КОМУ ВРЕДИТ МОРОЗ С ВОСТОКА

Своей нынешней политикой по отношению к нашей стране Россия сама вредит своим потенциальным геополитическим сторонникам, а давних и по-прежнему верных товарищей заставляет умолкнуть

В отношении России к Польше на протяжении последних лет можно заметить удивительную, прямо-таки иррациональную тенденцию, на первый взгляд противостоящую традиционному прагматизму российской внешней политики. Если еще несколько лет неприязненные к Польше российские шаги можно было оправдывать желанием замедлить, если не просто торпедировать расширение НАТО и Евросоюза, то теперь трудно найти рациональное объяснение причин того, что та же линия продолжается. Тем более что расхожее мнение о российской дипломатии оценивает ее как необычайно ловкую и прагматическую, почти циничную. Между тем Москва не скупится ни на головомойки Польше и ее нынешней власти, ни на унижающие их шаги. Она позволяет себе высказывания и поведение, которых не допустила бы не только по отношению к канцлеру ФРГ, но и к премьер-министру или президенту самого крохотного государства Западной Европы. Достаточно назвать откладывавшиеся до последней минуты решения о визитах и встречах на высшем уровне, опоздания на них или уже знаменитые монологи на пресс-конференциях в Кремле, посвященные польским верховным властям. Невооруженным глазом видно, что в Москве, мягко говоря, не слишком уважают своих прежних знакомых времен ПНР и СССР и плохо переносят их западную ориентацию, а еще хуже — «вмешательство» в считающиеся почти «внутренними» украинские и белорусские дела.

Однако в нормально проводимой, рациональной политике нет места капризам или оскорбленному самолюбию. Если их выражают, это может означать одно из двух: либо не видят смысла сдерживать эмоции (ибо в общем-то ролью Польши и значением отношений с ней пренебрегают), либо считают, что именно такие «головомойки» принесут результат и изменят польскую политику.

Есть, разумеется, еще и третье объяснение (наименее правдоподобное): что в Кремле ныне правят импульсивные идеологи, способные поставить собственные субъективные амбиции и эмоции выше объективного интереса российского государства. С одной стороны, прежнее КГБ скорее не было местом формирования эмоционального подхода; с другой — непонятная, далекая от прагматизма ангажированность Кремля на стороне Януковича, быть может, должна заставить глубже поразмыслить и над этой, на вид абсурдной гипотезой.

Московская загадка

Анализ польско-российских отношений в целом, в особенности же отношений экономических, дает новые доказательства неуклонного «дисциплинирования», если не прямой ликвидации Польши как партнера. Речь идет не только о широко обсуждаемых вопросах поставок газа и запоздания в графике строительства Ямальского газопровода (обеих ниток) или недавних пертурбаций с поставками нефти из только что национализированного и полностью контролируемого Кремлем ЮКОСа. Речь идет также о тенденции закрывать российский рынок перед польскими потребительскими товарами, особенно молочными продуктами и мясом. Объяснение, что этого якобы требуют российские нормы, более строгие, чем польские и европейские, не требует комментариев.

Россия откровенно старается выказать свое недовольство не только польским властям, но и, например, польским крестьянам или предпринимателям. Для того ли это делается, чтобы от Польши что-то получить, или же из желания совершенно ограничить польскую экономическую деятельность в России (а тем самым, по принципу «взаимности», и российскую в Польше)?

Принимая во внимание информацию, полученную в ходе работы следственной комиссии по т.н. афере «Орлена», можно иметь сомнения относительно действительной готовности российской стороны покинуть польский рынок. Да и геостратегические интересы России должны скорее диктовать другую, более прагматичную политику. Если так, то либо в Москве убеждены, что и так достигнут своих целей в Польше с помощью каких-то скрытых активов и методов, которые, в частности, старается выследить вышеупомянутая комиссия, либо российские знания о Польше скандально недостаточны. Я лично присоединился бы ко второй гипотезе.

Промосковские сидят тихо

Быть может, самое лучшее, что следовало бы сделать польским властям, — это организовать своеобразные семинары для российских аналитиков и должностных лиц. На таких семинарах они могли бы ознакомиться с реалиями государства с либеральной парламентарной демократией, сильными и свободными СМИ, интегрированного в рыночную экономику ЕС. Государства, которое, поддерживая демократические чаяния своих восточных соседей, делает это не потому, что планирует новое наступление на Киев или Москву. Государства, способного проводить амбициозную, но в то же время ответственную внешнюю политику, которую нельзя толковать как выполнение инструкций ЦРУ и других враждебных Москве тайных заграничных центров. Государства со спецслужбами, действующими довольно неплохо и связанными с западными союзниками, и со свободными СМИ, полными любопытства. Государства, где даже бывшие члены коммунистической партии (как политики, так и бизнесмены) видят свои главные шансы в сохранении нынешнего курса политики, а не отходе от него, в европейской интеграции, а не в реанимации СЭВа. Государства, которое настолько экономически сильно, что оно в конце концов справится с дорогостоящей диверсификацией поставок энергии, особенно если новые «трудности» в поставках с востока убедят в необходимости этого даже самых упрямых. А у тех, кто противостоит этой диверсификации по другим причинам, любознательные СМИ фактически отнимут охоту продолжать противодействие. Трудно, кстати, представить себе лучший подарок польским экс-коммунистическим политикам, жаждущим поправить свою репутацию после недавних афер, чем их публичная критика Москвой. Трудно, в свою очередь, вообразить себе худший подарок антизападным — а тем самым фактически пророссийским — политическим партиям, действующим также и в деревне, чем закрытие российского рынка для польского продовольствия. Своей нынешней политикой Россия сама уничтожает своих потенциальных геополитических сторонников, а давних и по-прежнему верных товарищей заставляет умолкнуть.

Россия сама себе вредит

С другой стороны, Польша — единственное крупное государство среди членов НАТО и Евросоюза, которое понимает сложность восточноевропейских стран, специфику коммунистического наследия, масштаб экономических, социальных и психологических разрушений. Она настолько велика и целостна, чтобы без опасений и неофитского националистического ослепления сочетать отрицательный опыт двух последних веков с восприимчивостью к русской культуре и простой человеческой симпатией к славянским побратимам.

Польша — слишком большая и сложная страна, чтобы политику по отношению к ней можно было вести, опираясь на предубеждения и на вчерашнее невежество. Она слишком важный член ЕС и НАТО, чтобы ею можно было пренебречь или изолировать ее, проводя «отдельную дипломатию» с крупнейшими государствами Евросоюза.

Польша без России справится: польские производители найдут другие, более надежные и более требовательные рынки сбыта, польские нефтеочистительные заводы — более надежных, хотя и более дорогих поставщиков, в конце концов будут построены альтернативные газопроводы. Вопрос только в том, действительно ли в долгосрочных интересах России иметь неприязненную ей Польшу. Пока что российские власти как будто утвердительно отвечают на этот вопрос.

Антоний Подольский — директор программы в Центре международных отношений, бывший замминистра внутренних дел и администрации.