Новая Польша 4/2006

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• Давно уже в Польше не отмечали с таким размахом ничей юбилей. 80 летие Анджея Вайды превратилось во всенародное празднество. Накануне варшавских торжеств Вайда получил на Берлинском международном кинофестивале «Золотого медведя» за творчество в целом. Вручавший премию директор фестиваля сказал: «Сегодня мы вручаем «Золотого медведя» великому мастеру, который не только снимает фильмы, но и творит историю». Сам же Вайда в интервью, данном Барбаре Холлендер, признался: «В начале своей режиссерской карьеры я верил, что кино может быть чем-то большим, чем удовольствие, развлечение и даже искусство. Я думал, что оно может менять мир и преображать человеческое сознание». Зрители сочли лучшим фильмом Вайды «Землю обетованную». Следующие места заняли «Человек из мрамора», «Пепел и алмаз», «Канал» и «Барышни из Вилька».

• Фильм, который снимает в Варшаве американка Мэри Скиннер, должен был появиться уже давно. Его героиня — 96 летняя Ирена Сандлер, спасавшая во время войны еврейских детей из варшавского гетто. Она спасла в два раза больше людей, чем Оскар Шиндлер... «В США есть несколько тысяч работ о Катастрофе, но только одна о «Жеготе» [кодовое название Совета помощи евреям при подпольной делегатуре правительства в изгнании (1940-1945)], — говорит автор фильма. — За пределами Польши люди не понимают, что поляки противостояли нацистам, рисковали жизнью».

• Присуждены «Польские орлы» — ежегодные кинопремии, называемые иногда «польскими Оскарами». В этом году решения жюри были довольно монотонными: почти во всех категориях «Орлы» достались уже награжденному в прошлом году на кинофестивале в Гдыне фильму Феликса Фалька «Судебный исполнитель». На сцену выходили по очереди сам Фальк, лауреаты премий за лучшие главные роли Кинга Прейсс и Анджей Хыра и наконец продюсер Януш Моргенштерн. Главным проигравшим оказался Кшиштоф Занусси со своим фильмом «Персона нон грата».

• В этом году исполнилось 10 лет со дня смерти Кшиштофа Кеслёвского («Любитель», «Три цвета», «Декалог»). В связи с этим польские телеканалы посвятили много места его творчеству, показав уже давно не демонстрировавшиеся ранние документальные фильмы режиссера и множество фильмов, которые долгие годы лежали на полках цензуры. «Быть может, все творчество Кеслёвского заключалось в очищении жизни от мифов и в то же время было попыткой создать совершенно иной миф, выстроить для нужд фильма собственное представление о вере, Боге, любви, свободной воле», — написал Павел Т. Фелис. Тем временем на экраны кинотеатров вышел фильм «Ад», снятый по написанному еще для Кеслёвского сценарию Кшиштофа Песевича.

• В Варшаве на 91 м году жизни скончалась замечательная актриса Ханка Белицкая. Она выступала на сцене почти до самого конца. «Пани Ханка, спасибо Вам за улыбку и сердце. Теперь на небесах будет весело, когда Вы начнете читать свой вечный монолог», — написал один из поклонников ее творчества на форуме «Газеты выборчей». Ханка Белицкая сыграла несколько ролей в польских комедиях («Кафе под Миногой», «Брак по расчету»), выступала на прославленных театральных подмостках (в варшавском Современном театре), но прежде всего была эстрадной актрисой, которая со своими историями из городского фольклора объездила чуть ли не весь мир, неизменно вызывая искренний энтузиазм поляков.

