ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• “При­ми­ре­ние, лю­бое при­ми­ре­ние тре­бу­ет тру­да, уси­лий, тер­пе­ния и, глав­ное, бо­лее ши­ро­ко­го взгля­да на ис­то­рию, а не од­ной толь­ко бо­лез­нен­ной ис­то­ри­че­ской па­мя­ти, — го­во­рил про­фес­сор Збиг­нев Бже­зин­ский на тор­же­ст­ве по слу­чаю при­суж­де­ния ему “Га­зе­той вы­бор­чей” зва­ния “Че­ло­век го­да”. — Дру­зей сле­ду­ет убеж­дать в сво­ей пра­во­те, а не от­тал­ки­вать их с по­зи­ции мо­раль­но­го пре­вос­ход­ст­ва. Что­бы со­хра­нить и уп­ро­чить оп­ти­маль­ное по­ло­же­ние, тре­бу­ет­ся так­же поль­ское го­су­дар­ст­во, со­зна­тель­но ук­ре­п­ляю­щее в об­ще­ст­ве де­мо­кра­ти­че­скую куль­ту­ру”. В обос­но­ва­нии от­ме­че­но, что Збиг­нев Бже­зин­ский на­граж­ден за за­слу­ги в де­ле вос­ста­нов­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти Поль­ши, ук­ре­п­ле­ния на­шей де­мо­кра­тии и по­мощь в от­стаи­ва­нии поль­ских го­су­дар­ст­вен­ных ин­те­ре­сов. “Га­зе­та вы­бор­ча” при­суж­да­ет зва­ние “Че­ло­век го­да” уже в вось­мой раз — все­гда в го­дов­щи­ну со­зда­ния га­зе­ты, впер­вые по­явив­шей­ся на рын­ке 17 лет на­зад и став­шей пер­вым не­за­ви­си­мым и офи­ци­аль­но вы­хо­див­шим пе­чат­ным ор­га­ном в стра­нах вос­точ­но­го бло­ка. В этом го­ду юби­лей “Га­зе­ты” со­про­вож­дал­ся дис­кус­сия­ми на те­мы “Рос­сия Сол­же­ни­цы­на” и “Ис­лам в Ев­ро­пе”.

• Пре­мию им. Яна Но­ва­ка-Езё­ран­ско­го по­лу­чил в этом го­ду Ста­ни­слав Шуш­ке­вич, фи­зик по про­фес­сии, член Бе­ло­рус­ской Ака­де­мии на­ук и пер­вый пре­зи­дент не­за­ви­си­мой Бе­ло­рус­сии, в на­стоя­щее вре­мя пред­се­да­тель од­ной из са­мых силь­ных оп­по­зи­ци­он­ных пар­тий в этой стра­не — “Гро­ма­ды”.

• Фес­ти­валь “Два те­ат­ра”, оце­ни­ваю­щий те­ле­ви­зи­он­ные и ра­дио­спек­так­ли, про­во­дит­ся уже шесть лет. В этом го­ду его лау­реа­та­ми ста­ли: “Юлий Це­зарь” Шек­спи­ра в по­ста­нов­ке Яна Энг­лер­та, спек­такль, про­зву­чав­ший как от­клик на со­вре­мен­ные за­ня­тия по­ли­ти­кой, и ра­дио­спек­такль “Где же этот де­ше­вый тор­го­вец?” Али­ции Бы­ков­ской-Саль­чин­ской (пье­са на­пи­са­на спе­ци­аль­но для ра­дио) в по­ста­нов­ке Валь­де­ма­ра Мо­де­сто­ви­ча. Но са­мым глав­ным, по­жа­луй, бы­ло то, что ска­зал на за­кры­тии фес­ти­ва­ля но­вый пред­се­да­тель Поль­ско­го те­ле­ви­де­ния Бро­ни­слав Вильд­штейн: “Я дей­ст­ви­тель­но от­но­шусь к Те­ат­ру те­ле­ви­де­ния очень серь­ез­но, счи­тая его чрез­вы­чай­но важ­ным эле­мен­том про­грам­мы. (...) Спек­так­ли Те­ат­ра ТВ не­об­хо­ди­мы, те­ле­ви­де­ние обя­за­но за­но­во об­ра­щать­ся к клас­си­ке, что­бы ме­рять­ся с ней си­ла­ми, по-но­во­му ее про­чи­ты­вать”.

