Хроника (некоторых) текущих событий

• «13 декабря (в годовщину введения в 1981 году военного положения с целью ликвидации “Солидарности”) (...) на улицы Варшавы одновременно вышли представители двух противоборствующих лагерей. Лозунг “Хватит уничтожать Польшу!” объединил 5 тыс. человек, что на 3 тыс. превысило количество тех, кто митинговал в поддержку Ярослава Качинского, Беаты Шидло и Анджея Гвязды (данные столичной полиции). (...) По инициативе сторонников Комитета защиты демократии, ужасы минувшей эпохи были символически реконструированы и на улицах других городов. (...) В Лодзи штаб-квартиру ПИС пикетировали ок. 2 тыс. человек, развернувших транспарант “Ползучее военное положение”. На наших глазах происходит раскол общества на два враждующих лагеря. Интересы страны отступают на второй план». (Гжегож Урбанек, «Жечпосполита», 29 дек.)

• «13 декабря я смотрела трансляцию варшавских митингов с некоторым удивлением. (...) Каково же было мое изумление, когда за спиной Ярослава Качинского я увидела священника со столой на шее, а за ним кто-то жег портрет Леха Валенсы», — Данута Поляк. («Пшеглёнд», 19-26 дек.)

• «Маршал Сейма ограничивает права журналистов. (...) Только постоянно аккредитованные при Сейме журналисты (два от каждой редакции) будут иметь право доступа в пресс-ложу, но даже они не смогут делать аудио- и видеозаписи. По телевизору и в интернете можно будет увидеть только лишь официальную “картинку”, записанную камерами Сейма. (...) Изменения, предложенные маршалом Сейма Мареком Кухцинским, нарушают статью 61 Конституции. (...) Мы призываем парламентское руководство отказаться от вредоносных проектов», — 24 редакции различных СМИ присоединились к этому протестному письму. («Газета выборча», 16 дек.)

• «Раньше журналисты не мешали политикам. Камеры всегда стояли тут и там, в соответствии с регламентом и сложившейся практикой. Если журналистов не пускают в пленарный зал заседаний Сейма, это является ограничением права на информацию. (...) Будучи маршалом Сейма, я бы никогда не запретил журналистам присутствовать в зале во время голосования», — Юзеф Зых, судья Государственного трибунала, бывший маршал Сейма. («Жечпосполита», 22 дек.)

• «Десятки людей говорили маршалу Кухцинскому, что он должен отказаться от попыток ограничить свободную работу журналистов в парламенте. Он не послушал. Возражающего против таких действий депутата “Гражданской платформы” Михала Щербу Кухцинский отстранил от участия в заседании. Без всяких на то оснований. (...) Маршал Сейма, вместо того, чтобы отказаться от своих планов, принял очередное скандальное решение, вообще запретив журналистам доступ в парламент. Это беспрецедентный шаг —не могу припомнить, чтобы подобное происходило в свободной Польше после 1989 года», — Павел Сенницкий, главный редактор. («Польска», 19 дек.)

• «Всё началось с выступления депутата “Гражданской платформы” Михала Щербы, которого за демонстрацию листка с надписью “Свободные СМИ в Сейме” маршал Марек Кухцинский после нескольких напоминаний отстранил от участия в заседании. Тогда трибуну заблокировали депутаты оппозиции, которые пели национальный гимн и скандировали лозунги, требующие отменить ограничения для масс-медиа и вернуть Щербе право участвовать в заседании. “Блокирование доступа к трибуне — это просто хулиганство”, — говорит Ярослав Качинский». (Мачей Дея, «Польска», 19 дек.)

• «В Польше существует пагубная традиция национальной измены. (...) Это словно закодировано в генах у некоторых людей, у тех самых поляков худшего сорта. И этот худший сорт сейчас проявляет неслыханную активность, поскольку чувствует, что он — в опасности», — Ярослав Качинский. («Ньюсуик Польска», 2-8 янв.)

• «Депутаты от оппозиции подготовили манифест “Декалог свободы”. В десяти пунктах оппозиция требует, чтобы власть не ограничивала следующих свобод: слова, печати, интернета, совести, самоуправления, культуры, хозяйственной деятельности, парламента, науки, гражданских собраний. Гарантией же свободы, подчеркивает оппозиция, является независимость судов и трибуналов. (...) С критикой протеста выступили церковные иерархи. Кардинал Дзивиш (...) призвал депутатов покинуть парламент и провести рождественские праздники со своими семьями. Архиепископ Хенрик Хосер (...) заявил: конфликт очень серьезен. (...) Это спектакль, у которого есть свои режиссеры и актеры. Глава варшавско-пражской епархии осудил тех, кто протестует в Сейме во время рождественских праздников». (Яцек Низинкевич, «Жечпосполита», 27 дек.)

• «В условиях блокады парламентской трибуны частью депутатов от оппозиции маршал Кухцинский принял решение о переносе заседания Сейма в Колонный зал. Там был принят закон о бюджете, а также (при 235 голосах “за” и одном воздержавшимся) закон, ограничивающий размер пенсий бывших сотрудников госбезопасности до размера средней пенсии». (Артур Ковальский, «Наш дзенник», 19 дек.)

• «ПИС считает, что бюджет принят. Однако, по мнению оппозиции, голосование было незаконным, поскольку к участию в нем были допущены не все депутаты. Оппозиция также настаивает, что количество депутатов, находившихся в зале заседания, было подсчитано неправильно, а часть парламентариев включило себя в список присутствующих уже после голосования». (Анна Попёлек, «Газета выборча», 20 дек.)

