Хроника (некоторых) текущих событий

• Ярослав Качинский (отрывки из интервью): «Давление из-за рубежа, оказываемое на правительство Польши в связи с ситуацией вокруг Конституционного суда, — это серьезное нарушение нашего суверенитета. (...) Честно говоря, я не вижу здесь возможности для компромисса. (...) Предыдущая система власти выдвигала наверх откровенно отрицательных персонажей. (...) Сегодня список самых богатых людей Польши возглавляют люди, почти 80% из которых были сотрудниками госбезопасности. Таким образом, по сути своей это антигерои. И этот факт крайне негативно влияет на состояние нашей экономики. (...) Что же касается Венецианской комиссии, то о ней, знаете ли, высказываются неоднозначные мнения. (...) Но даже если оставить в стороне довольно сомнительную итальянскую специфику Венецианской комиссии, не стоит забывать: это структура ведет ту же игру, что и Конституционный суд, пытаясь сосредоточить как можно больше власти в руках юристов. А я считаю, что власть должна принадлежать не юристам, а народу. (...) Повторяю: премьер-министр не может опубликовать решения судей Конституционного суда [о неконституционности закона, ограничивающего полномочия суда]. (...) Мнение данного состава судей будет квалифицировано как «non est» — несуществующее. (...) Польшей сейчас руководят люди в основном верующие, практикующие католики. И в некоторых влиятельных западных кругах это вызывает раздражение». («Жечпосполита», 18 марта)
• «В четверг, впервые после прихода к власти, председатель партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качинский встретился с лидерами оппозиции — Гжегожем Схетыной, Рышардом Петру и Влодзимежем Чажастым. (...) Кроме них, во встрече приняли участие лидеры крестьянской партии ПСЛ и партии Кукиз’15, а также представители непарламентских объединений: КОРВиН («Коалиция обновления Республики — Вольность и Надежда»), Коалиции левых сил и партии «Вместе». Ярослав Качинский пообещал в сжатые сроки представить предложения относительно урегулирования конфликта вокруг Конституционного суда. Он также намекнул, что ПиС не против отказаться от некоторых наиболее спорных положений нового закона о суде». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 1 апр.)
• «Комментируя результаты встречи, Рышард Петру, лидер партии «Современная», произнес слова о «свете в конце тоннеля». (...) Гжегож Схетына, руководитель «Гражданской платформы», в свою очередь, заметил, что свет в конце тоннеля, который видит Петру — это огни приближающегося бронепоезда, тем самым не только адекватно оценив ситуацию, но и ловко поддев лидера «Современной». Коалиция левых сил, крестьянская партия ПСЛ и движение Кукиза дружно сыграли роль статистов на заранее определенных местах. (...) Исключением оказалась партия «Вместе», представительница которой сразу после встречи откровенно рассказала, что она об этой встрече думает. “Мы пришли, надеясь, что партия власти опомнится, что ПиС решит вернуться на стезю закона. Но вместо урегулирования кризиса руководство ПиС предложило нам совместное празднование дня Конституции 3 мая”, — заявила Агнешка Дземянович-Бонк». (Витольд Гловацкий, «Польска», 1-3 апр.)
• «Вашингтон постепенно (...) дозировал прессинг на польские власти, добиваясь от них урегулирования конфликта вокруг Конституционного суда на основе принципа верховенства закона и следя, чтобы те не перешли черты и не начали ограничивать свободу частных СМИ. Сначала поступали сигналы от дипломатов, пожелавших остаться неизвестными, затем ведущие сенаторы обратились с письмом к премьер-министру Беате Шидло, за ним последовало официальное заявление секретаря Госдепартамента, а в конце марта, в ходе ядерного саммита в Вашингтоне, Барак Обама отказался встречаться с Анджеем Дудой. Вопросы, связанные с деятельностью Конституционного суда, обсудил с Ярославом Качинским американский посол в Польше Пол Джонс. (...) В четверг, 31 марта, Качинский встречался с лидерами оппозиции и обещал, что, возможно, последует некоторым указаниям Венецианской комиссии. Американцы решили, что появился шанс переломить ситуацию: не случайно днем ранее США заявили о своем намерении направить на учения в Центральную Европу бронетанковую бригаду, а после встречи Качинского с оппозицией Барак Обама в течение нескольких минут обсудил с Анджеем Дудой польский конституционный кризис. Хотелось бы, чтобы оптимизм американцев оказался оправданным. Если же окажется, что они заблуждались, мы опустимся до уровня Турции, страны, которую из стратегических соображений нужно защищать и поддерживать, но которая при этом не принадлежит к западной семье народов». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 4 апр.)
• «Белый дом не зафиксировал упомянутой “беседы двух президентов с глазу на глаз”. За ужином Обама также коротко переговорил с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, однако этому разговору Белый дом все же посвятил небольшой пресс-релиз. И это совершенно естественно, поскольку о каждой беседе Барака Обамы Белый дом выпускает официальное сообщение. После разговора Обамы с Дудой никаких пресс-релизов не было». (Мариуш Завадский, «Газета выборча», 2-3 апр.)
• «Несостоявшаяся встреча с Обамой — это одно дело, но удивляет также и отсутствие каких-либо политических встреч в Конгрессе и встреч с представителями крупного бизнеса. Ведь с учетом определенных сомнений относительно экономического рейтинга Польши, визит президента Дуды мог бы стать идеальной возможностью убедить нашего союзника, что все в порядке», — Влодзимеж Цимошевич, бывший маршал Сейма, премьер-министр, министр иностранных дел и министр юстиции. («Ньюсуик Польска», 4-10 апр.)
