовательных лицеев и техникумов, опубликованного на странице Министерства народного образования, вдруг исчез Чеслав Милош. Интернет забурлил, встревожились учителя и публицисты. «Утром Чеслав Милош выпадает из списка лицейского чтения, чтобы днем снова в нем оказаться. Случайность? Министерство говорит об ошибке, однако это был не первый случай, свидетельствующий, о неоднозначном отношении правых политических сил к польскому нобелевскому лауреату», — читаем в журнале «Политика». А на страницах «Тыгодника повшехного» Гжегож Янкович убеждает, что напряженные отношения правых с Милошем имеют уже некоторую традицию, а его исчезновение из списка чтения обусловлено обстоятельствами скорее внелитературными: «Истоки такой реакции следует искать в высказываниях политиков, связанных с правящей партией. Когда в 2011 году в Польше по решению Сейма был объявлен Год Милоша, со стороны представителей «Права и справедливости» послышались обвинения в антипольском характере его творчества. Милош «плохой», гремели депутаты, поскольку он критически писал о поляках, он гадил в собственном гнезде. Высказывалось также мнение, чтобы в рамках проходившего в Кракове Фестиваля Милоша организовать дискуссии, участники которых затронули бы эту мнимую антипольскость.

Обвинения были абсурдны (впрочем, они звучат до сих пор). Милош критиковал польскость, клеймил наши пороки, искал возможности нейтрализовать опасные национальные мифы, особенно те, которые ведут к изоляции личности в рамках социума и всего польского общества — в рамках всемирного сообщества (причем не только к культурной, но и к политической изоляции). Назвать такую позицию антипольской — это идеология, причем бессмысленная».

 

А что по этому поводу Министерство народного образования? «Мы не представляем себе новой программной платформы для образования выше начального без творчества Чеслава Милоша! Чеслав Милош, как польский поэт и нобелевский лауреат, имеет гарантированное место в базовой программе», — заявила Польскому агентству печати ПАП пресс-служба министерства. То есть что? Буря в стакане воды? Однако почему автор «Морального трактата» неожиданно исчез из списка литературы для чтения, нам так и не объяснили.

 

Мы уже знаем, кто получит в этом году статуэтку премии имени Циприана Камиля Норвида «Дело жизни». Лауреатом премии, присуждаемой за совокупность творчества, стал Яцек Бохеньский — прозаик, эссеист, переводчик с немецкого и итальянского, автор «Римской трилогии» («Божественный Юлий», «Поэт Овидий Назон», «Цезарь Тиберий»), деятель демократической оппозиции в ПНР. Убеленный сединами писатель (родившийся в 1926 году во Львове) в своем творчестве часто обращается к античности, но умеет также быть поразительно современным. Он признается, что не боится компьютера: «Я уже более десяти лет пользуюсь ноутбуком, чтобы писать книги и контактировать с миром». Несколько лет назад он создал интернет-страницу и ведет блог. Поздравляем!

 

Катажина Бони стала лауреатом присуждавшейся в шестой раз премии «Грифия» — всепольской литературной награды отличия для женщин литераторов, учрежденного и курируемого газетой «Щецинский курьер». Журналистка награждена за книгу «Ганбаре! Мастер-класс умирания» — репортаж о цунами, обрушившемся на Японию в 2011 году, и о катастрофе на японской атомной электростанции в Фукусиме. Важная часть этой книги (номинированной в нынешнем году также на премию им. Рышарда Капущинского, присуждаемой за литературный репортаж) посвящена проблеме проживания траура как в личном, так и в общественном плане.

 

Жюри литературной премии Центральной Европы «Ангелус» под председательством Миколы Рябчука опубликовало в августе список 14 книг, вышедших в полуфинал. Среди них три польских: «Галичане» Станислава Александра Новака, «Справедливые предатели. Соседи с Волыни» Витольда Шабловского и «Фальсификаторы перца. Семейная история» Моники Шнайдерман.

Премия, присуждаемая ежегодно писателям родом из Центральной Европы, которые поднимают в своих произведениях наиболее важные для современности темы и углубляют знания о мире других культур, будет вручена в октябре на торжественной церемонии во Вроцлаве.