• О по­сте­пен­но воз­ни­каю­щих поль­ских ин­тер­нет-ко­мик­сах пи­шет Вой­цех Ор­лин­ский: “Ин­тер­нет­ных ко­мик­сов в Поль­ше со­зда­но уже мно­го, но сре­ди них не так мно­го то­го, что „мож­но по­чи­тать”, — в ос­нов­ном это ко­рот­кие впе­чат­ле­ния в не­сколь­ких кар­тин­ках. К лю­бо­пыт­но­му ис­клю­че­нию от­но­сит­ся „Пер­вая бри­га­да” (...) вы­дер­жан­ная в мод­ном с не­дав­не­го вре­ме­ни жан­ре фан­та­сти­ки, ко­гда со­вре­мен­ные ав­то­ры пред­став­ля­ют про­ис­хо­дя­щее в ХIХ ве­ке, поль­зу­ясь схе­ма­ми фа­бу­лы, ти­пич­ны­ми для на­ше­го вре­ме­ни... В этом на­прав­ле­нии фан­та­сти­ки до­воль­но час­то на­блю­да­ет­ся об­ра­ще­ние к клас­си­че­ским пер­со­на­жам ли­те­ра­ту­ры преж­ней эпо­хи и ис­то­ри­че­ским кон­флик­там то­го вре­ме­ни (...) Сам по се­бе этот жанр как буд­то пря­мо со­здан для поль­ских пи­са­те­лей. В кон­це кон­цов на­ше ли­те­ра­тур­ное во­об­ра­же­ние по-преж­не­му глу­бо­ко по­гру­же­но в ХIХ век, а вдо­ба­вок там мы на­хо­дим как не­льзя луч­ше со­от­вет­ст­вую­щие фан­та­сти­ке сю­же­ты: тай­ные об­ще­ст­ва, об­ще­ст­вен­ные дея­те­ли-уто­пи­сты и ге­ни­аль­ные изо­бре­та­те­ли. (...) Все на­ча­лось с „Но­вых при­клю­че­ний Ста­ся и Не­ли” [ге­ро­ев не­ко­гда край­не по­пу­ляр­но­го ро­ма­на Ген­ри­ка Сен­ке­ви­ча “В пус­ты­не и деб­рях”], ока­зав­ших­ся лишь раз­мин­кой пе­ред на­стоя­щим про­из­ве­де­ни­ем, ко­то­рым и стал цикл „Пер­вая бри­га­да”. (...) В пер­вых се­ри­ях мы уз­на­ем о том, как Ста­ни­слав Тар­ков­ский, сра­жа­ясь с аген­та­ми ца­риз­ма, слу­чай­но зна­ко­мит­ся в Си­би­ри с Юзе­фом Пил­суд­ским. В сле­дую­щих се­ри­ях долж­ны по­явить­ся, в ча­ст­но­сти, Фе­ликс Дзер­жин­ский, Ма­рия Кю­ри-Скло­дов­ская и мно­гие дру­гие ин­те­рес­ные дей­ст­вую­щие ли­ца. (...) Ин­тер­нет­ный ко­микс „Пер­вая бри­га­да” — лю­бо­пыт­ное опи­са­ние борь­бы по­ля­ков за не­за­ви­си­мость, сде­лан­ное на язы­ке мас­со­вой куль­ту­ры”.

• По­чет­ным гос­тем 51-й Меж­ду­на­род­ной книж­ной яр­мар­ки в Вар­ша­ве бы­ла Гер­ма­ния с ее не­ос­по­ри­мой звез­дой пер­вой ве­ли­чи­ны — уро­жен­цем Гдань­ска, лау­реа­том Но­бе­лев­ской пре­мии Гюн­те­ром Грас­сом. Вто­рым вы­даю­щим­ся не­мец­ким гос­тем был по­эт Ганс Маг­нус Эн­зенс­бер­гер, ко­то­рый во вре­мя встре­чи с чи­та­те­ля­ми, го­во­ря о сво­ей стра­не, ска­зал, в ча­ст­но­сти, сле­дую­щее: “В 50‑е го­ды мы изо­бра­жа­ли се­бя чем­пио­на­ми ми­ра в тво­ре­нии зла. За­тем мы ста­ли чем­пио­на­ми ми­ра в тво­ре­нии до­бра. Как ве­ли­чай­шие в ми­ре па­ци­фи­сты мы вну­ша­ли всем, ка­кое зло вой­на и на­сколь­ко не­об­хо­ди­мо по­мо­гать стра­нам Третье­го ми­ра. Се­го­дня мы при­бли­жа­ем­ся к реа­ли­сти­че­ской кар­ти­не то­го, кто мы та­кие, нем­цы”. Меж­ду тем поль­ские из­да­те­ли по-преж­не­му ин­те­ре­су­ют­ся глав­ным об­ра­зом кни­га­ми, свя­зан­ны­ми со II Ми­ро­вой вой­ной. “Вос­по­ми­на­ния гор­нич­ной Гит­ле­ра, по­ва­ра Гит­ле­ра, па­рик­махе­ра Гит­ле­ра, — шу­тит агент двух де­сят­ков не­мец­ких из­да­тельств по по­во­ду ли­цен­зий, осо­бен­но охот­но по­ку­пае­мых по­ля­ка­ми. — И еще, чуть не за­бы­ла, ме­муа­ры Геб­бель­са”. Не очень до­воль­ны и са­ми поль­ские из­да­те­ли, для ко­то­рых це­на уча­стия в яр­мар­ке слиш­ком вы­со­ка, а сде­лок за­клю­ча­ет­ся слиш­ком ма­ло. В та­ких об­стоя­тель­ст­ваз яр­мар­ка ста­но­вит­ся ско­рее книж­ным ба­за­ром для уз­ко­го кру­га с фо­ном из зна­ме­ни­то­стей. Она при­вле­ка­ет по­се­ти­те­лей, но не из­да­те­лей.