• «Ослабление наших связей с Америкой происходит на фоне ухудшения отношений Польши с Россией, да еще и в то время, когда мы сами осложняем себе контакты с ЕС, выразительно поворачиваясь спиной к канцлеру Германии (...) и пытаясь заключать союзы, напоминающие самые неудачные шаги польских политиков. Я имею в виду союзы с более отдаленными от нас странами, в частности, с Великобританией, которая сама не знает, останется она в ЕС или нет. С Эстонией и Вышеградской группой (...), странами, которые ни в какое сравнение не идут с Веймарским треугольником. А ведь быть одним из элементов этого треугольника, наряду с Германией и Францией — значит играть в Европе совсем другую роль, нежели быть выразителем местечковых интересов периферийных маленьких стран», — Александр Квасневский, бывший президент Польши. («Пшеглёнд», 4-10 апр.)
• «В понедельник в Варшаву с визитом прибыл генеральный секретарь Совета Европы Торбьерн Ягланд. (...) Ягланд напомнил (...): “Когда не работает Конституционный суд, не работает и принцип разделения властей”. При этом он подчеркнул: “Выходом из сложившейся конфликтной ситуации представляется публикация решения Конституционного суда, а также приведение к присяге трех судей, избранных Сеймом предыдущего созыва”. Аналогичного мнения придерживается Венецианская комиссия. (...) Премьер-министр Беата Шидло считает, что европейские организации должны заниматься другими проблемами, а не ситуацией в нашей стране. “Польша — это правовое демократическое государство, и здесь не происходит ничего такого, что могло бы встревожить европейскую общественность”, — заявила Шидло». («Жечпосполита», 5 апр.)
• «Во вторник в Польшу на один день приехал первый заместитель председателя Европейской комиссии Франс Тиммерманс. Его визит состоялся в рамках начатой Евросоюзом процедуры проверки состояния законности в Польше в связи с разразившимся в стране конституционным кризисом. (...) В ходе пресс-конференции Тиммерманс заявил (...): “Каждая страна, входящая в ЕС, обязана действовать в соответствии с конституцией и уважать принцип законности. Это требование означает безусловное уважение решений Конституционного суда, которые должны быть опубликованы и приведены в исполнение”». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 6 апр.)
• «Марек Правда (...) с конца 2012 г. и до конца февраля 2016 г. возглавлял представительство Республики Польша при ЕС, а до этого был польским послом в Берлине. Срок его полномочий в Брюсселе истекал в сентябре, однако Правда был неожиданно отозван министром иностранных дел Витольдом Ващиковским. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер уже давно искал подходящую кандидатуру на должность представителя ЕС в Варшаве. (...) В столице ЕС Марека Правду очень высоко ценят в связи с его активной работой в интересах Польши и обширной сетью контактов». «О его выдвижении на должность посла ЕС в Польше было объявлено в четверг. Марек Правда начнет исполнять обязанности представителя ЕС в Польше с 1 апреля». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 1 апр.)
• «Депутат Европарламента от ПиС Януш Войцеховский при поддержке Сейма и правительства, сформированного правящей партией, был выдвинут на должность аудитора Европейской счетной палаты. Вчера его кандидатуру начала рассматривать комиссия по бюджетному контролю Европейского парламента. (...) Комиссия (...) отказала Войцеховскому в рекомендации. (...) Главным камнем преткновения стали сомнения комиссии в том, что Войцеховский, будучи членом Счетной палаты, сможет сохранять независимость от ПиС. (...) Во время своего предыдущего депутатского срока Войцеховский существенно завышал стоимость своих перелетов в Брюссель. Его отчетные документы вызвали ряд вопросов у Генеральной дирекции финансов Европарламента. (...) В декабре 2014 г. Коллегия казначеев Европарламента признала эти отчетности сомнительными и обязала депутата вернуть 3 тыс. 900 евро». (Томаш Белецкий, Войцех Чухновский, «Газета выборча», 16 марта)
• «В черном списке литовских спецслужб оказалась бывшая замминистра энергетики Литвы, член польской партии Рената Цитацкая». «Основные претензии связаны с высказываниями Цитацкой в русскоязычной прессе в поддержку польских и российских автономий в странах Балтии. (...) Цитацкая (...) также возглавляет совместную фракцию “Избирательной акции поляков Литвы” и “Русского альянса” в городском совете Вильнюса». (Ежи Хащинский, «Жечпосполита», 1 апр.)
• «“Нет никаких сомнений в том, что случившееся в небе над Смоленском было спланировано с целью обезглавить Польшу, лишив ее руководства”, — заявил министр обороны Антоний Мацеревич в ходе конференции (...) в Высшей школе общественной и медийной культуры о. Тадеуша Рыдзыка. Выступление министра транслировал телеканал “Трвам”» (Войцех Чухновский, Агата Кондзинская). «В ходе своего выступления Антоний Мацеревич также подверг острой критике США. “И эти люди, создавшие свою государственность лишь в XVIII веке, будут рассказывать нам, что такое демократия? Нам, народу, практиковавшему представительскую демократию уже в XIII-XIV веках и ставшему родоначальником демократии для всей Европы?”, — вопрошал Мацеревич». (Бартош Виленский, Агата Кондзинская, «Газета выборча», 15 марта)
• «Во время недавней встречи с министром обороны ему был задан вопрос, какова позиция государства в связи с тестированием электромагнитного оружия на польских гражданах. Антоний Мацеревич с необычайной серьезностью ответил, что “в настоящее время готовятся аналитические материалы, благодаря которым можно будет установить местонахождение людей, жалующихся на недомогания, связанные с нелегальным тестированием электромагнитного оружия”. “Это министерство или цирк?”, — возмутился Михал Каминский, еще недавно бывший одним из лидеров ПиС». (Александра Павлицкая, «Ньюсуик Польска», 21-28 марта)
• «Замминистра культуры Ярослав Селлин уже заявил, что приход к власти “Права и справедливости” ознаменовал собой конец эпохи коммунизма и посткоммунизма и стал началом эры “настоящей свободной Польши”. В культурном ведомстве Селлин руководит деятельностью Управления национального наследия и в связи с приближающейся годовщиной отвечает за запуск правительственной программы празднования столетия обретения Польшей независимости “Независимая-2018”». (Мирослав Пенчак, «Политика», 23-29 мая)
• «В пятницу Сейм принял закон о запрете пропаганды коммунистического либо иного тоталитарного строя, осуществляемой при помощи названий строительных объектов и мест публичного пользования. Согласно ст. 1 данного закона, названия строительных объектов и мест публичного пользования, в частности, дорог, улиц, мостов и площадей (...) не должны увековечивать лиц, организаций, событий и дат, символизирующих коммунистический либо иной тоталитарный режим, равно как и пропагандировать его иным образом». (Марек Домагальский, «Жечпосполита», 4 апр.)