• Среди церковных иерархов «критиковать ПИС отважился только находящийся на пенсии епископ Тадеуш Перонек, бывший генеральный секретарь Епископата Польши, заявивший: “Нельзя творить добро дикими методами. Ночные заседания, законы, принимаемые один за другим без всякого обсуждения, лишение голоса оппозиции — не говоря уже о том, что ни одно из ее предложений так и не было принято. Это диктатура, а диктатура ужасна в любом случае”». (Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 27 дек.)

• «Опасный прецедент: впервые партия, располагающая большинством в несколько мандатов, собралась на отдельное заседание без участия оппозиции, чтобы принять закон от лица всего Сейма Республики Польша. (...) Исключение оппозиции из обсуждения и голосования нарушает основные принципы парламентской демократии, и, по сути своей, означает свержение демократического строя», — проф. Кароль Модзелевский. («Газета выборча», 7-8 янв.)

• «Протесты по всей Польше против ПИС и ограничения работы журналистов в парламенте, взвинченные депутаты Сейма и депутат Иоанна Муха, потрепанная варшавской полицией — и всё это из-за бесцеремонного решения маршала Кухцинского в отношении журналистов». («Суперэкспресс», 19 дек.)

• «На улицу высыпали сторонники “того, как было раньше”. Защитники старого уклада, которые в пятницу вместе с подпитыми вандалами напали на парламентариев». (Войцех Муха, «Газета Польска цодзенне», 19 дек.)

• «Демонстранты силой оттеснены от здания Сейма. Забор, ограждающий парламент. Сотни полицейских вокруг Сейма и десятки полицейских машин (а также водометов — В.К.) в окрестностях парламента. Так выглядят новые порядки, установленные ПИС, чтобы вернуть мир и покой». (Магдалена Рубай, «Факт», 21 дек.)

• «В демонстрациях участвовало несколько, может, несколько десятков тысяч человек в ряде городов Польши, что на фоне всей страны составляет ничтожный процент. Так что это нельзя назвать массовыми протестами. Обострение дискуссии между властью и организованной оппозицией в действительности обнаружило беспомощность как власти, так и оппозиции», — проф. Рафал Хведорук. («Трибуна», 21 дек.)

• «В субботу глава Независимого самоуправляющегося профсоюза полицейских Рафал Янковский сделал заявление: “В связи с последними событиями и вызовом полиции для защиты части парламентариев и охраны государственных объектов Варшавы, в частности, Сейма РП, выражаю свою негативную оценку попыткам использовать полицию в сиюминутных политических интересах”. (...) Янковский напоминает: “Мы — неполитическая структура, втягивать полицию в политическую игру — недопустимо, поскольку может привести к утрате доверия поляков к нашей системе”. (...) Полиция с пятницы охраняет вход на территорию Сейма. По всей Польше полицейские также взяли под защиту офисы ПИС, депутатские бюро правящей партии и даже жилища ее политиков. (...) В субботу полицейские отряды превенции со всей Польши были стянуты в Варшаву». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 19 дек.)

• «Это была попытка путча. (...) Это была серьезная попытка парализовать власть силовыми, недемократическими методами. В основе ее лежало стремление не дать нам принять бюджет. (...) Согласно этим планам, оккупация Сейма должна была помешать принять бюджет также в течение следующих недель. (...) Они были готовы к этим акциям. Заказали в Сейме бутерброды. (...) Масс-медиа опустились ниже некуда. (...) Они принимали непосредственное участие в путче. (...) Не будем также забывать о преступном характере действий оппозиции. (...) Это была серьезная попытка путча, предпринятая, однако, довольно узкой группой. Самые крупные демонстрации в эти дни собрали от силы 3 тыс. человек», — депутат Ярослав Качинский, председатель партии «Право и справедливость». («В Сети», 27 дек. — 8 дек.)

• «Был ли политический кризис спровоцирован намеренно или это случилось само собой? Ведь Ярослав Качинский пообещал недавно, что в конце года “что-то будет”. Имел ли он в виду именно эту переломную ситуацию? И если да, то с какой целью?», — Богуслав Хработа, главный редактор. («Жечпосполита», 19 дек.)

• На вопрос телекомпании «TNS Polska» «47% респондентов ответили, что не поддерживают деятельность “Гражданской платформы” и “Современной”, 28% — решительно не поддерживают, а 19% — скорее не поддерживают. Решительную поддержку оппозиции (...) выразили только 12% опрошенных, 14% ответили, что скорее поддерживают деятельность оппозиции. (...) На вопрос о том, добросовестны ли СМИ в освещении ситуации в Польше, 62% ответили утвердительно». («Жечпосполита», 23 дек.)

• «“Мы собрались здесь вместе с премьер-министром и маршалами, чтобы передать оппозиции некий позитивный сигнал, протянуть ей руку”, — так Ярослав Качинский говорил в начале пресс-конференции, состоявшейся в среду. (...) “На депутатов от оппозиции распространяются те же самые законы, что и на остальных, в том числе и нормы уголовного права! А нормы права здесь нарушаются! Мы наблюдаем действия, которые носят преступный характер”, — гремел председатель правящей партии». («Суперэкспрес», 22 дек.)

