Акварель «Смерть патриарха Кирилла». Источник: личный архив Даниила Мовчана
Акварель «Смерть патриарха Кирилла». Источник: личный архив Даниила Мовчана

Даниил Мовчан. Гнетущие акварели войны вместо икон

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Известный львовский иконописец Даниил Мовчан больше 20 лет писал иконы. С тех пор как началось полномасштабное вторжение, он рисует впечатляющие акварели на военную тематику. Публикуем рассказ художника от первого лица.

Даниил Мовчан. Источник: личный архив

Я работаю в жанре современного сакрального искусства уже давно, но после 24 февраля перестал писать иконы. Сначала я пытался закончить образ, начатый еще до полномасштабных боевых действий, но это оказалось невозможно: я не нашел в себе ни мира, ни покоя. Война все перевернула с ног на голову — я не смог продолжать делать то, к чему привык.

Мне пришлось впустить ее в себя, чтобы пережить и показать на бумаге окружающую реальность. Взрывы по всей стране и убийства невинных людей породили во мне потребность реагировать на эти ужасы, в частности, с помощью художественных инструментов. Эти акварели (их уже 54) — способ осмыслить войну и как-то найтись в новой реальности.

К акварели я обратился года три-четыре назад, и она до сих пор для меня актуальна, поскольку позволяет передать идею быстрее, чем удалось бы это сделать с помощью других техник. Я задаю форму, но не могу повлиять на конечный результат — некоторые смешивания и перетекания цветов возникают в процессе.

Акварель «К победе». Источник: личный архив Даниила Мовчана

Первую акварель из этой военной серии я назвал «К победе». На ней изображено нападение на сине-желтый дом. Нападение, которое принесло нам горе, трагедию. Но несмотря на то, что Россия пытается нас утопить в крови, дом стоит. И будет стоять.

Художественные композиции отдельных работ появляются не сразу, а только после увиденного, прожитого. Например, «Мариуполь»: там изображена окровавленная женщина, и ее кровь льется на землю.

Акварель «Мариуполь». Источник: личный архив Даниила Мовчана

Какие эмоции я испытываю? Что хочу выразить? Тревогу, боль, грусть, отчаяние. Но это сейчас. А вначале было важно вообще сориентироваться и подобрать хоть какие-то слова для происходящего кошмара.

Акварели. Источник: личный архив Даниила Мовчана

Я верующий, принадлежу к Украинской греко-католической церкви. О чем мне хотелось бы сейчас спросить Бога? Вопросов много. Например, как жить со всем этим горем? Почему так происходит? Насколько долгим будет этот путь? Не только я — миллионы украинцев сейчас носят в сердцах похожие вопросы. Война сильно изменила наш народ. Объединила. В борьбе, в переживании этой трагедии, в помощи другим.

Акварель «Земля». Источник: личный архив Даниила Мовчана

Конечно, я читал слова папы римского Франциска о войне, о «лае НАТО под дверью России». Не хочу даже комментировать, но мне как католику такие слова причиняют боль. Может, в Ватикане просто не очень хорошо разобрались в ситуации. Или на такие шаги их толкает проводимая ими политика. Мне это вообще непонятно. Папа ведь и сам живет под защитой НАТО… Мне горько от этой попытки частично оправдать действия Путина. Хотелось бы более глубокого понимания трагедии украинцев, на которых напали россияне. Более активной проукраинской позиции, поддержки тех, кого реально убивают, кто реально страдает.

Акварель «Патриарх Кирилл». Источник: личный архив Даниила Мовчана

На одной из моих работ изображена смерть патриарха Кирилла: его голова отделена от тела. Что я хотел этим выразить? Что Кирилл — живой покойник. Человек, потерявший человечность. Для меня он не христианин. Кирилл произносит какие-то речи, одевается в патриаршую одежду, но это не делает его ни патриархом, ни человеком, потому что он поддерживает кровопролитие.