• «Войска территориальной обороны должны быть готовы к “самостоятельному проведению антикризисных, антидиверсионных, антитеррористических и антидезинформационных мероприятий”. Их целью будет “укрепление патриотических и христианских основ национальной обороны, чтобы патриотизм и вера польских военнослужащих выступали самым надежным гарантом нашей безопасности”. Эти фрагменты документа, недавно представленного чиновниками министерства обороны в Сейме, опубликовал портал 300polityka. (...) Разработанный ПиС проект создания Войск территориальной обороны вызывает в памяти опасную традицию партийных вооруженных групп. (...) Уже в этом году появятся три бригады по 3-6 тыс. военных. (...) Планируется создание 10-тысячной группировки вооруженных, регулярно обучаемых гражданских лиц, и никто не сможет поручиться, что под видом Войск территориальной обороны ПиС не создаст собственную армию, состоящую из футбольных фанатов». (Станислав Скажинский, «Газета выборча», 19-20 мая)
• «В субботу в Варшаве более десяти тысяч человек приняли участие в манифестации с целью призвать правительство опубликовать решение Конституционного суда, согласно которому закон, ограничивающий полномочия суда, является недействительным. (...) “Мы защищаем Конституционный суд, потому что только он стоит на страже наших прав и свобод, предусмотренных Конституцией”, — говорит лидер Комитета защиты демократии Матеуш Киёвский». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 14 марта)
• «Вице-мэр Варшавы Ярослав Юзвяк заявил, что “по оценкам двух независимых организаций, в манифестации приняли участие 50 тыс. человек”. Старший лейтенант Столичного отделения полиции Мариуш Мрозек сообщил, что в акции протеста участвовало 15 тыс. манифестантов». (Томаш Ужиковский, «Газета выборча», 14 марта)
• «На вопрос “Должно ли «Право и справедливость» выполнить рекомендации Венецианской комиссии и опубликовать решение Конституционного суда от 9 марта, касающееся закона о суде?” 65% респондентов ответили утвердительно. Противоположного мнения придерживаются 24% участников опроса. 11% опрошенных не смогли определиться с ответом. Опрос проводил польский филиал концерна “Millward Brown” 22-23 марта». («Газета выборча», 24 марта)
• «Находясь в Ломже, Ярослав Качинский высказался об оппозиции. “Они презирают Польшу. Им хочется быть кем-то другим, не поляками. Они считают себя европейцами, как будто существуют какие-то европейцы без национальности, — заявил Качинский, говоря о своих политических противниках. — Им хочется выбросить Польшу из своей жизни. При этом они не действуют бескорыстно. За этим движением стоят силы, которые хотят, чтобы Польша была колонией, прислуживала другим, будучи страной второго, а то и третьего сорта. Но мы не будем колонией, и пусть никто не надеется, что ПиС на это когда-нибудь согласится. (...) Под нашим руководством Польше это не грозит. Мы никогда не допустим унижения поляков. Мы сами будем разбираться с нашими внутренними делами, без вмешательства извне”. “И пусть другие страны не прикрываются нашими дружескими отношениями”, — добавил Качинский». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 16 марта)
• «В нормально функционирующем социуме существуют сформировавшиеся представления о верховенстве гражданского общества, куда входят все граждане и с которым связаны их общие ценности и общий моральный кодекс поведения. А также общие критерии правды. Однако в Польше в последние годы наблюдался обратный процесс, связанный с разрушением гражданского общества. Не последнюю роль здесь сыграла дискредитация авторитета президента как символа Речи Посполитой (хотя происходить это может как вследствие бестактных и оскорбительных обвинений в его адрес, так и в результате его собственных поступков, дающих поводы думать, что он ставит партийные интересы выше интересов государства). Беспочвенные обвинения в измене, раздающиеся в адрес руководства страны — еще один пример политической стратегии, разрушающей национальное единство. Все это и формирует в нашем обществе вот эти два ненавидящих друг друга “лагеря”», — проф. Януш Рейковский, бывший президент Международного общества политической психологии, профессор Польской Академии наук, член Европейской академии. («Газета выборча», 19-20 апр.)