• «Опрос агентства “IPSOS” (…): 6% опрошенных были бы готовы выйти на улицы, чтобы защищать нынешнюю власть, а желание участвовать в протестах выразили 11% от 1003 респондентов. (...) Из этого следует, что в Польше: “1,8 млн активных защитников так наз. «перемен к лучшему» и 3,4 млн тех, кто готов протестовать и поддерживать протестное движение”. (...) В наступающем году поляков ждет целая серия повышений тарифов на газ, электричество, воду. Вырастут цены на продукты и, скорее всего, на бензин, уже не говоря о болезненном удорожании страхования ответственности. (...) Тем временем количество штатных единиц в полицейских отрядах превенции составляет 6801. Прочие полицейские, военная жандармерия, а также мифические войска территориальной обороны не обладают необходимыми навыками, позволяющими справиться с агрессивной толпой. (...) Во время военного положения моторизованные резервные отряды гражданской милиции насчитывали ок. 13 тыс. сотрудников и могли рассчитывать на поддержку армии. (...) С колеблющейся армией и деморализованной администрацией, а также симпатизирующими оппозиции судами, правительство еще кое-как может удержать контроль над столицей. Что до остальных городов, то здесь ему останется лишь положиться на милость провидения. (...) На недавний марш независимости в Варшаве пришли всего ок. 100 тыс. человек. Молодые националисты с восторгом смотрят на Качинского, хотя тот относится к ним как к еще одному орудию в политической борьбе». (Анджей Краевский, «Дзенник газета правна», 30 дек. — 1 янв.)

• «Таких массовых протестов в Польше не было с 1981 года. Это говорит само за себя. К этому нужно добавить еще мнение таких авторитетных структур, как Европейская комиссия, Венецианская комиссия и Европейский парламент, однозначно поддерживающих позицию протестующих, а не властей, утверждающих, что всё в порядке. Польша вновь стала больным гражданином Европы. Ко всеобщему удивлению, бывший передовик демократизации и экономических реформ теперь дрейфует в сторону российской и белорусской политической системы. В европейском политическом контексте для нашей страны — это катастрофа. Достижения последних 25 лет выброшены на свалку. (...) Не будем забывать, что одновременно ведется работа над проектом, связанным с увольнением и понижением по службе офицерского состава. Это (...) подготовка к масштабной чистке высших руководящих кадров, которые будут заменены молодыми карьеристами, внезапно назначенными на высокие должности. Таким образом ПИС хочет сформировать кадры, полностью лояльные в отношении правящей партии, а не Польши. (...) Это путь к диктатуре», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел, министр юстиции и маршал Сейма. («Жечпосполита», 27 дек.)

• «Министр Мацеревич взял польские вооруженные силы под свой полный контроль. (...) Перемены в армии происходят в таком напряженном темпе, что министерство национальной обороны было вынуждено проводить генеральский курс в заочном режиме. (...) Люди, которые провели на этом курсе всего два месяца, не пройдя его и до половины, назначаются на генеральские должности. (...) Раньше, чтобы получить очередное звание, нужно было ждать не менее трех лет. Три года необходимы, чтобы офицер получил знания и опыт, а мы могли бы проверить, может ли он быть генералом. (...) Мы избавляемся от людей, добывавших свои погоны на войне, их заменят те, кто на войне никогда не был. Известно, что это значит». (Юлиуш Цвелюх, «Агора», 1 янв.)

• «Сегодня армия призвана не гарантировать безопасность государства, а обеспечивать политический тыл. Военные и их семьи — это солидный электорат. (...) Сегодня продвижение по службе зависит от совершенно иных факторов, нежели раньше — военные просто должны выполнять всё, что требуют от них политики. Генералов, у которых есть реальный опыт командования боевыми подразделениями, в армии осталось всего ничего», — ген. Вальдемар Скшипчак. («Дзенник газета правна», 19 дек.)

• «Два высших командующих в польской армии — генерал Адам Гоцул, начальник Генерального штаба, и генерал Адам Дуда, руководитель Инспектората вооружения — подают в отставку. Это очередной громкий уход после отставки генерала Мирослава Ружанского, главнокомандующего вооруженными силами. (...) “Армейские кадры сейчас находятся под таким сильным давлением непродуманных решений руководства минобороны, что люди, которым не безразлично собственное достоинство, не могут закрывать на это глаза”, — комментирует генерал Станислав Козей, бывший начальник Бюро национальной безопасности. “Это трагические решения. Если кто-то решается уйти из армии, у него должны быть на это серьезные причины. Однако мириться с тем, что происходит, можно лишь до определенных границ”, — добавляет Козей». (Мачей Орловский, «Газета выборча», 16 дек.)

• «26-летний бывший аптекарь Бартломей Мисевич (техник фармации — В.К.) вновь назначен пресс-секретарем министерства национальной обороны и директором политического кабинета министра обороны Антония Мацеревича. (...) Во вторник окружная прокуратура в Пётркуве-Трыбунальском прекратила следствие, в ходе которого пресс-секретарь минобороны обвинялся в том, что обещал муниципальным депутатам “Гражданской платформы” должности в компаниях государственного казначейства в обмен на их поддержку ПИС». («Газета выборча», 8 дек.)

• «Вот уже несколько месяцев остаются незанятыми должности военных атташе во многих ключевых дипломатических представительствах, к примеру, в США, Великобритании, Канаде». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 21 дек.)

• «Впервые за многие годы оборонное ведомство никак не обосновало положений одного из ключевых документов, связанных с покупкой вооружения — модифицированного “Плана технической модернизации вооруженных сил Республики Польша на 2013-2022 годы”. По этому вопросу нам приходится довольствоваться очень общей и обрывочной информацией». (Михал Ликовский, «Рапорт войско техника обронносць», №11)

• «В настоящее время я не наблюдаю реальной военной угрозы нашей стране и в этом смысле могу сказать, что мы в безопасности. (...) Мы видим повышенную активность России по размещению в Калининградской области современного вооружения и организации маневров провокационного характера», — президент Республики Польша Анджей Дуда. («До жечи», 19-26 дек.)

• Как минимум четырежды «дроны подлетали со стороны Калининградской области. (...) В прошлом году пограничники также зафиксировали четыре таких случая. Беспилотники летали над польской территорией как в дневное время, так и с наступлением темноты. (...) Направляя свои летательные объекты за польскую границу, россияне тем самым проверяют нашу бдительность. С другой стороны, эти устройства могут служить им в разведывательных целях». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 9 дек.)