• Под художественным руководством Гжегожа Яжины бывший варшавский театр «Розмаитости» («Всякая всячина»), ныне избравший себе логотип TR, стал сценой интересной, будоражащей умы и привлекающей преимущественно молодую публику. Связанные с ним режиссеры (Варликовский, Цепляк и сам Яжина) пользуются успехом в мире — их приглашают в самые видные театры. В этом году TR, который последние два года работал под девизом «Территория Варшава» (желая тем самым доказать, что спектакли можно играть в любом месте метрополии), расширяет свою деятельность. Новый логотип будет представлять собой надпись TR/PL и польского орла с оторванной головой и хлещущей кровью вместо короны. «Мы хотим посмотреть, что у орла внутри (...) После вступления в Евросоюз мы расправили крылья. Время сейчас исключительное, и театр тоже должен быть исключительным (...) Пришла пора понять и обдумать то, что произошло в 90 е, описать смену самосознания. Пространство вокруг нас расширяется. Надо развивать новые темы», — написали в своем манифесте режиссеры и артисты театра. Тем временем TR наладил сотрудничество с авторами самых нашумевших в последние годы дебютов (такими, как Дорота Масловская, Михал Витковский, Славомир Схуты и др.), которые пишут для него специально заказанные пьесы. Кроме того, у театра есть шанс получить вторую сцену (первая ломится от зрителей) в варшавской Праге — в популярном частном центре «Фабрика тростника», где у него появится возможность обратиться к совершенно новой публике. Сам Яжина комментирует свои последние начинания так: «Нам не все равно, где жить и работать. Мы хотим превратить TR в дом польской драматургии, но так, чтобы при этом наше отношение к нему было не идолопоклонническим, а критическим. Только тогда орел сможет обрести свою голову».

• Между тем живущий в Кракове Кристиан Люпа возвращается к работе в Варшаве, где ставит спектакль австрийского драматурга Томаса Бернхарда «Горные вершины спят во тьме ночной». В одном из интервью Люпа сказал: «Довольно долго я боялся Варшавы. Она угнетала меня (...) Кроме того (...) после наших политических перемен Варшава (...) не могла прийти в себя, была городом хаотическим и особенно неприятным (...) От нее веяло пустотой. И лишь в последнее время я с радостью замечаю, что что-то меняется, что-то появляется и формируется (...) Я размышляю о потенциале этого города. Я чувствую, что этот город чего-то ждет. И в то же время я опасаюсь, как бы наша нынешняя политическая ситуация все это, грубо говоря, не раздолбала».

• Еще один частный театр одного актера создается в варшавском Муранове. Организует его Эмилиан Каминский в подвале старого жилого дома начала прошлого века (сейчас этот период пользуется особой популярностью), от которого театр и получил свое название — «Старый дом». Каминский будет ставить прежде всего монодрамы и небольшие музыкальные спектакли. Публика надеется, что найдет в его театре атмосферу многократно описанных, хотя и неизвестных у нас парижских кабаре.

• Тем временем в театре «Полония» Кристины Янды фурор произвела новая премьера. В спектакле по роману украинской писательницы Оксаны Забужко «Полевые исследования украинского секса» бывшая секс-бомба польского кино Катажина Фигура показала себя великолепной, полной экспрессии актрисой, почти сравнявшейся с Яндой по выразительной силе и, пожалуй, еще более хищной. «В комбинации, кошмарных очках и растянутом свитере она читает абсурдную лекцию о собственной сексуальности и тут же прерывает ее молитвой на ступенях алтаря», — написала Иоанна Деркачов. А театр «Полония», который до сих пор ремонтируется, обретает все более сильную позицию среди варшавских сцен.

• Прошедший в пражской «Фабрике тростника» очередной, пятый по счету фестиваль «Варшавский джазовый андеграунд» был на редкость удачным. «В художественном отношении 5 й фестиваль был на пятерку, — пишет Лукаш Каминский. — С публикой было немного хуже, чем в прошлом году, но 950 человек — это и так результат, которому могут позавидовать не только авангардные, но и коммерческие мероприятия». А многие другие городские и общественные начинания могут позавидовать изобретательности «Фабрики тростника».

• В этом году в программу ежегодного вроцлавского фестиваля «Musica Polonica Nova» вошли 24 концерта, в рамках которых были впервые исполнены 28 сочинений. Наряду с сочинениями молодых польских композиторов в их числе оказались также творения классиков современности (Лютославского, Пендерецкого, Гурецкого). Самой большой неожиданностью стали премьеры целых пяти камерных опер — в т.ч. не исполнявшейся уже 40 лет «Хагит» Кароля Шимановского и документальной оперы Тадеуша Велецкого «Заседания «круглого стола»».