• «Конституционный суд работает, несмотря на то, что его решение не опубликовано. Уже назначены заседания по делам, подготовленным к рассмотрению за последние месяцы. На 6 и 7 апреля Конституционный суд назначил рассмотрение трех дел». («Жечпосполита», 18 марта)
• «Конституционный суд полностью отменил принятый по инициативе ПиС закон, парализующий работу суда; Венецианская комиссия при Совете Европы согласилась со всеми аргументами польского Конституционного суда; правительство заявило, что не опубликует и не исполнит решение Конституционного суда. (...) Если правительство не будет уважать решение Конституционного суда, оно фактически поставит себя вне (выше) закона, тем самым потеряв демократическую легитимность, дающую ему право управлять страной. (...) Что это может означать? (...) Автоматическую неправомерность административных решений; обязанность прямого толкования Конституции, возникающую перед тысячами судей (...); право на гражданское неповиновение, бойкот, сопротивление государству; ситуацию драматического выбора, в которой оказываются чиновники, полиция, служители правосудия. (...) Тысячи хлебных престижных должностей, а также (...) революционная круговая порука вынуждают деятелей «Права и справедливости» сдавать экзамен на лояльность — причем на лояльность не в отношении страны, а в отношении Идеи и Вождя. (...) Совместное пребывание за гранью закона очень сильно сближает», — Ежи Бачинский, главный редактор. («Политика», 16-22 марта)
• «Очень тревожным сигналом представляются (...) заявления и угрозы министра юстиции в адрес тех судей, которые осмелятся признать решение Конституционного суда. (...) Министр не исключил наложение дисциплинарных санкций в отношении судей, которые будут следовать конституционной норме, предусматривающей, что решения Конституционного суда окончательны и обязательны к исполнению. Это заявление означает, что принцип верховенства права в нашей стране изрядно хромает. Меня удивляет отсутствие реакции юридического сообщества на такого рода заявления. Впервые в истории нашего правового государства министр юстиции заявляет, что судьи, уважающие право и, как следствие, поступающие в соответствии со своими конституционными обязанностями, могут понести за это дисциплинарную ответственность», — проф. Марек Сафьян, бывший судья и председатель Конституционного суда, с 2009 г. отправляет правосудие в Европейском суде ЕС. («Газета выборча», 4 апр.)
• «Контрольные процедуры и всевозможные международные механизмы защиты играют большую роль, но тут главное не упустить время. Антидемократические перемены разрушают государство, и часто оказывается, что пути назад уже нет, либо же исправление ситуации крайне проблематично и требует огромных ресурсов. (...) Правовое государство невозможно без независимого конституционного суда. (...) В скандинавских странах, Великобритании и США нет конституционного суда, однако там есть верховные суды, наделенные полномочиями по контролю за нормотворческой деятельностью. Благодаря этому они выступают гарантом разделения властей и их сбалансированности. Разделение властей существует как раз для того, чтобы власть имущие не могли извратить принципы демократии, превратив их в авторитарные практики. Авторитаризм не уважает прав и свобод личности, ставя их в прямую зависимость от политических решений», — Адам Боднар, уполномоченный по правам человека. («Ньюсуик Польска», 14-20 марта)
• «Действия, предпринимаемые до сих пор “Правом и справедливостью”, складываются в логическую цепочку: парализована работа Конституционного суда; установлен тотальный контроль партии власти над общественными СМИ; ликвидирована гражданская служба, упразднена независимость прокуратуры; генеральный прокурор, будучи одновременно министром юстиции, наделен огромной властью, позволяющей ему непосредственно вмешиваться в ход следственных действий и работу прокуроров; принят закон, допускающий практически неограниченную слежку за гражданами. (...) Если план ПиС удастся, будет уничтожена сама модель государства, базирующаяся на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, а также на равновесии между ними. (...) Уже сегодня власть, принадлежащая единолично Ярославу Качинскому, довольно велика. (...) За минувшие четыре месяца реализация плана по разрушению польского государственного устройства, создаваемого с 1989 года, зашла очень далеко. Думаю, что сейчас меч занесен над местным самоуправлением и профсоюзами», — Александр Халль. («Газета выборча», 17 марта)
• «Представители нового правительства жалуются на негативную реакцию извне. (...) Дамы и господа, общественное мнение всего цивилизованного мира вами крайне недовольно, (...) поскольку та безумная алчность, с которой вы пытаетесь установить свою власть над всеми сферами общественной жизни, от Конституционного суда, прокуратуры, судов общей юрисдикции и госслужбы до масс-медиа и конезаводов, ассоциируется только с одним явлением, а именно с фашизмом в его классической форме, описанной еще Максом Вебером. (...) Общественное мнение всего цивилизованного мира (...) прекрасно отдает себе отчет, что сплав национализма, популизма, лжи и авторитаризма называется именно так. Это предвестие фашизма. Возможность фашизма. (...) Я не хочу сказать, что вы — фашисты. Однако вы встали на путь, который ведет к фашизму», — Адам Загаевский, поэт, эссеист, переводчик, лауреат многих литературных премий, в частности, международной премии «Neustadt», которую также называют «Малой Нобелевской премией». («Газета выборча», 25 марта)
• «Члены Венецианской комиссии вновь прибудут в Польшу. В июне они проверят положения “закона о слежке”. Положения, облегчающие спецслужбам слежку за гражданами, разработала еще “Гражданская платформа”. ПиС расширило текст законопроекта статьями о контроле за интернетом и в ускоренном темпе обеспечило вступление закона в силу». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 15 марта)
• «Необходимо четко заявить, что в ситуации, когда власть имущие открыто и последовательно нарушают конституцию, когда в стране ограничивается сама возможность успешно сопротивляться бесправию, апелляция к экспертной оценке и реакции уполномоченных международных организаций не только допустима — она еще и свидетельствует о нашем патриотизме. Именно так мы можем попытаться защитить Польшу и ее граждан от произвола», — Влодзимеж Цимошевич, бывший маршал Сейма, премьер-министр, министр иностранных дел и министр юстиции. («Газета выборча», 23 марта)
• «Президент Анджей Дуда встретился в субботу в Кракове с пятью американскими сенаторами. (...) Американских политиков и польского президента приветствовала демонстрация Комитета защиты демократии — в руках у манифестантов были экземпляры Конституции Республики Польша, перевязанные траурными ленточками». (Витольд Гловацкий, «Польска», 21 марта)
• «“Неопубликование решения Конституционного суда не лишает его обязательной юридической силы и не освобождает кого бы то ни было от обязательств по его исполнению”, — говорится в резолюции, принятой вчера Национальным советом правосудия. (...) “В соответствии с действующим законодательством председатель совета министров обязан опубликовать любое вынесенное Конституционным судом (КС) решение, если этого потребует председатель КС”, — напоминает в своей резолюции Национальный совет правосудия. В прокуратуру поступило уже более 1 тыс. заявлений от граждан о возбуждении уголовного дела в связи с тем, что решение КС до сих пор не опубликовано. (...) Вчера прокурор, рассматривавший дело, был отстранен от работы с ним. Прокуратура отрицает, что данная мера каким-либо образом связана с его намерениями открыть уголовное производство. (...) Свою позицию обнародовало вчера правление Ассоциации польских судей «Justitia»: “Нежелание министра юстиции-генерального прокурора признавать окончательный характер решений Конституционного суда, а также отказ явиться в КС для участия в разбирательстве дела является грубым нарушением его собственных должностных обязанностей по обеспечению правопорядка в Республике Польша”, — Эва Седлецкая. («Газета выборча», 8 апр.)
