Новая Польша 11/2010

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

В нынешнем году лауреатом литературной премии «Нике» стал Тадеуш Слободзянек за пьесу «Наш класс». Торжественное вручение этой, по-прежнему самой важной литературной премии прошло 3 октября в библиотеке Варшавского университета. «Наш класс» — это драма, основанная на истории Едвабне, история десяти учеников одного класса, поляков и евреев, прослеженная с 1925 года до наших дней. Потрясающий рассказ о сложных польско-еврейских отношениях в ХХ веке.

— Я хочу особо подчеркнуть, — сказала председатель жюри профессор Гражина Борковская, — что мы награждаем Тадеуша Слободзянека не за смелость обращения к трудной теме, когда в преступление вовлечены те, кто его исполнил, и те, кто был свидетелем, кто видел и молчал, и те, кто не хотел видеть, знать и помнить. Мы награждаем автора за то, как он об этом говорит, за форму драмы, которая потрясающе просто, а одновременно удивительно искусно рисует историю палачей и жертв, убийц и убитых.

Роман Павловский написал в «Газете выборчей»: «Слабодзянек ставит вопросы об истоках антисемитизма и о праве на моральную оценку участников тех событий. Здесь нет разделения на черное и белое и простых выводов. Пьеса показывает всю сложность истории Восточной Польши в ХХ веке, по которой прокатились два тоталитарных режима — советский и нацистский. Герои, вовлеченные в исторические события, не сумели им противостоять — и попали в заколдованный круг мести и ненависти».

По мнению другого критика, Томаша Милковского, «написана главная польская драма первого десятилетия XXI века».

За 14-летнюю историю «Нике» премия впервые присуждена драматическому произведению.

«Нике» читателей «Газеты выборчей» получила Магдалена Гроховская за книгу «Ежи Гедройц. В Польшу из сна».

Жюри под председательством Натальи Горбаневской назвало семь финалистов литературной премии Центральной Европы «Ангелус». Шансы на победу имеют четыре поляка: Войцех Альбинский за «Achtung! Banditen!» — картину войны глазами ребенка; Яцек Дукай за «Воронец» — сказку о военном положении; Збигнев Крушинский за роман «Последний рапорт» — донос двойного агента на самого себя; Антоний Либера за «Годо и его тень» — историю собственного восхищения произведением Беккета. В числе финалистов — живущий в Нью-Йорке румынский писатель Норман Маня за «Возвращение хулигана» — повесть об истории Румынии в ХХ веке, а также живущий в Румынии и пишущий по-немецки евангелический пастор Эгинальд Шлаттнер за «Рояль в тумане» — роман о послевоенной Трансильвании. И венгр Дьёрдь Шпиро за «Мессий» — роман об Адаме Мицкевиче и секте товианцев. Лауреата пятого «Ангелуса» мы узнаем 4 декабря.

В посольстве Швейцарии в Варшаве 9 октября была вручена премия Костельских, которую называют «польской Нобелевской премией для писателей до сорока». Она присуждается с 1962 г. женевским Фондом Костельских писателям, не достигшим 40 лет. В этом году лауреатом стал Мартин Курек за поэму «Олеандр», изданную «Зешитами литерацкими». В решении жюри отмечено: «Это многослойное, стилистически богатое произведение затрагивает в единой вспышке памяти, в метафизической перспективе много тем: дружбу, путешествия, моменты радости жизни. Все это написано экономным, точным современным стилем, полным обращений к великим духам литературы». «Олеандр», как написал в аннотации к вручению премии Томаш Ружицкий, — это «драма об отравлении, добавим, прекрасном отравлении. Культурой, литературой, средиземноморским пейзажем, мифом и действительностью, Польшей, наконец. Это достойное и страшное, иногда гротескное явление».

Мартин Курек (1970 г.р.), по специальности иберист и переводчик, занимает должность адъюнкта в Институте романской филологии Вроцлавского университета.

Литературная премия Варшавы за творчество в целом присуждена в номинации «Варшавский творец» Мареку Новаковскому. «Она принадлежит мне по праву», — сказал писатель, принимая премию в Королевском замке. Это верно. По праву. И не только за три тома варшавских «Зарисовок».

Премию имени Беаты Павляк, писательницы и журналистки, которая погибла при террористическом акте на индонезийском острове Бали12 октября 2002 г., получил Марек Кенскравец, автор книги «Четвертый пожар Тегерана». Премия присуждается с 2003 г. за текст на тему иных культур, религий и цивилизаций.

Сейм Польши постановил объявить 2011 год Годом Чеслава Милоша в связи со столетием со дня рождения поэта. За принятие такого решения проголосовали все депутатские фракции, в том числе ПиС, несмотря на то что связанная с радио «Мария» группа депутатов от этой партии горячо протестовала, указывая на «антипольские акценты» в творчестве польского нобелевского лауреата.

Столетие автора «Поэтического трактата» занесено в календарь годовщин, отмечаемых ЮНЕСКО. Год Милоша будет отмечаться преимущественно в Польше и Литве, но также и в США, России, Франции, Китае, Индии, Израиле и других странах.

