ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• В канун Дня независимости 93 летняя Ирена Сендлер была награждена высшей польской наградой — орденом Белого Орла. Во время войны она спасла из варшавского гетто 2,5 тысячи еврейских детей и помогла им найти убежище на «арийской стороне». Об этом говорил один из спасенных, известный литературовед Михал Гловинский: «Максима, ставшая девизом израильского института Яд-Вашем, гласит: спасший одну жизнь спасает мир. Пани Ирена спасла от гибели 2500 детей и немалое число взрослых. Сколько же миров она спасла! Она героиня и светская святая».

• Завершающий свою дипломатическую миссию в Польше посол Израиля Шевах Вейс получил награду «За заслуги перед польской культурой». «Этот необыкновенный человек выполнил здесь миссию, вышедшую далеко за рамки роли посла», — сказал министр культуры Вальдемар Домбровский. В ответном слове Шевах Вейс отметил: «Я мог выбрать любую столицу, Берлин или Москву. Но я сказал, что хочу в Варшаву, ибо чувствую себя делегатом моего истребленного народа. Эта миссия связана с нашей общей историей».

• Председатель польского ПЕН-Клуба Владислав Бартошевский вручил Янушу Красинскому премию за творчество в целом. Красинский, бывший солдат Армии Крайовой, узник Освенцима и жертва сталинских репрессий (он просидел в лагерях девять послевоенных лет), — автор книги воспоминаний «Дань серого дня». Однако самую большую славу принесли ему театральные пьесы — прежде всего «Вышка» и «Завтрак у Дездемоны».

• Владислав Копалинский, автор «Словаря иностранных слов и выражений», «Словаря мифов и культурных традиций», «Словаря событий и понятий ХХ века» и ряда других словарей, — сегодня самый выдающийся польский лексикограф. Однако в 96 ю годовщину со дня его рождения издательство «Муза» напомнило о его прежнем творчестве, выпустив сборник фельетонов, которые он когда-то печатал в газете «Жиче Варшавы». Сборник называется «Мой друг Идзи». «Для нужд фельетонов, — пишет Кшиштоф Маслонь, — Копалинский создал персонаж по имени Идзи (...) который произносит монологи на всевозможные, на первый взгляд оторванные от жизни темы. Сегодня чтение монологов этого „интегрального оптимиста” вызывает ностальгию по чему-то благородному — может быть, не более прекрасному, но уж наверняка более мудрому». Автор же следует принципу, согласно которому «фельетон, устремляясь за изменчивой, мерцающей жизнью, не может придерживаться какого-то одного образа мышления. Его основа — здравый смысл».

• Лексикографическим событием стал «Потяжный словарь самого современного польского языка» Бартека Хацинского — книга, посвященная языку юных поляков, без знания которого, пожалуй, невозможно войти в Интернет и пообщаться в одном из чатов. «Хотя Хацинский хорошо понимает молодежный польский, — пишет рецензент «Газеты выборчей», — он в совершенстве знает и язык постарше. В своем словаре он показывает, что эти неологизмы — отнюдь не дело рук неизвестно откуда напавших на нас варваров, но продолжение культурной эволюции (...) однако я, признаться, мечтаю о том, чтобы Хацинский написал вторую часть своей книги (...) с противоположной отправной точкой — словарь старого польского языка для тех, кто пользуется молодежным».

• Все чаще серьезные «взрослые» издательства печатают книги очень молодых авторов. Примером, придавшим издателям смелости, послужил крупный успех 19 летней Дороты Масловской («Польско-русская война под бело-красным флагом»). Знаменательно, что на рынке появляются все более молодые дебютанты. Пожалуй, самая молодая из них — 15 летняя Магда Михаловская, чья книга «Третий невинный» недавно увидела свет. «Конечно, это не шедевр, — пишет критик, — но от романа Магды исходит тепло родного дома, которого нет в книгах поколения „ничто”. Это хорошая книга для молодежи».

• Присуждаемую редакцией газеты «Жечпосполита» премию им. Юзефа Мацкевича получил Марек Ян Ходакевич за книгу «Эйшишки. Кулисы инцидентов, эпилог польско-еврейских отношений на восточных окраинах. 1944-1945. Воспоминания, документы, публицистика». Ходакевич — гражданин США, эмигрировавший из Польши в 1982 году. Защитил докторскую диссертацию в нью-йоркском Колумбийском университете. Занимается проблематикой польско-еврейских отношений, которой посвящена и награжденная книга.