 

В августе мы отметили 270-летие создания первой польской Национальной библиотеки. «8 августа 1747 года братья Анджей Станислав и Ян Анджей Залуские, владельцы огромного книжного собрания, открыли в Варшаве Публичную библиотеку Залуских, которая после смерти второго из основателей перешла под покровительство государства и получила название „Библиотека Речи Посполитой имени Залуских”, — читаем в бюллетене Национальной библиотеки. «Это была не только „первая в Польском Королевстве библиотека”, но также одна из первых национальных библиотек в Европе. <…> По приказу царицы Екатерины II библиотеку полностью конфисковали и перевезли в Петербург. Несмотря на случившиеся при перевозке потери, это была, однако, бесценная коллекция. В 1795 году царица велела построить для принятого собрания новое здание, которое положило начало Императорской (позже Российской национальной) библиотеке. Сразу после подписания Римского договора в 1921 году в Польшу была возвращена значительная часть собрания Библиотеки Речи Посполитой имени Залуских. Увы, в 1944 году почти всё было сожжено — вместе с большей частью коллекции рукописей, старопечатных изданий, графики и карт Национальной библиотеки — оккупировавшими Варшаву немцами. Национальная библиотека уже несколько лет интенсивно регистрирует невозвращенные фрагменты Библиотеки Залуских в Петербурге. <…> В планах Национальной библиотеки на 2018 год — издание каталога рукописей из Библиотеки Речи Посполитой, хранящихся в национальных книжных собраниях Польши и России».

 

По случаю 73-й годовщины начала Варшавского восстания Иван Вырыпаев поставил «Чеченский дневник Полины Жеребцовой». Спектакль с участием Анджея Северина можно было посмотреть в помещении Музея Варшавского восстания со 2 по 5 августа. Автор повести, чеченка, сегодня известный журналист и писатель, живет в Финляндии. В дневнике описывает опаленные войной годы детства и юности.

— В число мероприятий, приуроченных к празднованию очередной годовщины восстания, мы уже много лет включаем театральные представления, — сказал директор музея Дариуш Гавин. — В нынешнем году впервые спектакль не относится к Варшавскому восстанию напрямую, но наш выбор продиктован тем, что история XX века, а также события последних лет связаны с историей городов, которых коснулась война. Сараево, Грозный, Алеппо. Когда-то такая судьба постигла Варшаву. Такие города — это не только места героических подвигов, арены большой политики и великих событий, это места страдания обычных людей, которых коснулась война. В этом смысле данный спектакль перекликается с судьбой Варшавы.

 

Возникла новая институция культуры: «Польская королевская опера» с резиденцией в Королевских Лазенках в Варшаве, созданная министерством культуры. Здесь работу нашли музыканты, уволенные из Варшавской камерной оперы. Директором стал Рышард Перыт, единственный в мире режиссер, который поставил на сцене все оперы Моцарта и Монтеверди. Он также с 2011 года является облатом, то есть светским монахом конгрегации редемптористов. Перыт ставил оперные спектакли, в частности, на сценах Варшавы, Вроцлава и Познани. В театральном сезоне 1996/97 он был художественным руководителем оперной и балетной сцены Национального театра. В последние годы решительно устремился к католицизму. Представил поэму «Римский триптих» Иоанна Павла II в подземельях камальдульского костела в Варшаве, а также поставил спектакль «… о Боге сокровенном» на основе поэм Кароля Войтылы в «Театре новом» в Познани. В прошлом году, в связи с 1050-летием крещения Польши, в «Театре польском» в Варшаве он поставил спектакль «Маран-афа — „прииди, Господи Иисусе”».

О будущем «Польской королевской оперы» с беспокойством высказалась в своем блоге в «Политике» Дорота Шварцман, известный музыкальный критик: «Как известно, я желаю всем артистам самого лучшего, но какой в этом проекте смысл? Есть ли какая-то художественная программа, какая-то задумка? Почему в Лазенках? Ведь Станиславовский театр не вместит оркестр, не имеет оборудования, годится разве что для камерного исполнения опер барокко. А ведь оркестр «Sinfonietta WOK» играет на современных инструментах, и в нем более 70 музыкантов. Я, конечно, знаю, что он образовался при объединении двух камерных оркестров, но каждый из них слишком велик даже сам по себе … Оснащения там тоже нет. Хорошо бы иметь другое, более подходящее для такого коллектива место — но где?»

