ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• «В этой стране, где все идет наперекосяк, нам удалось вырастить поколение людей, которые умеют и думать, и веселиться», — заявил Юрек Овсяк после окончания последнего фестиваля рок-музыки «Остановка Вудсток-2005». «Овсяк создал психосоциальный заповедник, — комментирует социолог Яцек Кужемпа. — Здесь предают забвению политические споры, взаимные претензии, шовинистические предрассудки. Пусть даже ненадолго... Овсяк предлагает лекарство от тревог молодежи, дает им иллюзию, что существует иной мир... Он дает им возможность разрядить накопившиеся разочарования, и делает это превосходно». Добавим, что «Остановка Вудсток» — это, пожалуй, самый крупный в Европе музыкальный фестиваль под открытым небом, на который в этом году съехалось около трехсот тысяч человек. Главным образом из Польши, но в этом году в фестивале впервые участвовала большая группа молодых немцев. Это и понятно: группы из Германии были музыкальными звездами фестиваля, который проходил уже в одиннадцатый раз. У его молодых участников общие ценности, ставшие девизом фестиваля: любовь, музыка, дружба. Молодежь подчеркивает, что на фестивале Овсяка чувствуешь себя в безопасности, что подтверждают также сообщения полиции.

• Польская современная музыка царила на премьерном фестивале в Катовице, где впервые были представлены самые свежие произведения отечественных композиторов. «Семь концертов, 29 первых в мире исполнений, шесть первых — в Польше, никаких повторений, — пишет рецензентка «Тыгодника повшехного». — Какова (...) современная польская музыка? Фонтанирующая новыми идеями, ищущая и находящая, блестяще концертная, продолжающая славные традиции религиозного хорового искусства. И во всей этой разнородности — нередко просто великолепная. Но больше всего радует тот факт, что польская музыка избавилась от синдрома «соломенного огня»: быстро вспыхивающих талантов в молодом поколении и традиционалистской скуки — в старшем. Ибо на фестивале были представлены работы зрелых композиторов в возрасте около 50 лет». Героями прошедшего в первый раз «Фестиваля премьер» были Кшиштоф Китель, Петр Мосс, Тадеуш Велецкий, Магдалена Длугош, Павел Мыкетин, Богуслав Шеффер, Миколай Гурецкий.

• Свое 60-летие празднует один из самых давних непрерывно действующих фортепьянных фестивалей в мире — Шопеновский фестиваль в Душниках. В этом году он открылся сольным концертом Григория Соколова, а вслед за ним выступали музыканты, известные по своим памятным выступлениям на варшавских Шопеновских конкурсах (Станислав Бунин, Филиппе Джузиано, Данг Тай Сон) и победители состоявшихся в этом году конкурсов молодых исполнителей им. Ван Клиберна и Чайковского (в Москве) и им. Артура Рубинштейна (в Тель-Авиве).

• «В течение всего года зрители приходят в театр, — пишет рецензент еженедельника «Политика», — а летом, в сезон каникул и отпусков, наоборот: театр приходит к зрителю. Эта надо понимать буквально: спектакли показывают на улицах, автомобильных стоянках, городских площадях и в парках». Фестивалей и ретроспектив действительно немало, на протяжении всего лета есть что посмотреть и куда поехать, а Варшава просто бурлит от театральных представлений, которые разыгрываются почти в каждом уголке столицы. В этом году начали функционировать сады Фраскати, где нашел себе гостеприимное прибежище Международный фестиваль садово-парковых театров.

• Две постановки «Гамлета» оказались самыми интересными событиями уже девятого по счету Шекспировского фестиваля в агломерации городов Гданьска, Гдыни и Сопота (т.н. Тригороде), организованного фондом «Theatrum Gedaniensis». «Гамлет» из Тель-Авива «насквозь пронизан идеей, — пишет Ян Бонча-Шабловский, — что государство, погрязшее в грехе и безнравственности, неминуемо погибает». История Принца Датского в постановке Генрика Кляты — это, по словам того же критика, «повествование о распаде ценностей, без которых не было бы свободной Польши. Это горький диагноз, поставленный обществу, которое уже немногое помнит из идеалов Августа 1980 го». Добавим, что этот спектакль идет на территории Гданьской судоверфи, сегодня превратившейся в опустелую колыбель «Солидарности». Большой интерес у зрителей вызвал также московский спектакль «Три сестры», который, несмотря на название, не имеет ничего общего с Чеховым, а рассказывает... о трех дочерях короля Лира.