• В спи­ске поль­ских бест­сел­ле­ров об­ра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние пе­ре­ме­ще­ние на вто­рое ме­сто (сра­зу за “До­мом на кли­фе” Мо­ни­ки Шваи) кни­ги Мар­ти­на Свет­лиц­ко­го “Две­на­дцать”. За­ме­ча­тель­ный по­эт, один из со­зда­те­лей му­зы­каль­но­го ан­самб­ля “Свет­ляч­ки”, ис­про­бо­вал си­лы в иной об­лас­ти мас­со­во­го твор­че­ст­ва — де­тек­тив­ной ли­те­ра­ту­ре. Кни­гу оце­ни­ли как пре­вос­ход­но на­пи­сан­ную: “...мно­же­ст­во ав­то­био­гра­фи­че­ских эле­мен­тов пре­вра­ща­ет ее в ро­ман с клю­чом, при очень ин­те­рес­ном изо­бра­же­нии сфе­ры нра­вов. От­лич­ное раз­вле­че­ние, — пи­шет ре­цен­зент, — хо­тя я пред­по­чи­таю клас­си­ков ли­те­ра­тур­но­го пре­сту­п­ле­ния”. Чет­вер­тое ме­сто за­ни­ма­ет фу­ту­ри­сти­че­ский ро­ман “Опе­ра­ция „День Вос­кре­ше­ния”” Анд­жея Пи­ли­пю­ка, а за­тем идут, в ча­ст­но­сти, “Трак­тат о лу­ще­нии фа­со­ли” Ве­сла­ва Мыс­лив­ско­го, “Баль­та­зар” Сла­во­ми­ра Мро­же­ка и, ко­неч­но, по­след­ний ро­ман Ио­ан­ны Хме­лев­ской “Блед­ная спи­ро­хе­та”.

• “Ав­то­био­гра­фи­че­ским ро­ма­ном на­звал Фи­липп Бай­он свою кни­гу „Тень дня”, — пи­шет Кшиш­тоф Мас­лонь. — Кни­га от­ве­ча­ет прак­ти­че­ски всем тре­бо­ва­ни­ям, предъ­яв­ляе­мым к ав­то­био­гра­фии, но все же это не ав­то­био­гра­фия. Так что же это? Порт­рет ху­дож­ни­ка вре­ме­ни пе­ре­ло­мов: в сфе­ре тра­ди­ций, мен­таль­но­сти, эс­те­ти­ки, по­ли­ти­ки”. Фи­липп Бай­он, на­чи­нав­ший твор­че­скую карь­е­ру как пи­са­тель, а се­го­дня бо­лее из­вест­ный как ки­но­ре­жис­сер, этой кни­гой воз­вра­ща­ет­ся к сво­им ли­те­ра­тур­ным на­ча­лам (от­рыв­ки из кни­ги “Тень дня” опуб­ли­ко­ва­ны в этом но­ме­ре “Но­вой Поль­ши”, стр.???).

