Новая Польша 5/2018

Польша — в зону евро: пора действовать

В проевропейских кругах Польши царит согласие в вопросе о том, что необходимо присоединение к зоне евро, которая де факто становится Евросоюзом. Это стратегическое решение, цивилизационный выбор.

Чтобы добиться поддержки поляками решения о принятии единой европейской валюты, необходима большая общественная кампания, которая позволит жителям страны осознать выгоды от вхождения в зону евро, а также негативные экономические и политические последствия дальнейшего пребывания Польши вне этой зоны.
Только правительство партии «Право и справедливость» (ПИС) может инициировать процесс принятия единой валюты. Поэтому именно туда направляют свои обращения и призывы польские экономисты. Однако ПИС, как партия с анахроническим пониманием суверенности, откладывает вхождение в зону евро ad calendas Graecas, в действительности выступая против него. Стало быть, нужно сменить адресата подобных призывов. Необходима кампания, пропагандирующая членство Польши в зоне евро и вовлекающая широкие слои общества. Принятие единой валюты следует представлять в качестве фундаментального экономического, геополитического и цивилизационного проекта, столь же важного, как вступление нашей страны в ЕС и НАТО. В качестве альтернативы: быть или не быть присутствию Польши в будущем Евросоюзе, который станет выстраиваться вокруг евро.

Отсутствие у борцов за евро действенной силы в вопросе о присоединении к зоне евро не означает, что такая кампания лишена смысла. Напротив, она может представлять собой движущее средство для расширения общественной поддержки проевропейских политических сил и для отторжения какой-то части электората от ПИС. Кроме того, указанная кампания дала бы проевропейским кругам шанс перехватить инициативу, формируя и продвигая собственный нарратив.
Условием для такой кампании является принятие совершенно другой оси для ведения дебатов на тему Польши в ЕС. Нужно перестать пугать поляков полэкзитом, к которому якобы стремится ПИС, а также заново определить нашу политическую сцену, исходя из принципа «за или против евро» и показывая при этом, что ПИС представляет собой евроскептическую партию, так как она противится присоединению Польши к зоне евро, которая равносильна Евросоюзу.

Оппозиция, не бойся!
К сожалению, в вопросе о евро мало слышны голоса тех оппозиционных партий (этот текст был подготовлен до сравнительно недавней декларации «Гражданской платформы» по поводу евро — ред.), которые идентифицируют себя в качестве проевропейских, причем это в равной мере относится как к партиям, представленным в сейме, так и к внепарламентским левым группировкам. Их кунктаторство* проистекает из отрицательного настроя общества по отношению к замене злотого на евро. Согласно исследованиям польского Центра по изучению общественного мнения (ЦИОМ), проведенным в апреле 2017 г., против вхождения в зону евро выступает 72% поляков, тогда как за — только 22%.

Однако дело обстоит не так уж и плохо, поскольку, хотя 45% поляков решительно возражают против введения евро, но целых 27% выбирают ответ «скорее нет». Именно их следует убеждать, что необходимо принять евро. Надо исследовать, кем являются эти люди, и донести до них позитивный месседж. Если бы удалось убедить этих поляков в целесообразности единой валюты, то вместе с теми, кто уже сегодня выступает за отказ от злотого (22%), они составили бы почти половину (49%), а при добавлении сюда лиц, у которых нет четкого мнения (6%), группа потенциальных сторонников евро достигла бы 55% Стоит напомнить, что по данным Евробарометра* осенью 2017 г. поддержка евро в Польше (35%) была больше, чем указывал польский ЦИОМ, а доля выступающих против составляла 55%

Убедить поляков — это большой и трудный вызов, но он не из тех миссий, которые невыполнимы. Здесь необходима активная вовлеченность политических партий, но нельзя оставить это дело только им одним. Необходима мобилизация всех проевропейских слоев — общественных организаций, бизнес-структур, органов местного самоуправления, ученых и научных работников, а также религиозных объединений, в частности, той части католической церкви, которая не исповедует антиевропейские взгляды. Нам нужна общественная ангажированность, похожая на ту, которая имела место перед референдумом о присоединении к ЕС, когда самые разные круги действовали совместно, выступая за вхождение страны в Евросоюз.