• В Варшаве прошла XII Ярмарка исторической книги. Выбор был огромен: 70 издательств представили около 1300 наименований книг. В связи с этим рецензент газеты «Жечпосполита» написал: «Историческая литература — самая читаемая в Польше. Согласно исследованиям, такого рода книги предпочитают 36% читателей». Среди самых популярных авторов — Богуслав Волошанский со своими книгами о тайнах II Мировой войны, Зигмунт Кубяк, столь необычно описывающий античный мир, а также Норман Дэвис, автор «Божьей игры» — книги, посвященной истории Польши. Темой его последней, изданной пока только по-английски книги стало Варшавское восстание и одинокая борьба повстанцев с немецкими оккупантами. Стоит добавить, что присуждаемую на ярмарке премию Клио получил (посмертно) Антоний Мончак за книгу «Неравная дружба». Тем временем главным хитом года стала книга Юзефа Хена «Мой друг король» — облеченная в литературную форму история последнего короля Польши Станислава Августа Понятовского.

• «Безмолвные, непокоренные. Катынская повесть» — так называется последний роман Влодзимежа Одоевского («Все засыплет, заметет», «Оксана»). Книга в известном смысле была написана по заказу Анджея Вайды, искавшего литературный материал для фильма о Катыни, поэтому «в ней много неожиданных сцен и сюжетов, идеальных для кино», — пишет рецензент «Газеты выборчей» Павел Фелис. Однако роман, посвященный катынскому преступлению, рассказывает не о самом преступлении. «Одоевский пишет о том, — продолжает Фелис, — как оно воздействует на память людей, не прошедших через эту трагедию». Сам автор в этой связи сказал: «Когда-то я уже писал, чем литература отличается от документальной прозы: она задевает более глубокие пласты восприятия, в большей степени склоняет к размышлениям, надолго западает в память читателя».

• Как обычно, после вручения премии «Нике» в списке бестселлеров произошла небольшая «смена караула». На первое место вышел лауреат этой премии Ярослав Марек Рымкевич со своим сборником стихов «Заход солнца в Милянувеке». Далее следуют Рышард Капустинский с «Автопортретом репортера», а также книги Януша Л. Висневского очень необычного интернетного происхождения: «Одиночество в сети» (в оригинале «[email protected]ść w sieci») и «Мартина». Между тем «Жечпосполита» опубликовала список писателей, чаще всего издававшихся после 1944 года. Среди польских авторов бесспорно лидирует Генрик Сенкевич. Следующие места заняли Ян Бжехва, Мария Конопницкая, Болеслав Прус и Юзеф Игнаций Крашевский.

• «Роберт Музиль сказал, что молодым людям всегда нравится искусство их сверстников. В этом нет ничего удивительного, все так и должно быть — ведь их искусство отражает их времена. Только вот бывает печально, если эти времена скверные, — написал в книге о выдающемся польском актере Збигневе Запасевиче («Защитные цвета», «Горячка») режиссер Эрвин Аксер. — Если человек сформирован лучшими временами, а попадает в скверные, он бывает грустным, и тут уж ничего не поделаешь. По-моему, именно в этом и заключается проблема Збышека. Он бывает грустным». Книга называется «Запасные маски».

• В декабре исполнилось 50 лет со дня смерти двух, пожалуй, самых читаемых польских поэтов послевоенного поколения. Юлиана Тувима и Константы Ильдефонса Галчинского разделяло почти все, а объединяло лишь одно: к ним обоим применимо столь модное сегодня слово «культовый». Годовщина Тувима была отмечена экспрессивной радиопостановкой его поэмы «Бал в опере» и двухдневной научной сессией, организованной совместно Музеем литературы и Варшавским университетом. Галчинский, как всегда строптивый, попал в театр. В спектакле Ежи Сатановского «Улица шарлатанов» молодые артисты, лауреаты конкурсов актерской песни, исполнили прекрасные лирические стихотворения поэта, положенные на музыку. «Мой спектакль, — сказал Ежи Сатановский, — это рассказ о судьбе художника, поэта настроений и очарования, пленяющего все новые поколения читателей и слушателей».