• «Польша была и остается безусловной целью российской активности, находящейся на стыке гибридной и информационной войн. Но за последние годы кое-что изменилось. Мы перестали быть всего лишь безусловной целью. Мы превратились в цель идеальную. Погрузившаяся в глубокий, тотальный политический конфликт, истерзанная комплексами и ксенофобией, всё более изолирующаяся от Европы Польша так и просится, чтобы кто-то раскачивал ее внутренние настроения снаружи, продолжая ослаблять польскую государственность, в том числе польскими руками. Пока ведущие политики публично обвиняют друг друга в том, что их оппоненты льют воду на мельницу российской гибридной агрессии, гибридная война на самом деле идет. (...) Продолжая оставаться неразумными детьми, легко позволяющими водить себя за нос, мы совершенно не можем быть уверены в своем очень недалеком будущем». (Витольд Гловацкий, «Польска», 5-8 янв.)

• «В Европе проведение совместной политики в сфере безопасности означает также сотрудничество в сфере военной промышленности. Как видим, Польша не хочет в этом участвовать. Об этом свидетельствует решение отказаться от предложений французов относительно вертолетов, то бишь от производства вертолетов на предприятии, которое французы построили бы в Польше вместе с бюро развития. (...) Польша это предложение отвергла, о чем прямо заявили министры обороны Франции и Германии в письме министру обороны. У нас была возможность стать частью европейской оборонной промышленности, войти в своего рода элитарный клуб. Мы небрежно от этого отказались, что будет иметь для нас соответствующие последствия как экономического, так и политического характера. А всё потому, что мы окажемся вне того круга, который будет развивать совместную политику безопасности», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел, министр юстиции и маршал Сейма. («Пшеглёнд», 27 дек. — 1 янв.)

• «Если у нас по нашей собственной воле сложились напряженные отношения с Францией и Германией, (...) и это в ситуации, когда на востоке мы соседствуем с враждебно настроенной Россией и разочаровавшейся, неуверенной в собственном будущем Украиной — всё это трудно назвать зарубежной политикой. Это антиполитика. Это (...) политический абстракционизм, ведущий к маргинализации Польши и нарушающий ключевые интересы безопасности, результат, о котором враждебные нам политики еще недавно могли только мечтать». — Хенрик Шлайфер. («Дзенник газета правна», 23-26 дек.)

• «Я настоятельно подчеркиваю: мы будем править долго. Как минимум три срока. (...) Мы решили пересмотреть всю экономическую модель Третьей Речи Посполитой. (...) План во имя ответственного развития — это (...) поиск решений в контексте самых последних исследований и новейшей экономической мысли. (...) В Польшу сейчас приезжают люди из Международного валютного фонда, Всемирного банка, Организации экономического сотрудничества и развития, и все они говорят: у вас хорошая стратегия развития, реализуйте ее. Через 12 лет я начну свою четвертую каденцию на посту вице-премьера, празднуя реализацию 90% нашего “Плана ответственного развития”», — вице-премьер Матеуш Моравецкий. («Польска», 5-8 янв.)

• «Почти за 10,6 млн злотых Государственное управление социального страхования и Польский фонд развития выкупили у итальянцев второй по величине банк в Польше — “Pekao SA”. Это большой шаг в рамках обещанной ПИС реполонизации банковского сектора». («Газета выборча», 9 дек.)

• «Поляки довольны программой 500+, поскольку ни одно предыдущее правительство не давало им прямо в руки 500 злотых на ребенка, практически не заглядывая людям в бумажник и не спрашивая, на что они потратят эти деньги. В общей сложности в этом году 2,74 млн польских семей получат 17 млрд злотых, а в 2017 г. — 23 млрд злотых. Поддержку получат 3,79 млн детей, то есть половина всех малышей, не достигших 18 лет. (...) С октября этого года зарегистрировано на 14,5 тыс. беременностей больше, чем за тот же самый период 2015 года. (...) По прогнозам Всемирного банка, количество детей, живущих в крайней нужде, уменьшилось на 70% и снизилась примерно до 187 тыс. с 623 тыс. в 2015 году. (...) Количество тех, кто не работает и занимается семьей, с января по сентябрь увеличилось на 144 тыс. человек». (Анна Цесляк-Врублевская, «Жечпосполита», 28 дек.)

• «Согласно проведенному Главным управлением статистики (ГУС) “Исследованию экономической активности населения”, с марта по сентябрь количество неработающих увеличилось на 150 тысяч человек. В качестве причины своей профессиональной бездеятельности эти люди называют “семейные обязательства, связанные с ведением домашнего хозяйства”. Одновременно выросло количество неработающих в возрасте 25-44 лет, а единственной группой, в которой профессиональная активность снизилась, оказались женщины. (...) Всё это укладывается в логическую схему: то, что люди бросают свою профессиональную деятельность, напрямую вытекает из программы 500+, утверждает Ига Магда из Института структурных исследований». (Марек Хондзинский, Гжегож Осецкий, «Дзенник газета правна», 9 дек.)

• «Президент Анджей Дуда подписал в понедельник новую редакцию закона о пенсиях и пособиях, которая предусматривает, что с 1 октября 2017 г. на пенсию смогут выходить женщины в возрасте 60 лет и мужчины, достигшие 65 лет». («Жечпосполита», 20 дек.)