Другая акварель представляет Путина в образе змея. Напротив него — воин с сине-желтым мечом. «Конец зла» — так называется работа. Я убежден, что мы дождемся конца войны и конца зла, ворвавшегося на украинскую землю. Впрочем, не уверен, что все прекратится с исчезновением Путина — кроме него в арсенале России есть и другие кадры. Но это не мешает мне думать о том, какой будет моя последняя акварель на тему войны. На рисунке «Победа» я изображу окровавленную фигуру: победа, за которую украинцы воюют на разных фронтах, дается очень большими потерями и разрушениями. Проливается кровь. И всем нам нужно будет с этим жить и восстанавливать Украину, помня о том, что происходит сейчас.

Акварель «Конец зла». Источник: личный архив Даниила Мовчана

Когда война закончится, появятся новые проблемы, и их тоже нужно будет как-то показывать. Я знаю, что переживания, боль и все нынешние чувства повлияют на мое творчество в будущем.

Христианство учит нас прощать, но мы не можем прощать какую-то безликую массу — Россию, Московский патриархат или русскую культуру. Есть конкретные люди, совершающие преступления. И есть конкретные люди, которые их поддерживают. Все они должны понести наказание. И только тогда появится шанс, что, возможно, мы их простим. Я не знаю, насколько долгим будет этот путь, но пока украинцы страдают, говорить о прощении слишком рано.

Акварели. Источник: личный архив Даниила Мовчана

Не могу вспомнить, когда именно я решил заниматься иконописью. Все логичным образом к этому шло, потому что мой отец был художником-реставратором. Я тоже вначале занимался реставрацией, спасал иконы и фрески в церквях и монастырях на западе Украины. Потом решил поступить во Львовскую академию искусств на сакральное искусство.

Сейчас в украинской иконописи скорее копируют старые образцы. Конечно, нельзя сказать, что иконопись совсем не развивается, но темп не такой, как хотелось бы. К сожалению, сказывается то, что во времена Советского Союза этот вид сакральной живописи был запрещен.

Акварели. Источник: личный архив Даниила Мовчана

А сейчас на искусство оказывает влияние агрессивная российская политика. Правда, я как раз мало оглядывался на российскую культуру, а в последние годы вообще не обращал внимания на ее достижения. Теперь у нас появился шанс избавиться от этого влияния и развиваться своим путем. Раньше Россия глушила украинскую культуру, заслоняла ее, поэтому нам сложнее было показать себя миру. Теперь Запад не только замечает нас, но и понимает, что мы хотим донести с помощью своего искусства. И так должно быть — не только во время войны, а всегда. Мы создаем миф сильной Украины. Нынешний виток истории окажет революционное и положительное влияние на развитие нашей культуры.

Искусство, особенно во время войны, помогает переживать, переосмысливать важные события, даже в какой-то мере сообщать правду миру. Вижу даже по своим друзьям и знакомым из-за границы: в том, что я делаю, есть необходимость, так как благодаря моим акварелям они тоже получают информацию о том, что происходит в Украине.

Ко мне уже обращались люди, которые хотели бы приобрести отдельные работы, но я не планирую их продавать – они должны храниться вместе, серией.

Сейчас поступают предложения организовать выставку моих работ, посвященных военной тематике, в Варшаве, Цюрихе, Вене. В скором времени 54 акварели будут выставляться в Вильнюсе. Материалы об этих работах уже опубликованы в Финляндии, Швейцарии и Греции. Кроме того, я сотрудничаю с польским поэтом Дариушем Падо: планируется издание книги его стихов, которая будет проиллюстрирована моими военными акварелями.

Перевод с украинского Ольги Чеховой

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Олена Мищенко image

Олена Мищенко

Журналистка, теле- и радиоведущая. Живет в Варшаве с 2017 года. Стипендиатка польско-американской программы имени Лейна Киркланда, во время…

Читайте также