Новая Польша 7-8/2016

Что нас не убило, сделало нас сильнее

Польша по-прежнему является третьим в мире производителем яблок после Китая и США. Еще два года назад более половины урожая десертных яблок мы продавали в Россию. Летом 2014 г. Владимир Путин ввел санкции. «Чтобы понять всю драматичность ситуации, в которой оказались польские фермеры, скажу только, что в хранилищах у них осталась треть собранного урожая», — говорит Эберхард Макош, заслуженный профессор Люблинского природоведческого университета. «А были среди них и такие, кто продавал в Россию всё», — добавляет он.

Повислье-Любельское — второй после Груецкого повята садоводческий регион. Здесь выращивается каждое пятое польское яблоко. За счет люблинского хозяйства живут десятки тысяч людей.

Роман из-под села Вжелёвец с 10 гектаров сада ежегодно собирал 250 тонн десертных яблок. Его хозяйство кормило все три поколения семьи: «На оптовой бирже в Люблине я познакомился с Мироном, оптовиком из Казани. Он приезжал ко мне осенью и покупал всё. Расплачивался наличными, так как в России получал за мои яблоки тройную цену». Осенью 2014 г. Мирон во Вжелёвец уже не приехал. Он перестал отвечать на звонки, слух о нем пропал. Фермер вынужден был почти все яблоки за полцены отдать на переработку. Когда Путин вводил эмбарго, Рафал Шмит, председатель компании «FruVitaLand» из села Пётравин (это в пятнадцати минутах езды от Вжелёвца), был убежден, что его фирме ничто не угрожает. В 2012 г. он открыл логистический центр — цех площадью более 8 тыс. кв. метров. Яблоки могли отправляться из Пётравина в течение всего года. «Осень 2014 года была для нас ужасно трудным периодом», — вспоминает Шмит.

Прошло полтора года. Теперь из логистического центра компании ежедневно отправляются пять фур яблок. Они едут в супермаркеты «Петр и Павел», «Леклерк», на оптовый склад «Еврокэш». И так в течение всего года. «Восстановление рынка было тяжелой работой. Шаг за шагом мы находили новых клиентов. Нам помогли общественные акции, «продвигающие» моду на потребление польских яблок. Этому способствовала и реклама польского сидра. В результате мы продаем сегодня внутри страны больше яблок, чем до введения эмбарго. Спасибо за это Путину», — говорит Шмит.

Компания Шмита объединяет 130 хозяйств, которые в течение года собирают 23 тыс. тонн яблок. В Люблинском воеводстве таких кооперативов шесть. После введения эмбарго они объединили силы, создав холдинг под названием «LubApple». Сегодня это второй игрок на польском рынке яблок. Лидером является холдинг из Груеца. По оценкам отрасли, в этом году общий объем продаж польских яблок вместе с экспортом достигнет уровня, который был до эмбарго. Через год он должен быть уже больше.

С председателем компании «FruVitaLand» я разговариваю в 60-метровом кабинете со стеклянными стенами. Виден зал, где сортируются яблоки. Машины моют, взвешивают, измеряют и оценивают фрукты. Сортируют по размеру, форме и цвету. «Это всё потому, что одна сеть магазинов хочет, к примеру, 10 фур яблок диаметром 6,5 см, а другая — 25 тонн диаметром 7,5 см, — говорит Шмит и добавляет — Евросоюз выделил на сортировочный цех больше половины средств. Без этих денег об этой инвестиции мы бы и подумать не могли».

Членом холдинга «LubApple» является также компания «Юзефув Сад», получившая название от местности в Повислье (это в десяти минутах езды от деревни Пётравин). Разговор с ее председателем Рафалом Пуком ежеминутно прерывается телефонными звонками контрагентов. Звонит экспортер яблок, работающий с Казахстаном, поставщик картонных коробок, в которых фрукты переправляются в Испанию, затем — посредник, доставляющий товар в Румынию.

— В прошлом сезоне в это время мы продали в Египет четыре 18-тонных контейнера яблок. Нынче в два раза больше, и это благодаря консорциуму. Мы продвигаемся в бизнесе, поскольку в состоянии реализовать любой контракт. Несколько фур однородного товара? Без проблем. Причем в любой момент. Мы открываем холодильные камеры и в течение нескольких часов высылаем товар клиенту, — говорит Рафал Пук.

В менее выгодной ситуации находятся индивидуальные садоводы, такие как Роман из-под Вжелёвца. Поскольку они лишились российского рынка сбыта, то вынуждены продавать товар на базарах и оптовых рынках. «У нас в деревне до сих пор действует старое правило: ты ни в коем случае не можешь вернуться домой с яблоками в грузовике. Это ужасно стыдно. Вот и представьте себе, почем мне приходится продавать яблоки, если на одном рынке стоят три полных грузовика», — жалуется Роман.

Профессор Эберхард Макош считает, что санкции Путина помогут польскому садоводству: «За многие годы польские садоводы привыкли к не слишком требовательному российскому рынку. Они сосредоточивались на выращивании таких сортов яблок, как айдаред, которые без проблем и без ущерба можно было переправить фурой за две недели в Сибирь. После введения эмбарго мы остались с яблоками, которые трудно продавать остальному миру, поскольку там уже несколько лет господствуют более благородные сорта — более крупные, вкусные, а значит, и более дорогие. Благодаря Путину польские садоводы уже стали переходить на лучшие сорта яблок».

Профессор убежден, что эмбарго приведет к изменению структуры всего польского садоводства: «Его будущее — это большие группы производителей, объединенные в консорциумы. Потому что именно там более низкие затраты на производство и все технические новинки. Только такие фирмы могут высылать в Саудовскую Аравию контейнеровозы, наполненные лучшими в мире яблоками. К сожалению, сегодня в Польше только 15 % садоводов входит в подобные группы. На Западе ситуация обратная. Но эмбарго привело к тому, что тенденция создания групп наметилась».

Своей очереди вступления в компанию «Юзефув Сад» ожидают сегодня пять садоводов. Об объединении думает также Роман из-под Вжелёвца: «Меня всегда раздражало, что придется «скидываться» на зарплату председателя, который ездит на шикарной машине и ничего не делает. Но когда я узнал, что сосед, который вступил в кооператив, уже в апреле продал все яблоки, меня чуть удар не хватил».