• Самым интересным польским книжным дебютом с момента появления Дороты Масловской критика признала роман Миколая Лозинского «Reisefieber». «Проза Лозинского — приглушенная и (...) камерная, — пишет Рышард Осташевский. — В ней нет спорных тем с первых страниц газет и стилистической экстравагантности. Автор показывает (...) сменяющие друг друга картины семейной драмы, сосредотачиваясь на переживаниях и эмоциях героев, тонко прорисовывая психологические портреты». Фабульный стержень романа — приключения живущего в США шведа, который, узнав о смерти матери, едет в Париж, где провел детство, чтобы привести в порядок свои дела.

• Ежи Фицовский получил премию им. Станислава Реймонта, присуждаемую Союзом польского ремесла. Последний сборник его стихов называется «Пантарея», что очевидным образом относит читателя к гераклитовскому утверждению: «Все течет». Януш Джевуцкий пишет: «Ежи Фицовский напоминает нам о том, что мы вроде бы знаем, но о чем не думаем и не хотим думать, ибо — как нам кажется — у нас нет на это времени». И далее: «О том, что такое уходящее время, Фицовский (...) знает более чем достаточно. Автор «Письма Марку Шагалу» и «Прочтения пепла», а также издатель произведений Бруно Шульца, (...) редактор народной поэзии польских евреев и автор книг о польских цыганах, с которыми история обошлась крайне жестоко, не раз и не два терпеливо напоминает нам слова Библии: «Проходит образ мира сего»». Премия присуждена также Томашу Лубенскому за книгу «Всё в семье».

• На первое место в списке бестселлеров триумфально вернулась Иоанна Хмелевская со своей новой книгой «Бледная спирохета» — детективным романом, действие которого разворачивается на фоне скачек (похоже, что сама Хмелевская тоже ими увлекается). На втором месте — «Лягушка» Малгожаты Мусерович, а на третье неожиданно вышел роман «Объехать Париж» — вторая книга скульптора и прозаика Малгожаты Варды, описывающая историю четырех молодых женщин в Польше времен преобразований. Рецензент пишет, что пожилых людей вроде него «может несколько удивить фривольное отношение к такой ценности, каковой является (а скорее была) партнерская верность». Стоит также отметить присутствие в первой десятке бестселлеров сборника недавно умершего о. Яна Твардовского «Пробуждать надежду. Азбука девяностолетнего» и «Двоеточия» Виславы Шимборской. В категории документальной литературы небывалым успехом пользуется книга Павла Зухневича «Чудеса Иоанна Павла II», описывающая чудесные события, которые могли бы послужить основанием для канонизации умершего год назад Папы.

• Упоминания заслуживает и первое польское издание книги Сигизмунда Кржижановского, писавшего по-русски поляка, чье творчество было открыто лишь после 1990 г. и вызвало сенсацию. Вышедший по-польски роман называется «Возвращение Мюнхгаузена». Как пишет Дариуш Новицкий, его герой, знаменитый враль, сошедший со страниц старой немецкой книги и оказавшийся в Европе 20 х годов, «быстро гаснет и умирает, то есть возвращается в старую книгу, из которой он на минуту вышел. Мир настолько погряз во лжи, что не нуждается даже в самом изобретательном лгуне. Да и сама действительность настолько абсурдна, что не нужно ничего выдумывать — достаточно лишь ее (действительность) цитировать». Кржижановский, писавший в стол, работал над этим романом в 1927-1928 годах. Тогда у него не было ни малейшего шанса опубликовать свое сочинение.

• В польской публичной жизни 8 марта уже давно перестало быть просто Женским днем. Во многих польских городах в этот день проходят «манифы», марши феминисток. В этом году демонстрантки несли фиолетовые шарики с головами Леха и Ярослава Качинских, а на транспарантах были изображены желтые утки [напомним, что утка по-польски — качка]. «Нам не нравятся планы польского правительства, вытесняющие женщин из публичной жизни», — заявила одна из организаторш краковского марша. Популярностью пользовался и лозунг, высмеивающий инициативу создания Национального института воспитания: «Политики, оставьте детей в покое! Следите за собственным воспитанием!»