Иностранец стал директором Центра современного искусства «Замок Уяздовский» в Варшаве, видной культурной площадки столицы. 22 сентября итальянский куратор и художественный критик Фабио Кавалуччи принял акт об этом назначении из рук министра культуры Богдана Здроевского.

— Мне кажется, что я попал в рай для культуры: я вижу людей, которые спорят о культуре, и политический класс, который стремится культуру поддерживать, — сказал Кавалуччи, принимая назначение.

В свою очередь 12 октября от должности директора Национального музея в Варшаве отказался профессор Петр Пётровский. Свое решение он объяснил тем, что Попечительский совет отклонил представленную им стратегию развития музея.

Острый конфликт работников музея с директором продолжался несколько месяцев и был связан с программной концепцией Пётровского, который, по мнению работников, главное внимание уделял современному искусству, недооценивая старое. Но это не единственный повод. «У него были слишком радикальные замыслы. Он хотел, в частности, объединить несколько отделов в один и уволить большинство реставраторов», — рассказал один из реставраторов музея на страницах «Жечпосполитой». Министр культуры Богдан Здроевский принял отставку Пётровского. Кто станет новым директором, пока неизвестно.

«Искусство “незамеченных” художниц» — так называется выставка, которую можно посмотреть с 14 октября во Дворце Хербста в Лодзи. Показано 40 женских портретов, написанных на рубеже XIX-ХХ вв. польскими художницами, такими как Ольга Бознанская, Анеля Пайонк, Мария Дуленбянка, Ханна Рудская-Цибис и многими другими, менее известными.

Как пишут организаторы выставки, «этот проект вдохновлен феминистической мыслью об искусстве, которое связано с доминированием творчества мужчин в общей картине искусства, в особенности старого, и с отсутствием женщин. Мы показываем искусство женщин как материал для любых, не только гендерно ориентированных исследований. Показываем художниц, жизнь которых совпала по времени с феминистической революцией и чье творчество, профессиональная активность, получение образования носили черты героизма. Показываем художниц, которые остались незамеченными». Мы заметим! Выставка будет открыта до 16 января 2011.

В краковском Музее японского искусства и техники «Манга» 19 октября открылась выставка «Натюрморт с японской куклой». Она свидетельствует о беспрерывно продолжающемся с конца XIX века восхищении культурой и эстетикой Японии. Это восхищение проявилось, в частности, в любви к японским безделушкам, среди которых королевой была одетая в цветистое кимоно фарфоровая кукла. Заинтересованность японской куклой очевидно прослеживается в творчестве многих крупных польских художников, таких как Ольга Бознанская, Юзеф Панкевич, Альфонс Карпинский, Юзеф Мехоффер, Леон Вычулковский. Их работы с японскими мотивами можно посмотреть до 9 января 2011.

Очередная экранизация польской классики, причем из школьной программы: в октябре в прокат вышел фильм «Девичьи обеты» по комедии Александра Фредро в постановке Филиппа Байона. «Байон попытался отыскать в старом тексте новые смыслы, — пишет на портале www.culture.pl Конрад Зарембский. — Его «Девичьи обеты» — это эффектное зрелище, развивающееся в темпе легкого поэтического слога Фредро, но одновременно удачно вписывающее современные значения в устоявшуюся концепцию театрального решения. Режиссер обращается также к другим произведениям Фредро, в том числе к его эротической поэзии, десятилетиями считавшейся непристойной и недостойной мастера национальной комедии».

— Мы привыкли смотреть на «Девичьи обеты» как на повествование с эротическим фоном, демонстрируемым на сцене эротизмом в салонной условности, как на апологию любви, — сказал режиссер в интервью порталу culture.pl. — Если, однако, вчитаться в текст Фредро внимательнее, то наряду с этой, по сути дела банальной эротической игрой можно найти ряд критических замечаний на тему эротической лжи, того, что говорится одно, а подразумевается другое, что эти внешне простые дамско-мужские отношения вообще-то не так просты, что их характеризует определенная двусмысленность, что салонный флирт — в сущности жестокое сражение. Я смотрел на текст Фредро именно с этой стороны, находя разного рода эротическую атмосферу — как непосредственно вписанную в фабулу, так и завуалированную.

В фильме заняты популярные актеры — например, Анна Цесляк в роли Анели, Марта Жмуда-Тшебятовская в роли Клары, Борис Шиц в роли Альбина, Мацей Штур в роли Густава и Роберт Венцкевич в роли Радоста.

«Пассажиркой» в постановке выдающегося английского режиссера Дэвида Паунтни открылся сезон в Большом театре — Национальной опере. Запрещенная советской властью опера Мечислава Вайнберга об Освенциме почти через полвека дождалась постановки в Варшаве — родном городе композитора. Польская премьера состоялась менее чем через два месяца после мировой премьеры на оперном фестивале в Брегенце. Почетным гостем премьеры в Брегенце была Зофья Посмыш, бывшая узница Освенцима и автор книги, которая стала основой либретто, написанного Александром Медведевым. На основе книги Зофьи Посмыш, описывающей собственный лагерный опыт и сложные отношения с надзирательницей, эсэсовкой Лизой Франц, был создан известный фильм Анджея Мунка с Александрой Шлёнской и Анной Цеплевской в главных ролях.