Ясный посыл
Указанная кампания обязательно должна иметь ясный посыл. Во-первых, поляков нужно убедить, что настоящим Евросоюзом будет зона евро, насчитывающая сегодня две трети государств-членов ЕС. Это ее касаются — уже теперь, а в будущем еще в большей степени — интеграционные процессы в Европе. После выхода Великобритании из ЕС те страны, которые не принадлежат к зоне евро, станут евросоюзными политическими и экономическими маргиналами. Их экономика будет составлять лишь 15% ВВП всего ЕС. Более того, Болгария, Хорватия или Румыния могут в ближайшие годы принять евро.
Большинство из нас (по данным ЦИОМ — 58%) хочет, чтобы Польша принадлежала в ЕС к числу тех государств, которые максимально тесно сотрудничают между собой (против этого выступает одна четверть). Имеет смысл донести до таких граждан, что, желая пребывать в кругу тесно сотрудничающих стран, необходимо принять единую валюту. Многие из поляков полагают, что можно входить в ЕС, не принадлежа к зоне евро, и ничего плохого при этом не произойдет. Надо объяснять им, что они заблуждаются, так как Евросоюз непрерывно меняется, становясь идентичным зоне евро.
Находясь вне указанной зоны, мы не имеем возможности влиять на данный процесс, зато он будет оказывать большое влияние на Польшу. Постоянное напоминание о данном обстоятельстве может привести к тому, что евро и ЕС вновь станут тождественными для поляков, которые перед вступлением в ЕС думали именно так: в 2002 г. поддержка единой валюты была очень высока, так как членство в Евросоюзе отождествлялось с ее принятием. Тогда за расставание со злотым выступало 64% и только 22% было против.
Во-вторых, надо говорить об евро позитивно. Показывать, что эта валюта поддерживается и одобряется большинством жителей во всех странах, где она имеет хождение. Там обычные люди видят выгоды от единой валюты. Надо информировать поляков, что финансовое и иное состояние зоны евро сильно улучшилось и что прогнозы на будущее действительно весьма перспективны. Согласно МВФ, в 2018-2022 гг. рост ВВП там составит 1,5-2% в год, и это несколько выше, чем в США. МВФ предвидит для этой зоны значительное падение публичного долга и безработицы, в том числе и в странах южной Европы, сильнее всего затронутых кризисом 2008 года.
В-третьих, следует пропагандировать примеры стран, которые вошли в ЕС одновременно с нами и уже перешли на евро. Предлагаемая кампания должна показать, что Словакия, Литва, Латвия и Эстония развиваются динамичнее, чем Евросоюз в целом. Да, конечно, темпы роста там ниже, чем в Польше, но их хозяйственно-экономическая модель в определенной степени похожа на нашу и отличается от греческой. Указание на европейский юг как на грозное memento для Польши — это натяжка.

В-четвертых, надлежит показать полякам негативные последствия продолжающегося пребывания вне зоны евро. Необходимо довести до их сознания, что это дорого обойдется нашей стране. Правительство может утверждать, что Польша защитит свою позицию в ЕС посредством сохранения единообразного рынка, но это всего лишь принятие желаемого за действительное. Прогрессирующая интеграция зоны евро, которая происходит без оглядки на Варшаву, будет оказывать большое влияние на форму единообразного рынка. Чем более продвинутой окажется эта интеграция, тем в большей степени Польша сделается не столько членом ЕС второго сорта, сколько страной, ассоциированной с зоной евро.
Дальнейшее пребывание за ее пределами может иметь вполне измеримые геополитические последствия, причем отрицательные. Чем сильнее Германия будет вовлекаться в зону единой валюты, тем выше вероятность ослабления ее политических связей с Польшей, а это отдалит нас от Запада.

Надо действовать немедля
Если интеграция зоны евро пойдет в быстром темпе, а ситуация в нашей стране — как политическая (отход от верховенства закона), так и хозяйственно-экономическая (конъюнктура не может продолжаться вечно) — начнет возбуждать беспокойство в обществе, то шансы убедить большинство в необходимости распрощаться со злотым могут оказаться выше, нежели сегодня. Сомнения можно посеять даже в умах «твердолобых» противников евро. Парадоксально, однако принятие евро, которое оппозиция трактовала как «наказание божье», может стать для нее маховиком роста поддержки — в соответствии с принципом: раз ты поддерживаешь евро, то должен помочь в отстранении от власти евроскептического ПИС.
Евро — это долгосрочный выбор политической модели и цивилизационной идентификации с Европой. Этот последний аспект чрезвычайно важен, поскольку ПИС подчеркивает цивилизационную обособленность Польши от Западной Европы. Поддержка единой валюты в странах, где она используется, служит доказательством того, насколько сильно евро связывает европейцев с идеей Европы.
После ПИС Польша будет нуждаться в как можно большем количестве механизмов безопасности, встроенных в ее политическую систему и гарантирующих, что дело никогда не дойдет до рецидива «перемен к лучшему»*. Зона евро будет становиться все более и более единообразным правовым пространством, очерчивающим схожие рамки действий политических систем государств-членов. Образцом для нас должна стать Словакия. Наученная опытом режима Владимира Мечьяра, который существовал там в 1990-х годах, Братислава приняла единую валюту в максимально ускоренном темпе, причем не только по экономическим причинам, но и по политическим. Хорошо бы и нам иметь столько же мужества и решимости, как у наших южных соседей.

 

Адам Бальцер является руководителем программы «внешняя политика» в польском мозговом центре WiseEuropa (Мудрая Европа) и аналитиком в Европейском совете по международным отношениям. Преподает в Отделении исследований Восточной Европы Варшавского университета.


Гжегож Громадский — независимый эксперт. Занимается проблематикой ЕС, польской внешней политикой и Восточной Европой. Работал, среди прочего, в Фонде Батория* и в Центре восточных исследований*.