Новая Польша 10/2016

Магда Польковская: странствующая сказочница

Фото: Agencja Gazeta

Большинство сказочников устанавливает зрительный контакт со слушателями. Магда же закрывает глаза и забирает людей с собой.

На вечер «Сказок народов мира» я попадаю случайно. Здесь я знакомлюсь с Магдой Польковской, странствующей сказочницей. Предлагаю побеседовать, Магда приглашает меня в дом своих друзей в Мысленице под Краковом. На одеяле играет Нима, которой всего лишь несколько месяцев от роду.

— Мы все время передвигаемся, — начинает Магда. — На поезде, автостопом, на машине друзей. У Нимочки нет ни своей комнаты, ни кровати. Единственный постоянный элемент ее жизни — это я, — добавляет она, кормя дочурку.

Магда изучала антропологию экологии в США, потом преподавала там в университете.

— Очень долго я не знала, что делать в жизни, пока в один прекрасный день мой знакомый не спросил: «Почему бы тебе всерьез не заняться рассказыванием сказок?».

Чуть позже они вместе стали организовывать встречи в подвале дома Магды в Нью-Джерси. Вдохновение черпали в сказках народов Северной и Центральной Америки, Мексики и в посланиях ацтеков. Со временем к этим встречам присоединились музыканты. Так возник «Sacred Theater Collective», или «Священный театральный союз», но еще до того, как проект развернулся как следует, Магда вернулась на родину.

— В родной Гданьск я приехала из-за любви. Любовь прошла, а я осталась, — вспоминает она. Спустя полгода после возвращения в Польшу Магда начала выступать с рассказами. Первые встречи она собирала для друзей.

— Люди приходили, приводили знакомых, потом меня стали приглашать в другие города. Польша очень быстро приняла мои сказки, — говорит она. Теперь уже Магде не приходится ничего организовывать: маршрут прокладывается сам.

Сказки, сочиненные Магдой, связаны с местами, которые она посещала или в которых какое-то время пребывала. Она жила в заповедниках Северной Америки, в Мексике, а также в степях Сибири, куда попала благодаря музыкантам, посещавшим в США ее подвал.

— Еще вместе с отцом Нимы мы ездили с циклом рассказов о южной Сибири. Он играл на инструментах, я рассказывала, — вспоминает Магда.

Нима Умаи — имя тибетского происхождения. Нима означает «солнце», Умаи — «хранительница места, где человек родился». С тех пор как дочь появилась в жизни Магды, она присутствует и на ее выступлениях. Часто засыпает, прижавшись к матери, иногда пробует играть на каком-нибудь инструменте. Специально для нее был сочинен цикл «Авашкылар», то есть сказки матери и дочери. Магда признается, что сказок перед сном она Ниме не рассказывает.

— Многие женщины с рождением детей закрываются в своих домах, а ведь в других культурах ребенок живет в мире взрослых, является его частью. Дети должны видеть взрослых во всех сферах жизни, — объясняет она. — Если бы я оказалась с Нимой запертой в четырех стенах и вынуждена была ждать, пока она подрастет, чтобы вернуться к сказкам, то сошла бы с ума, и моя дочь сошла бы с ума вместе со мной, — говорит она. — Рассказчик — это не профессия, это судьба.

Большинство сказочников, которых знает Магда, устанавливает зрительный контакт со слушателями. Она же закрывает глаза: «Я забираю людей с собой». В Польше сказочники рассказывают для детей, обращаясь исключительно к старым сказкам — классическим или юмористическим.

— Я рассказываю по-польски и по-английски. В польском мне иногда не хватает слов, тогда я придумываю какие-нибудь несуществующие, чтобы передать в речи то, что я хочу выразить, — объясняет Магда. — Сначала появляются отдельные образы. Постепенно, иногда с долгими перерывами. Когда они начинают складываться воедино, рождается сказка.

— На фестивале исполнителей сказок в США я встретила старого сказочника из Африки. Я очень хотела попросить его, чтобы он благословил меня, но стеснялась. Я отважилась лишь подойти, постоять рядом с ним. Другие сказочники сидели вдоль длинных столов, у каждого были свои диски или книги, которые они продавали, у него не было ничего, — рассказывает Магда. — Я хотела уже отойти, когда он обратился ко мне. Положил ладонь мне на голову, он знал, о чем я прошу. «Если захочешь позвать сказку, то сядь под большим деревом и почувствуй, что ты хочешь сказать. Это придет само», — сказал он.

Многие после встреч приходят и благодарят — значит, что-то их задело.

— Сказки — это своего рода церемония, в которой мы участвуем, переживаем что-то вместе, «в стае», — добавляет Магда. В путешествиях ее сопровождает скрипка из Тувы, бубны, трещотки, тарелки или африканская арфа. Все эти инструменты — результат странствий.

— Без инструментов мои истории были бы словно фильмы без музыки.