• Снижение пенсионного возраста — «это бомба с коротким фитилем, заложенная под всю социально-экономическую систему. Когда она взорвется, а она обязательно взорвется в течение нескольких лет, произойдет следующее. Сначала неплатежеспособным станет Управление социального страхования. А когда оно станет неплатежеспособным, правительству придется доплачивать людям из бюджета. Это, в свою очередь, будет означать катастрофу государственного бюджета, его банкротство. (...) Снижение пенсионного возраста (...) стремительно, буквально за несколько лет, приведет к чувству глубокого разочарования. (...) И поскольку к тому времени Качинский завершит построение полицейского государства, оно сможет очень даже пригодиться», — проф. Кароль Модзелевский. («Пшеглёнд», 9-15 нояб.)

• «В пятницу вечером рейтинговое агентство “Fitch” решило сохранить за Польшей оценку ее надежности на уровне А — “со стабильной перспективой”. Рейтинг Польши в пятницу должно было также проверить агентство “Moody’s”, но потом сообщило, что 13 января его не обновило (у Польши рейтинг А2). (...) Агентство “Fitch” также актуализировало прогнозы относительно экономического роста в Польше. По оценкам “Fitch” этот рост в прошлом году составил 2,7%, в текущем — 3%, а в 2018 г. экономический рост в нашей стране может ускориться до 3,2%». (Анна Попёлек, «Газета выборча», 14-15 янв.)

• «Опубликованные вчера данные демонстрируют ослабление наших экономических позиций среди других 28 стран ЕС. Если в июне по темпу экономического роста мы занимали 8-е место, то в сентябре опустились на 12-е». (Павел Яблонский, «Жечпосполита», 7 дек.)

• «Согласно последним данным ГУСа, за первые десять месяцев прошлого года мы экспортировали товары на сумму 150,9 млрд евро, что всего на 0,8% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Это означает, что наш экспорт рос в десять раз медленнее, чем в 2015 году. А темп его роста был самым низким с 2009 года, когда наша внешняя продажа уменьшилась на 15,5% в связи с мировым экономическим кризисом». (Януш К. Ковальский, «Дзенник газета правна», 2 янв.)

• «В ноябре впервые за два года цены перестали снижаться и остановились на уровне прошлого года, а по отношению к предыдущему месяцу — октябрю — выросли на 1%. (...) Согласно прогнозам Национального банка Польши, в следующие месяцы и годы инфляция будет расти. В 2017 г. она составит 1,3%, год спустя — 1,5%». (Адриана Розвадовская, «Газета выборча», 31 дек. — 1 янв.)

• «Даже не знаю, какие еще правила могут появиться, и уже сама эта неуверенность — большая проблема. Сегодня оппозиция не может влиять на содержание принимаемых законов, а конституция по большому счету перестала действовать. Это отчетливо повысило уровень тревоги. (...) Экономическая статистика говорит, что уровень инвестиций весьма снизился. (...) А раз предприниматели не инвестируют деньги, значит, они чувствуют себя неуверенно. И не знают, чего ожидать от законодателей», — Анджей Бликле, предприниматель. («Польска», 9-11 дек.)

• «“Не инвестируются деньги в страну, где политическая жизнь вынесена на улицы. И этим принципом руководствуются как зарубежные, так и отечественные инвесторы”, — говорит Януш Янковяк, главный экономист Польского совета бизнеса. (...) “Неопределенность относительно легальности работы над ключевым законом, законом о госбюджете, вызывает сомнения по поводу легальности самого бюджета”, — говорит Гжегож Малишевский, главный экономист банка “Миллениум”. В свою очередь, по мнению Станислава Гомулки, главного экономиста “Business Center Club”, деятельность правительства в институциональной сфере рождает беспокойство относительно соблюдения законов. И всё это влияет на состояние экономики». (Анна Цесляк-Врублевская, «Жечпосполита», 20 дек.)

• «У нынешнего экономического хаоса немало причин. Первая — слишком большое количество центров власти. С одной стороны — госпожа премьер-министр, реальная власть которой невелика, с другой — штаб-квартира ПИС, источник инструкций, новых назначений и конфликтных ситуаций. Такая практика санкционировала двойной характер власти: источником одной выступают формально занимаемые должности, источником другой — политические взгляды и сиюминутные настроения председателя ПИС. Поэтому некоторые министры (напр., Моравецкий, Мацеревич, Тхужевский, Шишко, Наимский) охотнее общаются непосредственно с Качинским, и в значительной мере на результатах этого общения выстраивают свою, независимую от премьера политику. Тем, кто как-то провинился перед председателем, пришлось уйти, как министру казначейства Давиду Яцкевичу и министру финансов Павлу Шаламахе. Премьер-министр Шидло простилась с ними с большим сожалением. (...) Как следствие (...) — противоречащие друг другу сигналы и высказывания по важным экономическим вопросам, исходящие из разных центров власти», — фрагмент отчета, подготовленного редакцией «Политики». («Политика», 7-13 дек.)

• «В январе государственный долг, показываемый счетчиком Форума гражданского развития в центре Варшавы, превысил символическую границу в биллион злотых. Такова была стоимость целой польской экономики всего десять лет назад. Еще годом ранее, в конце 2015 г., наша задолженность составила 919,7 млрд злотых. (...) В конце 2017 г. долг возрастет до 1075 млрд злотых. (...) Долг растет и по отношению к ВВП. В конце 2015 г. он составил 51,5% ВВП (согласно методологии ЕС), а в конце этого года должен достигнуть 55% ВВП». (Анна Цесляк-Врублевская, «Жечпосполита», 11 янв.)

• По данным Форума гражданского развития, так наз. скрытый долг, охватывающий прежде всего право на пенсии и пособия, превышает 3,2 биллиона злотых. («Дзенник газета правна», 11 янв.)