Знаток творчества Мечислава Вайнберга (1919, Варшава — 1996, Москва) профессор Михал Бристигер вспоминает, что Дмитрий Шостакович считал «Пассажирку» музыкальным шедевром. Бристигер рассказал о композиторе «Газете выборчей»:

— Это был художник очень русский и польский одновременно. Среди его вокальных сочинений — романсы на стихи семи польских поэтов, в том числе Мицкевича, Броневского, Тувима, Стаффа, Лесьмяна, конечно, в русских переводах. Стилистически это неоклассицизм, но в его поздней, интересной фазе. Я думаю, что Шостакович был восхищен Вайнбергом именно из-за его стилистической исключительности, а может быть, и из-за его польского духа.

Некоторое время назад создалась новая категория культурной принадлежности — музыка на чужбине. Это как раз место для Вайнберга, который как композитор принадлежит трем культурам: русской, польской и еврейской. И такой композитор может существенно обогатить польскую музыку, дополнить ее картину, в которой усматривают преимущественно французское и немецкое влияние.

Новая премьера Кшиштофа Варликовского. 30 сентября в Новом театре в Варшаве прошел спектакль «Конец» на основе «Процесса» и «Охотника Гракха» Франца Кафки, «Элизабет Кастелло» Кутзее и непоставленного киносценария «Nickel Stuff» Бернара-Мари Кольтеса. Представление с участием знаменитых актеров (в частности, Станиславы Целинской, Магдалены Телецкой, Мацея Штура и Эвы Далковской) идет более четырех часов. Премьеру приняли с умеренным энтузиазмом. «“Конец” Кшиштофа Варликовского — это путешествие по снам, страхам и комплексам режиссера. Медленное, мучительное, удушающее. Здесь нет внятного трактата, как в “(A)polonia”, лишь очень личное, интенсивное копание в собственных внутренностях», — написала Иоанна Деркачева в «Газете выборчей».

А Яцек Цесляк в «Жечпосполитой», в рецензии, названной «Варликовский потерял сюжет», пишет: «Когда Варликовский из многих драматических и прозаических текстов смонтировал “(A)polonia”, единственной проблемой зрителя могло быть соединение в целое всех сюжетов. Сейчас в долгом, на четыре с половиной часа, представлении он поднял тему вины и хотел выяснить, что нас ждет по ту сторону жизни. Однако происходит это на обочинах психоаналитической экспедиции в закоулки собственного подсознания и мира прежних спектаклей, настолько же увлекательной, как и герметичной, автотематической».

Прощания

25 сентября 2010 г. в Орлеане на 95 году жизни умер Казимеж Романович. Он был одной из важнейших фигур польской эмиграции, создателем знаменитого книжного магазина и издательства «Либелла» в Париже. С 1947 г. и до закрытия книжного магазина в 1993 м вместе с женой, писательницей Зофьей Романович, он занимался книготорговой и издательской деятельностью. Супруги Романовичи основали в прилегающем к книжному магазину помещении галерею «Ламбер», где выставлялись художники со всего мира. В книжном магазине и галерее проходили презентации книг Чеслава Милоша, Збигнева Херберта, Александра Вата, Оли Ват, Густава Герлинга-Грудзинского, Яна Новака-Езёранского, Константы Еленского, Кшиштофа Помяна. Там провели вернисажи Юзеф Чапский, Тадеуш Кантор и Ян Лебенстайн. Романович был отмечен, в частности, крестом Virtuti Militari и крестом «За отвагу» (дважды), а также премией Дружбы парижской «Культуры».

12 октября в Варшаве умерла Мирослава Дубравская, выдающаяся актриса театра и кино. Ей было 82 года. В 1951 г. она окончила Варшавскую государственную высшую театральную школу. Дольше всего, с 1974 г., она была связана со столичным Повшехным (Всеобщим) театром — ныне имени Зигмунта Хюбнера, актера и режиссера, многолетнего директора этого театра, мужа актрисы. Дубравская сотрудничала со многими выдающимися режиссерами — в том числе с Анджеем Вайдой, Янушем Варминским, Эрвином Аксером, Конрадом Свинарским, Ежи Яроцким, Адамом Ханушкевичем, Кристианом Люпой.

Она создавала преимущественно образы холодных и недоступных женщин. Редко выступала в комическом репертуаре. Мы запомним ее в одной из лучших ролей — безжалостной сестры Рэчел в «Полете над гнездом кукушки» (1977) в постановке Хюбнера. В Повшехном театре она сыграла также защитницу здравого смысла и трагическую жертву фанатизма Ребекку Нурс в «Салемских ведьмах» в постановке Изабеллы Цивинской (2007). Дубравская не любила кино, однако сыграла в «Лауреате» Ежи Доморацкого и в «Одиннадцатой заповеди» Януша Кондратюка. Роль Паулины Шиллер в телевизионном сериале «Хвала и слава» по Ярославу Ивашкевичу актриса согласилась играть только из уважения к режиссеру Казимежу Куцу.