• Вы­шла кни­га Ма­риу­ша Виль­ка “Дом над Онеж­ским озе­ром”, за­яв­лен­ная как пер­вая часть пла­ни­руе­мо­го “Се­вер­но­го квар­те­та”. Про­из­ве­де­ние пред­став­ля­ет со­бой хро­ни­ку жиз­ни в Ка­ре­лии, ис­то­рию пу­те­ше­ст­вия в про­шлое и вглубь се­бя. Ав­тор, по­сто­ян­но жи­ву­щий на даль­нем се­ве­ре Рос­сии, го­во­рит: “Ко­гда я обе­щаю на­пи­сать че­ты­ре кни­ги, то обя­за­тель­но до­бав­ляю: ес­ли до­жи­ву. Се­вер — это же экс­тре­маль­ные ус­ло­вия. За По­ляр­ным кру­гом лю­ди стра­да­ют от не­до­стат­ка све­та и ви­та­ми­нов. Там су­ще­ст­ву­ет та­кое яв­ле­ние, ко­то­рое на­зы­ва­ют арк­ти­че­ской ис­те­ри­ей — с ней свя­за­ны вся­че­ские „улё­ты” и гал­лю­ци­на­ции. Ну что ж, за все на­до пла­тить”. И об этом пи­шет Ма­ри­уш Вильк в сво­их кни­гах.

• “Тол­пы в вы­ста­воч­ных за­лах, длин­ные оче­ре­ди и бит­ком на­би­тые ав­то­бу­сы. Но все рав­но всем по­нра­ви­лось”, — так крат­ко оце­ни­ла прес­са те­перь уже тре­тью вар­шав­скую Ночь Му­зе­ев. А этой но­чью дей­ст­ви­тель­но бы­ло на что по­смот­реть и что по­слу­шать: на боль­шин­ст­ве пло­ща­док бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны спе­ци­аль­ные про­грам­мы, со­про­вож­дав­шие экс­по­зи­ции. С се­ми ча­сов ве­че­ра и до ча­су но­чи мож­но бы­ло бес­плат­но по­се­тить 50 му­зе­ев и га­ле­рей, а спе­ци­аль­ный ав­то­бус­ный мар­шрут об­слу­жи­ва­ли бо­лее два­дца­ти — те­перь уже то­же “му­зей­ных” — “огур­цов” (так на­зы­ва­ли ста­рые ав­то­бу­сы мар­ки “Ельч”).

• “Ико­ны по­бе­ды” — та­кая вы­став­ка, по­свя­щен­ная Поль­ше 1980‑х, про­шла в вар­шав­ском Му­зее про­мыш­лен­но­сти. Ин­стал­ля­ции со­вре­мен­ные, но на вы­став­ке пред­став­ле­но так­же мно­же­ст­во ра­бот с чер­да­ков и из шка­фов це­лой плея­ды ху­дож­ни­ков. “Эти ве­щи, — го­во­рит Кла­ра Коп­чин­ская, со­ав­тор идеи вы­став­ки, — 20 лет то­му на­зад не­льзя бы­ло вы­став­лять. Поз­же (...) это ис­кус­ст­во уже ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ло, те­перь же мы от­кры­ва­ем его за­но­во”. А Ежи Ма­ев­ский пи­шет: “Мик­ро­фон на три­бу­не в за­во­дском це­ху от­вра­ти­те­лен, как позд­ний пе­ри­од ПНР. (...) Под­хо­дишь, шеп­чешь, а зал за­пол­ня­ет­ся труб­ным го­ло­сом Эд­вар­да Ге­ре­ка. (...) Од­но го­во­ришь, дру­гое слы­шишь. (...) Ге­рек — это 70-е го­ды. Но ес­ли бы не его про­па­ган­да ус­пе­ха, а за­тем глу­бо­кий кри­зис, то не бы­ло бы “Со­ли­дар­но­сти” и 80‑х го­дов”. На вы­став­ке экс­по­ни­ру­ют­ся так­же дру­гие до­ку­мен­ты эпо­хи, на­при­мер кол­лек­ция кар­то­чек на мя­со, поч­то­вые от­крыт­ки с па­мят­ни­ка­ми ПНР, фо­то­гра­фии ге­ро­ев то­го вре­ме­ни.

• Ны­неш­ний Фес­ти­валь поль­ской пес­ни в Опо­ле не до­ждал­ся по­ло­жи­тель­ных от­зы­вов прес­сы. По­это­му, под­во­дя ито­ги это­го ме­ро­прия­тия, Ро­берт Сан­ков­ский на­пи­сал: “Честь “ста­ро­го доб­ро­го Опо­ля” за­щи­щал вос­крес­ный ве­чер “Мир в об­ла­ках” (...) по­свя­щен­ный Ма­ре­ку Гре­ху­те, а так­же ос­но­ван­ное на клас­си­че­ских скет­чах зре­ли­ще “101 год поль­ско­го ка­ба­ре”. (...) Спра­ши­ва­ет­ся толь­ко, по­че­му ополь­ский фес­ти­валь дол­жен был об­ра­тить­ся к клас­си­ке, что­бы на нем ста­ло на­ко­нец про­ис­хо­дить то, что мож­но оце­ни­вать как (...) му­зы­каль­ное со­бы­тие”.

