Стихотворения

Рост (180)

 

Открыть окно, выйти на лестничную клетку,

выйти в плюс. Дискриминировать минусовые

температуры, проклинать иней

на лобовых стёклах «ситроенов».

Любить белый праздничный пух

(дети любят зиму, как она есть),

принудительно чистить вербы

от сажи пустых надежд. Взрослеть, чтобы раздвинуть

горизонты в рамках добротных

полотен, культовых имён

артистического мирка. Гнать

улиток прочь из раковин, особенно за то,

что они так долго сохнут на

подошвах. Выйти в плюс,

рвануть вперед (назад

повернуть трудней). От страха,

как бы не сузились сосуды, сеять

ненависть к гусиной коже. Выбрать

верный курс — на

Запад.

 

 

Песнь о рецессии Поэзия — снижение ВВП, перекованноев успех. Цена проколки пупков,носов (или, вот ужас-то, срамных губ).Стихи как налог, крест экономики,кроссворд на тему витальных сил, диет-кефирчик.По яблоку каждому ученику. Поэзия — минимизация прибыли при максимизациизатрат. Красивые безработные, двадцатилетний«ниссан» (смог в горле тех, кто тешитсяутренним джоггингом). Стишата — пугалаиздательств. Тощие мальчики, отсутствующиедевочки — вечная мука бедных бизнесменов.  Неравенство уравнивания Прямая, похоже, не бывает, прямая, похоже, не бывает ровной,когда кривая отсекает девяностодевять процентов, для которыхпрямая — последний рубеж. Просто — быть одним, просто — быть одним из ста,даже несмотря на девяносто девять процентовкривых взглядов, особеннокогда между нами кружит прямаявертикаль. Просто — быть однимиз ста, держать горизонтальв кобальтовой уздекартинок, особенно когда культураСША утверждает прямое равенство. Просто — ходить по прямой США, просто — ходить по прямой США, необращая внимания на высохшие пятна крови злыхиндейцев. Кривая дождя рассечётСан-Паулу, Столчин, гданьское Дольне Място,Новую Гуту и Сен-Дени, мынакапаем в банку две-три слёзки,ну и, может, ушли бы, если бне этот шлак, а ржаной хлебеци маффины остывают, будут холодные,но я обещаю, что посмотрю тот документальный фильм про Корею.  Подконтрольные появления В Зоологишер-Гартен появился на светслонёнок. И сразу угодил в атриум,в тепло, под объективы. Ты появился насвет в Вейхерове, если не в Валбжихе.Твой плач — он был еще откровенней — развлёктолпу в центральной клинике, а теперь я: я — премьер — перенесу всебольницы в Варшаву, все Варшавыперенесу к вам и построю патио,где найдётся место для любогокостра. Вместе с Радой мы будем охотитьсяна слонов, панд и эндемиков, а под конеця сам себе устрою революцию, чтобпередать вам власть, подконтрольную моимклевретам и их доносам, изустным и заочным. Осядет похоть и пыль, мы встретимся на игровойплощадке, где упокоены все матери и бабкииз песка. Ты мне покажешь ключи от «ауди», я тебе —снимки моих сыновей, и начнется аукцион:на торги будет выставлена лучшая в городезоо-компания*. 
Быть статистом Протиснись под столбы.Внедрись между столбиками ограды.Между глыбами города —в его треугольники и квадраты; упадипод колёса, дай себя унести, вынеси графики идиаграммы. Жмись по углампод банковскими ударами клавиатуры.Слушай, как санитарная карета спешит на помощьголодным глазам, зажигаетокна на бетонном щите.Реанимирует цикадный стрёкот забытых ламп накаливания.Смотри, как сбрасывают кожу,плотные слои эпидермиса исерпантин париков. Наблюдай,как берут напрокат костюмы. Чужих пташек, анкеты.Как держатся за тушь и за туши, заручки и перья. За экскурсии иотношения в интервалах18-25 и 26-30. Код 0-22.

 

Перевод Андрея Базилевского