• «Наше величайшее поражение — демографическая катастрофа. (...) После 2020 года население Польши будет сокращаться на 150 тыс. человек в год. (...) Демографического краха, по-видимому, не удастся избежать, поскольку остается всё меньше женщин детородного возраста. (...) ПИС, к сожалению, как раз принял катастрофическое решение о снижении пенсионного возраста. (...) Вскоре мы столкнемся с проблемой нехватки рабочих рук. (...) В итоге будут введены гражданские пенсии, одинаковые для всех. Кончатся пенсии для военных, судей и пр., поскольку эти категории граждан просто не на что будет содержать. (...) Нехватка денег — это лишь вопрос времени. (...) У нас царит очень сильный политический раскол, который потихоньку начинает угрожать нашему цивилизационному развитию. (...) Последние десять лет мы развивались главным образом благодаря капельнице Евросоюза. Однако эти вливания скоро кончатся», — проф. Антоний Дудек. («Жечпосполита», 24-26 дек.)

• «Количество украинцев, которые платят взносы в Управление социального страхования (УСС), за год выросло на 70%. Приезжие с берегов Днепра тем самым уменьшают зазор, который появится в страховой системе после снижения пенсионного возраста. По данным самого УСС, в конце сентября управление страховало 172 тыс. украинцев, работающих в Польше. Среди всех иностранцев, платящих взносы в УСС, они составляют 64%. Это больше, чем в прошлом году, когда среди 188 тыс. застрахованных иностранцев была 101 тыс. украинцев. В 2015 г. владельцы паспортов с трезубцем составляли 0,7% всех застрахованных. В этом году это уже 1%». (Марек Хондзинский, Гжегож Осецкий, «Дзенник газета правна», 8 дек.)

• «Украинцы жалуются на грубость и унижения, которым они подвергаются на нашей границе. Количество жалоб за несколько месяцев существенно выросло. Факты хамского отношения к гостям подтверждают как польские туристы, пересекающие польско-украинскую границу, так и многочисленные польские журналисты, которые ездят на Украину. В конце концов сам украинский посол Андрий Дещица стал жертвой подобного недостойного обращения». (Анджей Ломановский, «Жечпосполита», 28 дек.)

• «Более 60 украинцев польского происхождения просят польский МИД эвакуировать их с Донбасса. Однако правительство не намерено делать этого и только предлагает выплату скромного пособия». «После отказа МИДа организовать очередную эвакуационную акцию, поляки Донбасса несколько дней назад направили просьбу о вмешательстве президенту Польши, а также маршалам Сейма и Сената». (Михал Кокот, Петр Андрусечко-Киюв, «Газета выборча», 13 дек.)

• «Председателем Союза поляков Беларуси (СПБ) стала Анжелика Борис, (...) избранная на тайном голосовании большинством делегатов IX съезда СПБ (...) в Гродно. (...) Независимый СПБ вот уже более десяти лет действует подпольно, (...) насчитывает свыше 6 тыс. активных членов, (...) имеет отделения почти во всех регионах Беларуси». (Руслан Шошин, «Жечпосполита», 12 дек.)

• «Польская делегация во главе с маршалом Сената проф. Станиславом Карчевским побывала с двухдневным визитом в Беларуси. (...) Впечатления маршала Сената РП от беседы с президентом Беларуси: (...) “Сердечная беседа продолжалась более часа. Лукашенко очень приветливый, мягкий человек. Это политик, для которого Беларусь важнее всего. Невооруженным взглядом видно, что страна меняется, развивается». («Пшеглёнд православны», янв.)

• «Промывание мозгов не проходит бесследно. Люди до того напуганы, что при одном только виде беженца начинают звать полицию. А некоторые просто лезут в драку. В Польше дебаты о мигрантах происходят на языке “Национально-радикального лагеря”. (...) Все эти слова о болезнях и эпидемиях, которые нам угрожают, о заразах, которые могут появиться вместе с беженцами, холере, дизентерии, паразитах, бактериях (...) произносит лидер правящей партии», — Хенрик Шлайфер. («Дзенник газета правна», 23-26 дек.)

• «С 1 января в Польше произошло не менее шести расистских нападений и избиений. “С ненавистью у нас всё в порядке”, — говорит министр внутренних дел и администрации Мариуш Блащак. («Газета выборча», 7-8 янв.)

• «С огромным удивлением и огорчением мы наблюдаем, как государственная власть упорно не реагирует на тот факт, что в Польше вот уже довольно продолжительное время усиливаются расистские настроения, в результате которых происходят инциденты вроде недавнего случая с нашим коллегой» с факультета востоковедения Варшавского университета. Нападение на аспиранта-нигерийца произошло в конце ноября. Письмо в адрес министра науки Ярослава Говина подписали свыше 530 студентов и преподавателей Варшавского университета. (по материалам Войцеха Карпешука, «Газета выборча», 23 дек.)

• «Прошел еще один год, а Польша так и не приняла ни одного ребенка из Сирии. По радио об этом не сказали. А вот румыны приняли. И неотесанные литовцы, и безбожные чехи, и греки, и итальянцы — у этих что, другого выхода нет? Им приходится быть добрыми по причине своего географического положения? А немцы? Как получилось, что из народа, запятнавшего себя нацизмом и геноцидом, выросло самое альтруистическое общество Европы? (...) Что же они, все эти европейцы-неполяки, сделаны из другого теста? Исповедуют какую-то другую богочеловеческую религию?», — Войцех Тохман. («Газета выборча», 2 янв.)

• «Католическая религиозная республика, проект которой я бы одобрил, не отдавала бы предпочтения католикам, (...) но накладывала бы на них особые моральные обязательства. (...) В Католической религиозной республике государство следило бы, чтобы тот, кто нанес кому-либо обиду, испытывал бы муки совести. (...) Так что умники, издевающиеся над польским Епископатом, должны увидеть в проекте Католической религиозной республики свой жизненный интерес», — Филип Мемхес. («Жечпосполита», 26-27 янв.)