• Два польских режиссера, о которых в последнее время говорят особенно много: Кшиштоф Варликовский и Гжегож Яжина, — недавно вынесли на суд публики два очень необычных спектакля. Варликовский поставил спектакль классика еврейского театра Шимона Ан ского «Дибук». Он готовил эту постановку для фестиваля в Авиньоне — когда же тот провалился, показал ее во вроцлавском «Диалоге», а затем в Варшаве. Варликовский соединил пьесу Ан ского с произведениями Ханы Краль. В результате получился спектакль, о котором Тадеуш Соболевский пишет: «Ошеломляющую перспективу открывает соединение в рамках одного спектакля — без антракта, в одном и том же актерском составе и сценографии — двух разных пьес, двух различных по своей материи текстов, написанных в эпохи, разделенные рубежом Катастрофы, которая, как считали некоторые, повлекла за собой смерть не только человека, но и Бога. В спектакле Варликовского человек и Дибук, т.е. в каком-то смысле человек и Бог (...) встречаются в новом театре, в новом межчеловеческом ритуале». Гжегож Яжина поставил на варшавском Центральном вокзале пьесу Джорджа Ф. Уокера «Рискни всем». «Однако речь идет не об экскурсии на Центральный вокзал — эту крупнейшую в Варшаве человеческую свалку, — пишет Роман Павловский, — а о художественном комментарии к цивилизации современного мегаполиса, о третьесортной действительности, в которой перемалываются стереотипы массовой культуры, телевидения и кино, а героями становятся человеческие отбросы. Яжина усилил эту культурную свалку и довел ее до абсурда».

• Необычную интерпретацию чеховского «Платонова» представил Польский театр из Познани. Режиссер Петр Крушинский полностью перенес действие спектакля в польскую действительность. Как пишет критик Марек Микос, в постановке Крушинского «все переживают банкротство (...) Опомнится ли кто-нибудь после этого, или просто начнется новый кон? Об этом мы задумываемся, когда на наших глазах рассыпается очередная империя подлости (...) И дело тут не в политических играх — необходимо коренным образом изменить сознание каждого из нас. Именно тогда становится ясно, для чего нужен театр».

• Овацией стоя завершилась берлинская премьера «Пиковой дамы» Чайковского, которую польский режиссер Мариуш Терлинский перенес «в мир почти точь-в-точь из немецкого экспрессионизма (...) Это трудная, требующая от актеров адовой работы, психологически конденсированная постановка, в которой истинный театр соединяется с истинно великой музыкой». Успеху спектакля способствовал и замечательный тенор Пласидо Доминго в роли Германа.

• Два самых известных современных польских композитора: Кшиштоф Пендерецкий и Генрик Миколай Гурецкий — одновременно отметили свое 70 летие. «Кшиштоф Пендерецкий родился в Дембице 23 ноября 1933 года. Он начинал как убежденный авангардист, но с течением времени перешел на классические позиции, — пишет Яцек Хаврилюк. — На II конкурс молодых, организованный в 1959 г. Союзом польских композиторов, он анонимно послал три своих произведения. Все три были награждены». Торжественные концерты в честь юбилея Пендерецкого прошли в Катовице и Варшаве. «День рождения Пендерецкого и 50 летие его творческого пути отметило также Польское радио (...) На концерте был исполнен секстет юбиляра и фортепьянный квинтет „Форель” Шуберта. 70 лет между sacrum и profanum — в этом весь Пендерецкий». Генрик Миколай Гурецкий родился 6 декабря 1933 года. Изучал композицию в катовицкой Музыкальной академии, а в 70 е годы стал ее ректором. Его раннее творчество было связано с авангардом. Затем пришло время редукции, упрощения звучания и наконец обращения к прошлому, к монументальным формам и религиозным текстам. По случаю юбилея в Катовице состоялся «Марафон творчества Гурецкого». «Этот необычный проект, — пишет Анджей Хлопецкий, — был осуществлен Национальным симфоническим оркестром Польского радио совместно с приглашенными коллективами, солистами и дирижерами. Марафон транслировался по II программе Польского радио с 10 утра до полуночи. Почти все произведения Гурецкого на выбор».

