СТИХИ ПОЛЬСКИХ ЛАГЕРНИКОВ

Беата Обертынская

Последняя осень

(1939)

...Ночь нарастает с востока, большая, косматая.

Ночь скоро задушит на краю света остаток

зарева, что в почерневших кронах деревьев тлеет.

Парк уснул, погружаясь в землёй притянутый холод,

в сон, над которым воронья стража темнеет —

комьями грязи облеплены ветви голые...

Парк уснул, как усталый узник приговорённый,

что наяву о смерти думать ещё не смеет,

хотя его сон заранее — смерти бессильный брат...

Жар последнего зарева в теснине стволов зажат,

ночь нарастает с востока...

Воркута

Помню тебя, чужая вода, мёртвая, ледяная...

Ты широко по долине шла илистым яром,

равнодушная ко всему, что было в том вражьем крае

обречено на гибель, на беспощадную кару...

Едва сочился рассвет, испаренья курились бледные,

за волосы в неизвестность вода их тянула прочь...

Следом безвольно влачились, напропалую, слепо,

туманы, зарёй рождённые, умирая к исходу ночи.

Ты, вода, не умела, а может статься, и впрямь

не стоило впитывать образ берегов, что плыли с тобой,

лозу и серую глину, выцветшую и упрямую, —

отражённую полуночной, бесцветной, тоскливой водой!

И только когда запад заревом абрикосовым

воспарял над снежным Уралом, где дикая ночь люта,

ты, заколдованная, от страха покорного плоская,

смертельную красоту его удваивала, Воркута!

Ежи Вощинин

Лесоповал

(Из “Таёжных сонетов”)

Стук спотыкался об эхо на рассветном морозе крепком

И отдавался в тайге, угасая где-то над нами.

С вершин и веток дрожащих снег опадал пластами,

Железо разило деревья, летели светлые щепки.

В ритме сухом и быстром пилы визгливо запели,

Как сойки, кричащие осенью средь омертвевших листьев,

Качнулась сосна подрубленная и, резко верхушкой свистнув,

Обрушилась наземь взрывом снежной метели.

Дым от костров в небо тяжёлой лавиной валит,

Пляшет весёлое пламя на ветвях суковатых,

Отогревают спины в дырявых бушлатах

Люди, которые вкалывают на лесоповале.

Охранник курит махорку; как журавль, осторожный,

Бдительно водит штыком, счёт бригаде ведя несложный.

Здислав Бронцель

Лазарь

Мы теперь тоже смердим, словно брат твой, Марфа,

Когда велели ему выйти, обвитому пеленами —

Милость жестокая, жуткая и хранящая жар тот,

Святой, как безмерность свободы, открывшейся перед нами.

Нам, восставшим из праха в мареве зыбком, неярком,

Скорбен путь средь погостов, занесённых снегами.

Мы покаянным шествием плетёмся вдаль, а над нами,

Над нашим надрывным гимном вороны яростно каркают.

Вы на нас смотрите, как на мощи, нежданно найденные,

В страхе: вдруг дорогое лицо ощерится, точно череп.

А кто из вас, заглянув правде в глазные впадины,

Улыбался иначе? Кто решится измерить,

В какую низвергнуты пропасть те, чью вину не изгладить,

А чтобы восстать, словно Лазарь, — как надо верить.

Александр Ват

Ивы в Алма-Ате*

Ивы, они всюду ивы

Прекрасна ты, в блеске и в инее, алма-атинская ива.

Но если я забуду тебя, сухая ива с улицы Розбрат,

пусть отсохнет моя рука!

Горы, они всюду горы

Передо мной Тянь-Шань плывёт в фиолетовой дымке,

пенится свет, скала красок бледнеет и исчезает.

Но если я забуду тебя, вершина далёкая в Татрах

и речка Белая, на берегу которой мы с сыном мечтали о странствиях

под парусами,

а с нами тихой улыбкой прощалась наша добрая покровительница —

пусть превращусь я в камень татранский.

Если я вас забуду

Если забуду тебя родной город

Ночь варшавская, дождь и ворота, а перед ними

нищий просит хлеба крошку,

пёс порвал ему одёжку.

Спи, Ендрусик...

Горестно раскинул я руки, как плакучая польская ива

Если я вас забуду,

газовые фонари на Журавьей, этапы моей любовной муки -

блеск сердец, затаённый в тёмной стыдливости листьев,

шёпот, шорох и дождь, и громыханье колёс в Аллее,

и златопёрый рассвет голубиный

Если забуду тебя, сражающаяся Варшава

кровью вспененная Варшава

если забуду Тебя

если я Вас забуду...

январь 1942

_____________________

* Стихотворение написано после освобождения поэта в рамках амнистии 1941 года. В то время Ват не знал, где находятся его жена и сын. Опубликованное в 1942 г. в журнале “Польша” стихотворение помогло ему найти своих родных.

_____________________