• «Когда я прочитал (...) текст Филипа Мемхеса “Пришло время Католической религиозной республики”, у меня было впечатление, что передо мной своего рода лакмус, цель которого — проверить, готова ли Польша полностью порвать с ценностями Просвещения и вернуться к автократической системе. Системе, в которой рамки того, что дозволено обществом, навязаны католической верхушкой при полном слиянии интересов государства и Церкви», — Збигнев П. Щенсный. («Жечпосполита», 13 дек.)

• «В минувшие выходные поклониться иконе Матери Божьей Ясногурской прибыли, согласно ежегодной традиции, футбольные фанаты. По дороге в Ченстохову полтора десятка этих “паломников” обокрали бензоколонку. (...) В специальном письме премьер-министру Шидло футбольные фанаты призвали “не останавливаться в деле преобразования отчизны”. (...) С теплыми словами также обратился к собравшимся заместитель приора о. Ян Потеральский: “Считаю вас поистине великими гражданами Польши (...) — ведь это вы так любите нашу страну, ведь это вы на стадионах вспоминаете наших несломленных солдат, ведь это вас можно встретить на улицах польских городов, где вы так ярко выступаете на стороне Польши, на стороне тех, кто сражался за нее. (...) Вас по праву можно назвать великими героями XXI века”». (Станислав Тым, «Политика», 11-17 янв.)

• «Марек Ендрашевский. Церковный иерарх, не скрывающий своего восторга по поводу “Радио Мария”. Добрыми католиками, достойными того, чтобы с них брали пример, он считает националистов, которые в кафедральном соборе Лодзи скандируют: “Смерть врагам отчизны!”. Архиепископ Ендрашевский известен своей политической активностью, особенно борьбой с проявлениями так наз. “левых взглядов” — гендерными теориями, феминизмом, либерализмом». (Ярослав Маковский, «Газета выборча», 16 дек.)

• «Значительная часть Европы плохо относится к Польше. Но нечто подобное происходило и в XVIII веке. К нам тогда тоже плохо относились в Европе, особенно во Франции и других центрах европейского Просвещения. Почему? Потому, что Польша была католической», — архиепископ Марек Ендрашевский, краковский митрополит. («Жечпосполита», 24-26 дек.)

• «Европейский парламент вчера в четвертый раз за этот год обсуждал ситуацию с соблюдением законности в Польше. (...) Председатель Европейской комиссии Франс Тиммерманс (...) прямо заявил, что польское правительство не выполняет рекомендаций Европейской комиссии и Венецианской комиссии по разрешению кризиса вокруг Конституционного трибунала. (...) Бригит Сиппель, немецкий евродепутат от партии Социалистов и демократов, заявила, что в отношении Польши необходимо применить санкции, если она и дальше будет нарушать закон». (Михал Кокот, «Газета выборча», 15 дек.)

• «Впервые столь продолжительными были дебаты относительно ситуации в нашей стране на заседании комиссаров ЕС в среду. (...) Выступили 10-12 комиссаров, и все были очень критично настроены. Многие высказались за то, чтобы лишить Польшу денег ЕС». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 22 дек.)

• «Президент подписал пакет законов о Конституционном трибунале. (...) А также привел к присяге нового судью вместо председателя Анджея Жеплинского». («Газета Выборча», 21 дек.)

• «Президент назначил судью Юлию Пшилембскую новым председателем Конституционного трибунала. (...) Оппозиция раскритиковала действия президента, расценив их как продолжение “уничтожения” трибунала и констатировав, что “конфликт, к сожалению, продолжается”. (Зенон Барановский, «Наш дзенник», 22 дек.)

• «Президент Конституционного трибунала Юлия Пшилембская: “Чрезмерный интерес СМИ не способствует спокойному рассмотрению дела. Поэтому журналистов теперь будут пускать не на все заседания”». («Дзенник газета правна», 11 янв.)

• «У судей, которые не согласятся применять в своей практике постановления Конституционного трибунала, могут возникнуть неприятности. Им грозит “дисциплинарная ответственность, а также последствия, связанные с несоблюдением правовых норм, которые четко указывают, что суды и конкретные судьи обязаны исполнять действующие в Польше законы”. Так на информацию о том, что суды могут отказаться применять постановления нового Конституционного трибунала, отреагировал Збигнев Зёбро». (Малгожата Крышкевич, «Дзенник газета правна», 27 дек.)

• «Анджей Дуда подписал вчера законы, реформирующие образование. (...) Гимназии будут поэтапно ликвидироваться, профессиональные школы заменят отраслевыми, а срок обучения в лицеях и техникумах продлят на один год». (Анна Вттенберг, «Дзенник газета правна», 10 янв.)

• «В качестве ректора горно-металлургической академии, я был одним из основателей Конференции ректоров академических школ Польши. (...) Сегодня министр образования Анна Залевская (...) заявляет, что ее реформы поддерживают ректоры, но это неправда. (...) Мне кажется, то, что делает министр Залевская, вредит нашей стране, и за это она должна предстать перед Государственным трибуналом. (...) Я знаю несколько депутатов от ПИС, которые критично настроены в отношении реформ Залевской, но не отваживаются голосовать против этого проекта. С политикой (...) в ее нынешнем виде не может мириться ни один человек, сохранивший хотя бы минимум порядочности. (...) Я симпатизировал ПИС и еще до конца не утратил этих симпатий. (...) К сожалению, случай (...) министра Залевской являет нам пример вопиющего лицемерия. (...) С парламентской трибуны она заявляла о существовании разработок, доказывающих, что гимназии не оправдывают своего существования. Но таких разработок нет. Что может быть более нехристианским, чем явная ложь? Мне трудно смириться с фактом, что достижения тысяч педагогов теперь уничтожаются министром Залевской. (...) Эту политику нельзя назвать работой на общее благо», — проф. Мирослав Хандке, бывший министр образования. («Жечпосполита», 10-11 дек.)