• Большой успех на Авиньонском театральном фестивале в этом году выпал на долю спектакля «Крум» Кшиштофа Варликовского. Варликовский приезжает в Авиньон третий год подряд — там он нашел признание как один из самых выдающихся европейских театральных режиссеров. Его театр критика назвала «продолжением театра видений, начало которому в Польше положили Мицкевич и Выспянский», а публика, поднявшись с мест, устроила овацию.

• Лето в кинематографе — это также прежде всего фестивали, на которых показы старых фильмов состязаются с предпремьерными просмотрами блокбастеров нового сезона, однако коммерческое кино, как правило, уступает место фильмам с более высокими творческими запросами. В перенесенном из Казимежа-на-Висле в Торунь (тоже, впрочем, на Висле) фестивале «Кинолето» наряду с конкурсными просмотрами стоит упомянуть о ретроспективе, приуроченной к 30 й годовщине комедии-гротеска «Монти Пайтон и святой Грааль» и иллюстрирующей творческий путь группы английских авторов-абсурдистов. В Казимеже, где торжественно открылся новый фестиваль под названием «Горячие темпераменты», триумфально выступал Ежи Штур (на встречах со зрителями и в фильмах Кшиштофа Кеслёвского), а одним из важнейших событий стал показ на кинорынке фильма «Безудержный» венгерского режиссера Марты Месарош, рассказывающего о последних двух годах жизни Имре Надя, — с Яном Новицким в роли венгерского революционного политика. В свою очередь в Любомеже, городке, где когда-то Сильвестр Хенчинский снял комедийный триптих «Свои люди» и где с того времени кино в особом почете (есть даже свой музей кино), ежегодно проходит фестиваль — разумеется, кинокомедий.

• Однако самым интересным со всех точек зрения фестивалем нужно считать организуемые уже в пятый раз в Тешине встречи под названием «Эра — Новые горизонты». В этом году в его программу были включены почти все громкие премьеры сезона, еще не вышедшие в прокат, а также множество документальных и экспериментальных фильмов, которые никогда не появятся на больших экранах. Событием стала также ретроспектива творчества Райнера Вернера Фасбиндера, уже умершего режиссера, принадлежавшего к тогдашней западногерманской «новой волне». «Любопытным образом, — пишет об этих встречах Павел Т. Фелис, — здесь столкнулась радость от просмотра фильмов с постоянно возвращающимся раздумьем о смысле кинематографа, его чуде и, тем не менее, определенной извращенности... Зарубежным гостям нравится программа — фильмы высокого художественного уровня, разнородные, тщательно выисканные на лучших мировых фестивалях». Ничего удивительного в этом нет, поскольку составляет программу фестиваля Роман Гутек, лучший в Польше специалист в этой области и великолепный знаток всего, что происходит в кинематографии во всем мире.

• В списке бестселлеров все более высокие места занимает «Павлин королевы» Дороты Масловской. Тем не менее журналист Анджей Ростоцкий, автор колонок в «Тыгоднике повшехном» и «Жечпосполитой», пишет об этой книге так: «Наверное, я все-таки полный идиот. Я не в состоянии обнаружить здесь те ценности, которые видят в ней коленопреклоненные рецензенты. Ибо для социолога констатация, что жернова массовой культуры перемалывают всё и вся, представляется малооригинальной». Кроме того, в первую десятку польских бестселлеров вошла повесть Катажины Грохоли («Индивидуальность ночной бабочки») и целых три книжки из «плодовой» серии издательства Прушинского, в которой все книги посвящены перипетиям женских судеб. То есть снова женщины впереди. В литературе, не относящейся к художественной, мы находим книгу знаменитого сатирика Станислава Тыма «Лез около козёл. Произведения, избранные из корзины», о которой критик пишет: «Если бы Станислав Тым решился на клонирование, то глупость, с которой он борется, быть может, ушла бы в глухую защиту. Это не сатира — это просто необходимая терапия для тех, кто не хочет окончательно свихнуться».

• Миновала первая годовщина со дня смерти Чеслава Милоша. В Кракове, на доме, где он жил, была открыта мемориальная доска. Остальные намеченные мероприятия еще предстоит реализовать: в частности, должен выйти в свет том последних, еще не публиковавшихся стихотворений поэта».