• «Брюссель не будет приостанавливать процедуру по охране законности в Польше. (...) И ждет от польского правительства публикации и исполнения решения Конституционного суда. Это и есть выход из сложившегося положения. А уже потом можно будет дискутировать о роли суда и возможной корректировке его полномочий и характера работы, — заявил Франс Тиммерманс, первый заместитель председателя Европейской комиссии. (...) — Дело не терпит отлагательств, и я готов вернуться в Варшаву. (...) Визит запланирован на 18 апреля. Если до этого времени не появится никаких признаков улучшения ситуации в Польше, может быть принято решение о начале второго этапа процедуры по охране законности, связанного с внесением официальных рекомендаций относительно решения возникших проблем. Последним этапом является приостановление права голоса провинившейся страны в Совете Европы. (...) Европейская комиссия по-прежнему очень обеспокоена. Мы постоянно следим за текущей ситуацией в Польше, и история с письмом министра юстиции в адрес судей Конституционного суда обсуждалась нами весьма активно. (...) О том, что Европейская комиссия относится к вопросу крайне серьезно, свидетельствует также запланированный на ближайшие недели визит в Варшаву председателя комиссии Жана-Клода Юнкера». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 7 апр.)
• «Когда я смотрю программу «Новости» на канале ТВП, то замечаю все больше сходств этой передачи с «Телевизионными известиями» времен ПНР. И подобная ассоциация возникает не у меня одного. Поразительно, что стратегия очернения представителей оппозиции все та же. Пропаганда социалистической Польши использовала те же методики, те же схемы, тот же самый язык ненависти, те же эпитеты. Пристальное внимание к личной жизни, детским годам, сведение счетов с родителями неугодных политиков (...) Оппозиция представляется в самом худшем виде. Все это — приемы той, советской пропаганды. В своих самых пессимистических прогнозах я и допустить не мог, что до такой ситуации дойдет в нашей свободной, демократической стране, в нашей Польше, чудом получившей независимость в 1989 году. (...) Недавно депутат Жалек выступил с дурацким заявлением о том, что участники манифестаций Комитета защиты демократии не принадлежат к польскому народу», — Казимеж Орлось, писатель, награжденный в 2007 году Командорским крестом ордена Возрождения Польши. В феврале этого года отказался принять медаль «Gloria Artis» от правительства ПиС. («Газета выборча», 19-20 марта)
• «Кардинал Станислав Дзивиш (...) на прошлой неделе дал польским СМИ лаконичное указание: “Пишите о Всемирных днях молодежи объективно и только позитивно. Информация, которой вы делитесь, не должна содержать критики, поскольку это наносит вред нашей стране”». («Тыгодник повшехный», 13 марта)
• «Прокуратура и полиция Кракова проводят следственные действия в связи с сатирическим представлением «Неомонахомахия». (...) Следствие считает, что спектакль мог оскорбить религиозные и патриотические чувства поляков». (Мартин Вильк, «Тыгодник повшехный», 13 марта)
• «Партия «Вместе» организовала серию акций протеста в 18 городах Польши, а также в Лондоне и Осло. (...) Это реакция на обращение Президиума Епископата Польши, который в среду призвал полностью запретить аборты в стране, ужесточив и без того ограничительный закон 1993 года, регулирующий прерывание беременности. (...) По данным варшавской мэрии, в самой крупной протестной акции, прошедшей в столице, участвовало 7 тыс. человек. (...) В Познани перед офисом ПиС собралось более тысячи человек. В Сопоте на улицу также вышло около тысячи манифестантов (...), в Торуни — свыше ста человек (...), во Вроцлаве — более пятисот человек. (...) К группе “О своем, о девичьем” на Фейсбуке с минувшей пятницы присоединились более 67 тыс. человек. (...) Женщины стали молниеносно самоорганизовываться, создавая локальные структуры». (Эмилия Длужевская, Наталия Валох-Матлакевич, Себастьян Клаузинский, «Газета выборча», 4 апр.)
• «Согласно новому законодательству, с 30 апреля на пять лет приостанавливается продажа земли из фондов Государственного казначейства, меняются также правила товарооборота сельскохозяйственных земель. Приобретать землю могут только сельхозпроизводители, исключение делается для органов территориального самоуправления и Государственного казначейства. А также для... религиозных организаций и Церкви. (...) Правительственный центр координации законотворчества с обезоруживающей прямотой проинформировал, что (...) “может нарушаться ст. 32 Конституции, то есть принцип равноправия”». («Суперэкспресс», 2-3 апр.)