 

В Национальном музее в Познани 6 августа открылась выставка «Расщелины свободы. Польское искусство в 1945–1948/49», на которой представлены около 180 произведений художников, работавших непосредственно после Второй мировой войны.

— В это время люди еще думали о свободе, демократии и справедливости, несмотря на изменение границ и то, что согласно Ялтинскому соглашению Польша оказалась в советской зоне влияния. Художники, писатели, люди культуры еще думали об идеалах демократии. Живописцы и скульпторы жаждали возродить уничтоженную войной линию развития изобразительного искусства, — сказала пресс-атташе музея Александра Собоцинская.

Экспозиция состоит их трех частей. Первая, «Время натюрморта», включает работы Яна Цибиса, Артура Нахт-Самборского, Тадеуша Петра Потворовского, Вацлава Таранчевского и Ханны Рудзкой-Цибис. Второй раздел экспозиции назван «Война/Война», здесь представлены, в частности, работы Владислава Стшеминского, Альфреда Леницы, Эрны Розенштейн и Йонаша Стерна и цикл Анджея Врублевского «Расстрел». Завершающий раздел выставки, «Абстракция и сюрреализм», демонстрирует, среди прочих, работы Владислава Стшеминского, Тадеуша Кантора, Марии Яремы. Прекрасная плеяда!

Выставка продлится до 12 ноября.

 

Каждый поляк еще со школы знает «Портретную галерею польских королей и князей» Яна Матейко. Образы властителей, созданные в XIX веке краковским мастером, вошли в сознание многих поколений. В 2004 году Анджей Понговский (известный плакатист) обратился к признанному гуру польской графики профессору Вальдемару Свежему (1931–2013) с предложением создать новые портреты. Профессор принял вызов, попросил историка Марека Кляту подготовить информацию не только о физических чертах властителей, но и об их характерах. И эти характеры прекрасно раскрыл — например, в портрете Болеслава II Рогатки (сына Генриха II Набожного), который «умер в возрасте 50 с лишним лет от поноса, объевшись на Рождество 1278 года и, как потом написали, обделавшись насмерть в полном смысле слова».

Среди работ можно увидеть, например, необычайно эффектного Яна III Собеского, разгромившего турок под Веной, или королеву Ядвигу в макияже. Выставка «Новая галерея властителей Польши. Вальдемар Свежий contra Ян Матейко» прибыла в августе во Вроцлав. Это третий — после Варшавы и Гданьска — город, в котором она демонстрируется. Выставку можно посетить до 15 ноября в Королевском дворце на улице Казимира Великого.

 

Минувший год был рекордным для нашего рынка искусства. Так следует из доклада, подготовленного службой artinfo.pl. Общий оборот на рынке искусства в Польше в 2016 году достиг 167,1 млн злотых. Цены на польских мастеров растут; наиболее динамично развивается сегмент современного искусства. Однако рекорды бьют работы признанных художников, вошедших в историю искусства. Вот пять самых дорогих произведений польского искусства, проданных аукционными домами в прошлом году:

  1. Анджей Врублевский. «Автопортет», 1949 — 1 млн 534 тыс. злотых.
  2. Тадеуш Маковский. «Девочка с корзиной фруктов и барашком», 1923 — 1 млн 864, 4 тыс. злотых.
  3. Алина Шапошников. «Птица», 1959 (цемент с металлической стружкой) — 1 млн 958 тыс. злотых.
  4. Фердинанд Рущиц. «Мельница зимой», 1902 — 2 млн 183 тыс. злотых.
  5. Роман Опалка. «Деталь 3», 1965 — 2 млн 303 тыс. злотых.

Стоит напомнить, что в текущем году рекорд Опалки уже побит. Картина Яна Матейко «Убийство Ваповского» продана на аукционе за головокружительную цену 3 млн 683 тыс. злотых.