• «Ник Карпинский, американец польского происхождения, содержащийся в закрытой психиатрической клинике, рассказывает своему врачу подлинную (по его словам) историю жизни супруги президента Польши. Бурный диалог между психиатром и его пациентом — композиционная ось романа, а их спор касается деликатной материи — современного сознания», — пишет Эльжбета Савицкая о последней книге Стефана Хвина «Жена президента». «Этот роман, — пишет Дариуш Новацкий, — относится к жанру «political fiction»... Хвин глубоко видоизменил уже существующую жанровую форму... Это «political fiction» с философскими амбициями, попытка соединить приключенческую фабулу с элементами морального трактата». Сам Хвин комментирует: «В моей последней повести я опираюсь на материалы из архива одного знакомого психиатра. Это поразительные тексты пациентов, в которых удивительным образом отражались события в Польше и остальном мире».

• «Он был одним из самых выдающихся польских скульпторов последней половины столетия, — пишет о Владиславе Хасёре Петр Сажинский. — И не только из-за самого творчества, которое многие считают новаторским. Еще и потому, что помимо его воли это творчество переплеталось с политикой, с судьбами страны». Крупная индивидуальная выставка работ Владиславе Хасёра открылась в варшавском Национальном музее. Куратор выставки Анна Жакевич написала: «Хасёр был скульптором, который глубоко изучил и творчески развил жанр, называемый ассамбляжем. Он создал свои знамена — наполненные глубинными смыслами произведения, находящиеся на грани между скульптурой и уникальной тканью. Он был автором необычайных памятников с использованием природных стихий — огня, воды и воздуха».

• Очередной, уже 15-й по счету Фестиваль еврейской культуры в Казимеже, бывшем еврейском квартале Кракова, снова привлек сотни авторов и исполнителей и тысячи зрителей со всего мира. «Хотя в программе фестиваля, — пишет Анна Бугайская, — было множество интересных выставок, мастер-классов и встреч, как всегда, самым сильным его элементом была музыка. В Краков приезжают самые выдающиеся еврейские музыканты... Директор фестиваля Януш Макух каждый год приглашает в Казимеж все новых и новых артистов, а исполнители, известные по своим предыдущим выступлениям, возвращаются сюда только с новыми проектами... В лучшем концерте фестиваля выступил Джошуа Нельсон, чернокожий иудей, который на мелодии негритянских спиричьюэлс поет тексты еврейских молитв и псалмов. Вместе со своим музыкальным ансамблем и хором, столь же красочным, как он сам, он заставил слушателей быть вне себя от восторга. Он исполняет уникальную музыку, которую он сам называет «кошерный госпел»... Когда начинался заключительный концерт, площадь в самом центре краковского Казимежа была уже переполнена... Люди сидели на окнах и на крышах, танцевали перед сценой и за ней, на лестницах синагог и в маленьких переулках».

• В архитектурном конкурсе на лучший проект Музея истории польского еврейства, который должен быть сооружен в Варшаве в самом сердце прежнего гетто, победу одержал проект двух финских архитекторов (Илмари Лахдельма и Райнера Махламяки). «Музей... будет одним из самых современных не только в Польше, но и в Европе, — пишет репортер. — Его мультимедийная экспозиция станет огромным повествованием о почти тысячелетней истории польских евреев». Открытие музея намечено на 2008 год.

• 50 летие своего существования празднует варшавский Дворец культуры и науки — «дар народов Советского Союза». И хотя в свое время он, несомненно, смотрелся в столице архитектурным диссонансом, а под его площадку были снесены целые кварталы старых районов, сегодня он стал почти символом Варшавы, без которого уже трудно себе представить панораму столицы. Кроме того, он «неожиданным образом, — как пишет Дариуш Бартошевич, — оказался созвучным капитализму и новым временам. В нем уже размещалось казино и универмаг. Сейчас он играет роль коммерческого офисного здания. Внутри есть банк, почта, многозальный кинотеатр, клуб и ресторан. Дворец по-прежнему остается важнейшим в столице центром съездов и конгрессов, там размещаются самые крупные концертные залы. Этот памятник соцреализма уже зарабатывает на себя сам». Надо полагать, в эпоху быстро развивающегося польского капитализма это самый большой комплимент «сталинскому» высотному зданию. А вдобавок — то, что люди позабыли, что он был когда-то символом подчиненности и порабощения.