• «Это очень характерный пример того, в каком привилегированном положении находится в Польше католическая Церковь. Более того, этот пример еще и парадоксален, поскольку данный закон принят по вполне ксенофобским мотивам. Речь в нем идет о том, что польский собственник лучше зарубежного, что приобретение земли в Польше иностранцами угрожает нашему суверенитету. Однако предусмотренное законом исключение действует как раз в пользу иностранного государства! Земля, купленная Церковью, на самом деле находится под юрисдикцией не польского государства, а Апостольской Столицы. Пусть и не по закону, но по сути эта земля становится экстерриториальной. (...) Сельскохозяйственные угодья всегда можно обработать и продать. Земля — это капитал. (...) Всем хочется иметь в собственности гектары земли и торговать ими по своему усмотрению», — проф. Ян Хартман. («Суперэкспресс», 2-3 апр.)
• «Более тысячи человек вышло на акцию протеста в Варшаве выразить свое несогласие с законом ПиС, существенно ограничившим частный оборот сельскохозяйственных земель и принятый якобы для того, чтобы защитить землю от “спекулянтов” из ЕС». «Организатором акции выступила крестьянская партия ПСЛ. (...) ПиС хочет, чтобы сельскохозяйственные земли, независимо от их площади, а значит, в том числе, и приусадебные участки, могли приобретать только индивидуальные сельхозпроизводители, которые лично ведут хозяйство и проживают в данной гмине не менее пяти лет. Приобретенную землю в течение десяти лет после ее покупки нельзя будет ни продать, ни сдать в аренду без согласия государства». (Марек Вельго, Якуб Вантор, «Газета выборча», 17 марта)
• «Европейская комиссия требует от Польши вернуть 170 млн евро, выделенные на развитие сельского хозяйства. Эта мера связана с тем, что органы государственной власти в Польше не контролировали деятельность объединений сельхозпроизводителей и, по мнению Брюсселя, закрывали глаза на различные нарушения при расходовании дотаций Евросоюза. (...) Европейская комиссия сначала наложила на нас штраф в размере свыше 55 млн евро за 2009-12 гг., а сейчас санкции за нарушения, выявленные в 2012-13 гг., составят 115 млн евро. (...) Эти деньги придется отдавать из государственного бюджета». (Кшиштоф Лош, «Наш дзенник», 29 марта)
• «Министр охраны окружающей среды Ян Шишко подписал изменения в Плане лесоустройства, предусматривающие увеличение лимита “санитарной вырубки” в Беловежской пуще до 180 тыс. кубометров древесины на ближайшие десять лет (предыдущий план предусматривал вырубку 40 тыс. кубометров древесины)». («Тыгодник повшехный», 3 апр.)
• «Ни один состав польского правительства за последние 25 лет не допускал такого резкого ухудшения охраны Беловежской пущи, нашего важнейшего природного богатства, леса, не имеющего аналогов в Европе, а может быть, и во всем северном полушарии. (...) Нам грозит не только международный скандал и конфликт с Европейской комиссией — самое печальное, что Беловежская пуща не сможет излечиться от нанесенных ей ран». (Адам Вайрак, «Газета выборча», 26-28 марта)
• «Мы проводим в Беловежской пуще эксперимент: трети лесных угодий, входящих в беловежские лесничества, изменения не коснутся, а на территории других двух третей будут применяться методики активной охраны природы и экологической инженерии», — министр охраны окружающей среды Ян Шишко. («Жечпосполита», 4 апр.)
• «Только в прошлом году в США были разобраны 62 плотины, а за последние сто лет было демонтировано 1,3 тыс. плотин. (...) В Европе было разобраны несколько сотен плотин. Недавно руководитель Регионального управления охраны окружающей среды в Быдгоще Влодзимеж Цеплый не согласовал строительства очередной плотины на Висле. На следующий день он был уволен со своей должности». (Томаш Улановский, «Газета выборча», 8 марта)
• «Гжегож Гауден (директор Института книги, одним из издательских проектов которого является, в частности, журнал «Новая Польша» — В.К.) создал по-настоящему эффективную организацию, из-за которой нам завидовали во всем мире не только писатели и издатели, но и все люди, так или иначе связанные с книгами. (...) Увольнение директора в самый разгар издательских программ и инвестиционных проектов (...) свидетельствует о неутолимой жажде власти и должностей, не дающей покоя нашим политикам», — Ольга Токарчук. «Сегодня в Польше — я говорю сейчас не о моем увольнении, но о процессах, происходящих на всех уровнях государственного управления — наблюдается поистине большевистский захват власти. За несоответствие “линии партии” увольняют даже беременных женщин. (...) Правящие круги и не скрывают того, что с законом они считаться не собираются», — Гжегож Гауден, бывший директор Института книги. («Газета выборча», 4 апр.)
• «Можно по-разному оценивать деятельность Института национальной памяти (ИНП). И все же это была организация, обладавшая большой самостоятельностью, ее директор назначался путем очень сложной процедуры, а уволить его было практически невозможно. Теперь все упростилось — директора института будет назначать парламентское большинство, то есть председатель ПиС. У руководителя ИНП больше не будет гарантий независимости, а деятельностью института вместе с ним будет управлять коллегия, также состоящая из людей ПиС. После многих организаций, павших жертвами так называемых “перемен к лучшему”, пришла очередь ИНП», — проф. Анджей Фришке. («Газета выборча», 2-3 апр.)