• Почетное звание Человека пограничья в этом году присвоено эстонскому композитору Арво Пярту. По словам критика «Газеты выборчей», «его творчество сродни созерцанию. Его произведения, построенные из звуков, подражающих звучанию колоколов, очаровывают». До сих пор звания Человека пограничья удостаивались польский поэт, знаток цыганской культуры и популяризатор творчества Бруно Шульца Ежи Фицовский и литовский поэт, переводчик и историк литературы Томас Венцлова.

• «На этом фестивале нет помпезности, напыщенности и снобизма, которые обычно сопутствуют подобным мероприятиям. Нет роскоши, фейерверков и красных ковровых дорожек. Зато есть прекрасная атмосфера, огромная энергия и сердечность, которые запоминаются надолго», — пишет Барбара Холлендер о лодзинском фестивале операторского искусства «Camerimage». Правда, во время фестиваля лучшим операторам ежегодно присуждаются «Золотые лягушки», но в Лодзи вместо типичного для фестивалей духа соперничества царит редкое в наши дни бескорыстие встреч людей кино. В этом году в Лодзь приехали, в частности, Джеймс Айвори, Дэвид Линч и Питер Вейр. Главная же премия нынешнего XI фестиваля «Camerimage» отправилась в Бразилию — ее получил Цезарь Чарлоне за съемки фильма «Город Бога».

• «В Польше власть над местными культурными учреждениями находится в руках органов местного самоуправления. Означает ли это, что они могут делать с культурой что хотят?» — вопрошает одна из лучших в Польше специалисток по современному искусству Дорота Ярецкая. Все началось с того, что суд вынес художнице Дороте Незнальской вступивший в законную силу приговор за оскорбление религиозных чувств на основании выставленного ею произведения. «Приговор по делу Незнальской, — пишет Ярецкая, — изменил культурную жизнь страны. Он придал смелости местным политикам, вмешивающимся в дела галерей, а у галерей отбил охоту рисковать (...) Как показывает множество примеров, местные власти все более самовольно управляют культурными учреждениями, считая их почти что своей собственностью».

• Победительницей организованного «Дойче-банком» и галереей «Захента» конкурса на лучшего молодого творца 2003 года стала Эльжбета Яблонская. Яблонская, автор инсталляций и перформансов, живет в Быдгоще и преподает в торунском Университете им. Николая Коперника. «Ее творчество, — пишет Агнешка Ковальская, — это остроумный комментарий к статусу и роли женщины в Польше. Наиболее известен созданный Яблонской и размещенный в прошлом году на рекламных щитах „Внешней галереи АМС” образ Суперменки, в которую воплотилась она сама». Получив премию, Эльжбета Яблонская зачитала текст, написанный совместно восемью выдвинутыми на премию и осуждающий любые проявления цензуры в искусстве.

• Действующий при польских журналистских организациях Совет по этике СМИ опубликовал заявление, в котором, в частности, говорится: «В Польше журналистские расследования уже давно стали важнейшим фактором гражданского контроля общественной жизни. Нашим коллегам, специализирующимся в этой области — часто с риском для собственной безопасности, — мы обязаны раскрытием (...) явлений, наносящих вред государству и развитию демократии (...) Мы хотим выразить нашу признательность тем, кто занимается этим, и призвать их к осмотрительности и упорству, ибо мы убеждены, что журналистские расследования — одна из основных обязанностей средств массовой информации».

• В декабре в Польше появился новый телеканал. По каналу «Кино-Польска» [«Кино-Польша»] будут идти исключительно польские фильмы. «Канал, показывающий фильмы польского производства, — пишет Вадим Макаренко, — это культурное событие. „Кино-Польска” может стать новым форумом польских кинематографистов и критиков. Кроме того, в программе канала есть постоянное место для независимого кино».

• Вновь решается судьба Театра телевидения — самой большой и популярной польской театральной сцены. После ухода прежнего директора Яцека Векслера «у правления ТВП не оказалось никаких планов на будущее театра, который считается флагманом миссии государственного телевидения по развитию культуры», — пишет «Жечпосполита». Между тем две последние премьеры («19 й меридиан» Юлиуша Махульского и подготовленный Ольгой Липинской к юбилею Константы Ильдефонса Галчинского монтаж его текстов под названием «Я не боюсь братьев Роек») получили признание критики и собрали перед телеэкранами многомиллионную зрительскую аудиторию.