 

Прощания

13 июля в Пенсильвании, в США, скончалась Юлия Хартвиг — одна из крупнейших польских поэтесс XX века, эссеист, переводчик французской и англоязычной литературы. Она была связной Армии Крайовой во время войны, авторитетным участником демократической оппозиции в ПНР, членом Гражданского комитета при председателе независимого профсоюза «Солидарность» Лехе Валенсе. Юлия Хартвиг родилась 14 августа 1921 года в Люблине, куда ее родители перебрались из России после революции. Мать поэтессы, Мария Хартвиг, русская, из семьи старообрядцев; покончила с собой, когда Юлии было девять лет.

Во время войны Юлия Хартвиг изучала полонистику и философию в подпольном Варшавском университете. После войны продолжила учебу в Католическом Люблинском университете и Варшавском университете, изучая наряду с полонистикой романскую филологию. 1947–1950 годы она провела во Франции как стипендиат французского правительства и сотрудник польского посольства, а в 1972–1974 годах принимала участие в программе «International Writing Program» в США. Юлия Хартвиг была членом Союза польских литераторов, членом Польского Пен-клуба и Союза польских писателей. Дебютировала в 1938 году на страницах школьного альманаха «В солнце», первый сборник, «Прощания», издала спустя 18 лет. Последние ее поэтические книги — это «Светлое темное» (2009), «Горькие печали» (2011), «Записанное» (2013) и «Взгляд» (2016). Президент Бронислав Коморовский наградил Юлию Хартвиг Большим крестом ордена Возрождения Польши, а французские власти — Кавалерским крестом Почетного Легиона. Юлия Хартвиг была лауреатом многих литературных премий. Ее не стало за месяц до 96-летия.

 

25 июля в возрасте 87 лет в Кракове умер проф. Мариан Конечный, скульптор и педагог, в 1972–1981 годах ректор Академии изящных искусств им. Яна Матейко в Кракове. В числе его произведений варшавская «Нике» и десятки других монументальных работ, таких, например, как памятник Революционной борьбы в Жешуве (1974), памятник Тадеушу Костюшко в Филадельфии (1979), памятник Станиславу Выспянскому в Кракове (1981), памятник «Славы и мученичества» в Алжире (1982), монумент Абдель Кадеру в Алжире (1987), памятник Иоанну Павлу II в Лихене, конная статуя Яна Замойского в Замостье (2005). Ему принадлежит также памятник Ленину, установленный в 1973 год в Новой Гуте и демонтированный после краха ПНР. Проф. Мариан Конечный был почетным членом Российской академии художеств. Похоронен на Аллее почета Раковицкого кладбища в Кракове.

 

2 августа в Варшаве в возрасте 88 лет умерла Ванда Хотомская — писательница, поэтесса, автор более двухсот книг для детей. Дебютировала на страницах журнала «Свят млодых» в 1949 году. Первый стихотворный сборник «Эники-беники» опубликовала в 1958 году. С 1951 года начала сотрудничать с редакцией популярного детского еженедельника «Сверчок». Свои стихотворения, фрашки, прозу и сценические тексты для детей печатала также в «Пломыке», «Пломычке» и в «Мисе», журнале для самых маленьких. Многие годы Ванда Хотомская писала тексты для вечерней детской телепередачи «Яцек и Агатка». В 1969 году она была удостоена присуждаемым детьми «Орденом Улыбки», идея учреждения которого принадлежала ей самой.

 

9 августа умер Ян Збигнев Слоевский, более известный как Гамильтон. Он писал тексты для варшавской «Культуры», «Вспулчесности» и «Политики». В своих фельетонах перевоплощался в брюзгливого старика, который помнит времена Первой мировой войны. В 60-е и 70-е годы Гамильтон был одним из ведущих польских фельетонистов, варшавскую «Культуру» начинали читать с его фельетонов, в которых автор совмещал отстраненность от мира, дух противоречия и оригинальный взгляд на затрагиваемые темы. Сам о себе фельетонист писал: «Я консерватор, но разъяренный, холерик, резкий. (…) Ироничен, но бываю серьезен». Издал сборники фельетонов: «Маленькая золотая виселица», «Пустое место», «Дверь налево, дверь направо», «Под знаком льва и пушки», «Когда твердая валюта размякнет». Гамильтону было 83 года.