• «Повсюду можно услышать истории о том, как люди ПиС жестко подчиняют себе страну. Недавно я встретил старого приятеля, с которым не виделся несколько лет. Он работает в компании «Полимекс», (...) где трудятся около 15 тыс. человек. (...) Раньше в управляющих структурах заседали профессионалы, хорошо ориентирующиеся в большом бизнесе, в том числе международном. (...) Мой приятель рассказывал: “Перемены происходили постепенно — сначала в Министерстве государственной казны, затем был назначен новый министр энергетики, вскоре руки дошли до Агентства производственного развития, затем до нашего наблюдательного совета, после чего изменения коснулись и нашего управления. Вместо двух уволенных руководителей пришли сразу трое, без какого-либо опыта работы в бизнесе такого масштаба. Один из них ранее возглавлял предприятие по утилизации отходов в Седльце, а из этих мест родом министр энергетики Тхужевский, так что они друзья. А наш новый начальник? В свое время он был делегатом партийного съезда ПиС. (...) И, насколько я знаю, такие вещи происходят сейчас повсюду”. (...) А всего-то простой инженер», — Томаш Яструн. («Пшеглёнд», 4-10 апр.)
• «Качинский располагает огромной политической властью, но он этим кому-то обязан. И за полученную власть должен кому-то заплатить. (...) Здесь действует механизм обратной связи: ты — мне, я — тебе. Качинского интересует только власть, (...) и за это он раздает людям должности, до которых они по своей компетентности просто не дотягивают. Поэтому им приходится постоянно чем-то отплачивать за свои должности и посты, и механизм будет действовать, пока этим людям будет чем платить. (...) Качинский — главный заложник системы, которую он сам же и создал. Чего бы стоил одинокий пожилой человек, коротающий вечера в обществе любимой кошки, без всей этой орды стяжателей, готовых на все ради хоть какой-то подачки? Не будет подачек, не будет и Качинского с его властью», — проф. Збигнев Миколейко. («Политика», 23-29 марта)
• «Матеуш Киёвский, Магдалена Киёвская и еще двое активистов Комитета защиты демократии в пятницу отправились с восьмидневным визитом в США. Запланированы встречи польских общественников с чиновниками Госдепартамента. “Мы хотим, чтобы наши американские партнеры имели четкое представление о том, что происходит в Польше”, — комментирует Киёвский цель визита в Америку. Активисты КЗД находятся в США по приглашению некоммерческой организации “Freedom House”». («Суперэкспресс», 2-3 апр.)
• «С 1 марта Комитет защиты демократии является ассоциацией. В конце апреля он начнет принимать членов, примет устав и выберет руководство. А до этого примет программу, проект которой только что опубликован». «В своей программе КЗД делает основной акцент на протестных и просветительских акциях, что позволит создать в Польше гражданское общество». (Себастьян Клаузинский, «Газета выборча», 25 марта)
• «В выходные дни КЗД в нескольких городах Польши провел мероприятия, посвященные принятию нашей Конституции. Самой массовой акцией, организованной КЗД в связи с 19-ой годовщиной принятия Конституции Республики Польша, стал воскресный марш во Вроцлаве, в котором приняли участие более десяти тысяч человек. (...) В субботу в Варшаве день принятия Конституции КЗД отметил перед канцелярией премьер-министра, выставив транспарант “Беата, опубликуй это решение!”. (...) В пикете участвовали несколько тысяч человек». (Себастьян Клаузинский, Яцек Харлукович, «Газета выборча», 4 апр.)
• Поддержка партий: «Право и справедливость» — 29%, «Современная» — 18%, «Гражданская платформа» — 17%, Кукиз’15 — 10%, КОРВиН («Коалиция обновления Республики – Вольность и Надежда») — 5%, «Вместе» — 5%, крестьянская партия ПСЛ — 3%. Опрос «Millward Brown». («Газета Польска цодзенне», 30 марта)
• «Бесплатное предоставление лекарств пожилым людям, программа «500+» (дотация в размере 500 злотых на второго и каждого последующего ребенка) и снижение пенсионного возраста полезны для общества, но не обязательно полезны для экономики. Так полагает большинство респондентов, участвовавших в опросе ЦИОМа. (...) Относительно же введения банковского и торгового налогов мнения опрошенных разделились». («Газета выборча», 4 марта)
• «Реализация ключевой правительственной программы «500+» при ежегодных расходах, превышающих 20 млрд злотых — это очень серьезный вызов для финансовой системы страны. (...) Существует угроза, что дефицит государственных финансов в будущем году превысит лимит в 3% ВВП, что связано с потенциальными финансовыми санкциям со стороны Брюсселя. (...) Большие суммы направляются на поддержку всех семей, не только самых бедных. (...) Именно такая модель государственной поддержки выглядит для широких кругов общественности наиболее убедительно». (Богуслав Хработа, Павел Яблонский, «Жечпосполита», 1 апр.)
• «Премьер-министр Беата Шидло не оставила места для иллюзий. “Мне не кажется, что прибытие в Польшу мигрантов сейчас возможно”, — заявила она в эфире телеканала «Суперстация». (...) До 20 сентября 2015 г. Польша отказала во въезде на свою территорию пятистам иностранцам, мотивируя это интересами обороны либо государственной безопасности, а также охраной общественного порядка и безопасности граждан». (Анджей Гайцы, Изабела Кацпшак, Гражина Завадка, «Жечпосполита», 24 марта)
• «В январе премьер-министр Шидло пообещала, что для начала мы примем 100 беженцев. Теперь же оказывается, что пока что мы не примем никого. (...) У Польши есть два года на реализацию соглашения ЕС относительно беженцев. По этому соглашению мы должны принять 7 тыс. беженцев. 6100 из них прибудут из других стран ЕС. В июле прошлого года Польша согласилась принять 1100 человек, из которых 660 должны были приехать с территории Италии, а остальные — из Греции. А в сентябре, в силу очередного решения Совета ЕС, Польша согласилась принять еще 1201 человека из Италии и 3881 из Греции, что составляло 7,7% от общего числа перемещаемых из этих стран 66 тыс. иностранцев. Кроме беженцев, находящихся на территории ЕС, мы согласились также принять 900 человек, размещенных в лагере для беженцев в Турции. Процедура уже идет: делегация польских военных ведет переговоры относительно приема беженцев с Грецией». (Гжегож Осецкий, «Дзенник газета правна», 24 марта)
• «Среди жертв террористических актов, совершенных в Бельгии, есть один человек с польским гражданством. Кроме того, согласно сообщению польского МИДа, в Брюсселе были ранены трое граждан Польши, которые в настоящее время госпитализированы». («Газета Польска цодзенне», 31 марта)
• «Пограничники задержали 34 сирийцев, перевозивших 15 кг взрывчатки и 4 “пояса шахида” для проведения терактов с участием смертников». («Дзенник газета правна», 11 февр.)