• В этом го­ду “Кра­ков­ский ки­но­фес­ти­валь под­твер­дил свою ре­пу­та­цию ки­но­смот­ра, глу­бо­ко по­гру­жен­но­го в ми­ро­вые про­бле­мы, со­сре­до­то­чен­но­го на до­ку­мен­таль­ном ки­но­ма­те­риа­ле, ино­гда про­ти­во­ре­чи­вом, но не эпа­ти­рую­щем рис­ко­ван­ны­ми или жес­то­ки­ми сце­на­ми”, — на­пи­са­ла о Фес­ти­ва­ле ко­рот­ко­мет­раж­ных ки­но­филь­мов Юс­ты­на Но­виц­кая. А Ежи Ар­ма­та до­пол­ня­ет ее диа­гноз: “На кра­ков­ском фес­ти­ва­ле наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся филь­мы о том, что важ­но и уни­вер­саль­но, а не “нью­сы” и го­ря­чие те­мы. По­след­нее сле­ду­ет ос­та­вить те­ле­ви­де­нию и еже­днев­ным га­зе­там”. Лау­реа­том “Зо­ло­то­го Дра­ко­на”, выс­шей пре­мии в меж­ду­на­род­ном кон­кур­се, стал Сер­гей Лоз­ни­ца за до­ку­мен­таль­ную лен­ту “Бло­ка­да”, смон­ти­ро­ван­ную из ар­хив­ных ма­те­риа­лов, сня­тых во вре­мя бло­ка­ды Ле­нин­гра­да. “Зо­ло­той Лай­ко­ник” — пре­мия в кон­кур­се оте­че­ст­вен­ных филь­мов — бы­ла при­суж­де­на ки­но­филь­му “Се­ме­на”, со­здан­но­му Вой­це­хом Кас­пер­ским в рам­ках про­ек­та “Рос­сия — Поль­ша. Но­вый взгляд”. Пре­мию за твор­че­ский вклад в раз­ви­тие ки­не­ма­то­гра­фии, ста­ту­эт­ку “Дра­ко­на Дра­ко­нов”, по­лу­чил Ка­зи­меж Ка­ра­баш, вы­даю­щий­ся поль­ский ки­но­до­ку­мен­та­лист, за­ме­ча­тель­ный пе­да­гог, вос­пи­тав­ший мно­гие по­ко­ле­ния поль­ских ки­не­ма­то­гра­фи­стов.

• От­ход от по­ли­ти­ки в ки­но­до­ку­мен­та­ли­сти­ке мож­но бы­ло так­же за­ме­тить на ор­га­ни­зо­ван­ном в тре­тий раз в Вар­ша­ве ки­но­смот­ре “Pla­ne­te Doc Re­view”. “Все че­ты­ре на­граж­ден­ных филь­ма объ­еди­ня­ет од­но, — пи­шет Ми­хал Ха­чин­ский. — Все они по­свя­ще­ны лич­ной ис­то­рии дру­го­го че­ло­ве­ка, на пер­вый взгляд от­лич­но­го от нас и все же так на нас по­хо­же­го. (...) Циф­ро­вые ка­ме­ры из­ме­ни­ли ха­рак­тер до­ку­мен­таль­но­го ки­но, по при­ро­де сво­ей тре­бую­ще­го близ­ко­го кон­так­та с ге­ро­ем. То, что мог­ло со­зда­вать труд­но­сти, ко­гда, ска­жем, в по­ме­ще­нии при­сут­ст­во­ва­ла ки­но­груп­па, се­го­дня ста­ло про­стым, ибо ма­лень­кие ка­ме­ры хо­ро­ши в са­мо­об­слу­жи­ва­нии”.

• В воз­рас­те 85 лет в Вар­ша­ве скон­чал­ся фут­боль­ный тре­нер Ка­зи­меж Гур­ский, “че­ст­ный, скром­ный, доб­ро­же­ла­тель­ный, ко­то­ро­го лю­би­ли бо­лель­щи­ки. Ко­роль поль­ско­го фут­бо­ла”, — так на­пи­са­но в нек­ро­ло­ге. Он при­вел поль­скую ко­ман­ду ко мно­гим по­бе­дам, са­мой цен­ной из ко­то­рых бы­ло третье ме­сто на про­хо­див­шем в 1974 го­ду в Гер­ма­нии чем­пио­на­те ми­ра. Воз­глав­ляе­мая им ко­ман­да при­вез­ла так­же зо­ло­тую олим­пий­скую ме­даль с Олим­пий­ских игр в Мюн­хе­не и се­реб­ря­ную — из Мон­ре­аля.