• «Гражданин Пакистана (...) Умер Хайат живет в Варшаве. Здесь у него своя фирма по обучению английскому языку. (...) Он рассказывает: “Я жил во многих странах мира и нигде не сталкивался ни с чем подобным. Здесь, в Польше, меня избили пьяные подростки. Выбили мне зуб, сломали нос. У меня разбиты губы и бровь. (...) После этого инцидента я решил основать в Польше организацию, которая будет бороться за права меньшинств”». (Войцех Карпешук, «Газета выборча», 5 апр.)
• «Кристиана Рамоса, чилийского пианиста и преподавателя, живущего в Польше 12 лет, избил в варшавском пригородном поезде бритый наголо верзила. Перед этим хулиган расспрашивал Рамоса, не араб ли он». («Газета выборча», 29 февр.)
• «По данным опроса, проведенного «Центром Адама Смита», 64% респондентов убеждены, что Польша должна закрыть границы перед беженцами. Однако только четверть опрошенных выражает эту точку зрения категорично. (...) Решительные сторонники закрытых границ составляют всего 8% участников опроса. Опрос был проведен в феврале, то есть перед терактом в Бельгии». (Гражина Завадка, «Жечпосполита», 25 марта)
• «Во время дискуссии на телеканале “TVN-24” у телезрителей поинтересовались, как, по их мнению, нужно поступать с беженцами — развернуть их лодки в обратную сторону или нет. 85% телезрителей ответили: разумеется, развернуть и не пускать. Вы только представьте себе, как после пережитых избиений и изнасилований, чудом избежавшие смерти, лишенные крова, скитавшиеся в море несколько недель, эти люди в лодках слышат от нас: “Возвращайтесь туда, откуда приплыли”. Мы совершенно утратили эмпатию и элементарное воображение», — Ярослав Миколаевский. («Газета выборча», 2-3 апр.)
• «Наплыв беженцев, прибывших в наши края в поисках более безопасной и спокойной жизни, спровоцирован отчасти нами — войнами, которые мы устраивали на их территориях, эксплуатацией их природных ресурсов и рабской силы. (...) Мы должны обеспечить беженцам место для жизни, даже если нам придется несколько потесниться и чуть-чуть пожертвовать собственным комфортом», — Артур Домославский, автор книги «Изгои» (изд-во «Велька литера», 2016) («Тыгодник повшехный», 3 апр.)
• «Ежегодно мы тратим 10-11 млн злотых на оказание помощи людям из Сирии, в основном пользуясь при этом деньгами ЕС и других международных организаций. К счастью, в мире нам доверяют. (...) Но в помощи нуждаются 13 млн человек. Мы поставляем муку и дрожжи в пекарни, шлем продовольственные и гигиенические наборы, обеспечиваем медицинское обслуживание, чиним системы водоснабжения либо доставляем питьевую воду, привозим людям одеяла, спальники, пластиковые покрытия, которые могут на какое-то время заменить крышу над головой. (...) Поляки работают в нашем офисе в Турции, недалеко от сирийской границы. Случается, что они выезжают в Сирию. (...) Я уверена — когда кончится война, сирийцы будут благодарны нам за нашу помощь. Мне только жаль, что им не за что будет поблагодарить мою страну, которая не сделала для них ничего. (...) Мне грустно, что я не могу гордиться тем, что моя страна помогает жертвам войны», — Янина Охойская, создатель и руководитель Польской гуманитарной акции. («Дзенник газета правна», 25-28 марта)
• «По данным Центра по исследованию предубеждений, работающего на базе факультета психологии Варшавского университета, почти 2/3 представителей польской молодежи сталкивались в интернете с проявлениями антисемитизма. Примерно столько же поляков слышало от своих знакомых агрессивные высказывания в отношении цыган. С расистскими заявлениями в сети сталкивался каждый третий взрослый поляк, а также 70% молодежи. На удивление много поляков одобряют использование языка ненависти, особенно в отношении евреев и цыган. (...) Главным носителем языка ненависти выступает интернет — как среди молодежи (55%), так и среди взрослых поляков (28%). (...) Одобрение использования языка ненависти в отношении мусульман в большей степени связано с антииммигрантскими фобиями, нежели с религиозными предубеждениями. (...) В рамках исследования «Нетерпимость, предубеждения и дискриминация в Европе» Андреас Зик и Беате Кюппер два года назад провели опрос среди большой группы лиц старше 16 лет. (...) В результате выяснилось, что враждебность широко распространена на всем континенте, и только по причине принятой в СМИ политкорректности об этом не говорится слишком часто. Самый низкий уровень ненависти наблюдается в Голландии, самый высокий — в Польше и Венгрии». (Мартин Хадай, «Дзенник газета правна», 25-28 марта)