• «Министр внутренних дел и администрации Мариуш Блащак, продвигающий законопроект, касающийся окладов сотрудников полиции, начавших службу до 1990 г., и премьер-министр Беата Шидло, предлагающая аналогичные изменения, только уже в отношении военных, не только рискуют нанести государству урон, но и — что самое важное — ставят под удар его безопасность. (...) Оба законопроекта распространяются на людей в форме (полицейских, военных, а также пожарных и сотрудников Бюро охраны правительства), которые во время ПНР хотя бы один день прослужили в одном из десятков “органов тоталитарного государства”. (...) Санкции этих двух законов (...) будут распространяться на тех, кто большую часть своей карьеры посвятил служению свободной Польше». (Мира Суходольская, «Дзенник газета правна», 9-11 дек.)

• «Маршал Сейма Марек Кухцинский заявил, что законопроект будет возвращен комиссии на доработку. (...) “Нет оснований для дисквалификации периода службы в государственных органах Польши после 31 июля 1990 г. в отношении позитивно зарекомендовавших себя лиц. Законопроект носит репрессивный характер”, — написала председатель Верховного суда Малгожата Герсдорф в заключении, которое парламентская комиссия внутренних дел получила уже после голосования за соответствующие изменения». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 15 дек.)

• «Президент Анджей Дуда подписал закон об уменьшении пенсий и пособий бывшим сотрудникам военизированных служб, которые хотя бы один день прослужили в ПНР — в частности, полицейским, сотрудникам Агентства внутренней безопасности и Бюро охраны правительства, пограничникам, пожарным. С 2017 г. им будут выплачиваться суммы, не превышающие средних пенсий и пособий, начисляемых Управлением социального страхования. Предполагается, что закон коснется ок. 50 тыс. бывших сотрудников и членов их семей, а бюджет будет экономить ок. 546 млн злотых в год». («Газета выборча», 31 дек. — 1 янв.)

• Депутат от ПИС Станислав Пётрович в годы ПНР «был усердным и заслуженным прокурором. Выслуживался перед властью. В 1984 г. получил бронзовый “Крест заслуги”. (...) ПИС выставляет себя партией, которая всячески клеймит “коммунистов”. При этом ее лицом стал человек, представлявший репрессивный аппарат ПНР. Прокурор времен военного положения, нынче, как ни в чем не бывало, обслуживает власть, уничтожая Конституционный трибунал и всю систему разделения властей. Так же ревностно, как служил своим бывшим хозяевам». (Павел Рабей, «Польска», 12 дек.)

• «У меня чистые намерения, а они занимаются политикой. Они голосуют покорно, как овцы. Идут за пастухом, никто и не высунется. Кроме того, связанные с ПИС чиновники управляют связанными с ПИС депутатами. Хвост виляет собакой. Честных людей в Сейме найти нелегко, поскольку большинство депутатов рассматривают парламент как трамплин на доходные должности в различных компаниях», — Петр Лирой-Мажец, музыкант, депутат Сейма от движения Кукиз’15. («Дзенник газета правна», 9-11 дек.)

• «На последнем заседании Сейма в Колонном зале депутаты голосовали за новую редакцию закона об охране природы, подготовленную министром окружающей среды Яном Шишкой. (...) Экологические организации, в частности, Фонд дикой природы и “Greenpeace” бьют тревогу, поскольку, по их мнению, эти изменения нанесут огромный вред многим охраняемым в Польше видам животных. (...) Как утверждает Бюро парламентской аналитики, ст.3 закона содержит в себе потенциальное нарушение законодательства ЕС». (Себастьян Клаузинский, «Газета выборча», 22 дек.)

• «В самой Кнышинской пуще охотники до конца прошлого года убили ок. 20 зубров. В Борецкой пуще по-прежнему ежегодно отстреливают 10. (...) В Борецкой пуще живет 110 зубров, в Кнышинской — ок. 130. (...) В Беловежской пуще, где живет самое большое стадо зубров в мире (ок. 600 животных), в прошлом году застрелили только трех. (...) Популяция зубров в Беловежской пуще находится под контролем Беловежского национального парка, а не Государственных лесов. (...) В Беловежской пуще охотники не выкупают право на отстрел — его совершает специально обученный сотрудник парка. (...) В 2015 г. Государственный совет охраны природы обратил внимание, что к охраняемым и редким животным, каковым является зубр, нельзя относиться как к промысловым и убивать ради трофеев. Однако нынче от того совета и следа не осталось. ПИС внес свои коррективы в закон и сменил членов совета. (...) Поэтому мы присоединяемся к “Greenpeace”, который требует прекратить убивать зубров в коммерческих целях и собирает подписи под петицией к премьер-министру». (Адам Вайрак, «Газета выборча», 3 янв.)

• «7 октября 2016 г. (...) опубликован (...) проект распоряжений, разрешающих отстрел бобров (несмотря на то, что эти животные охраняются — В.К.). (...) Опубликованные проекты предусматривают отстрел в общей сложности 25 313 бобров в течение трех лет. (...) В 2015 г. (...) была проведена “инвентаризация” бобров, согласно которой их популяция насчитывала 31 572 особи». (Лукаш Мисюна, «Дзике жиче», дек. 2016 и янв. 2017)

• «Новые правила вырубки деревьев и кустарников принял в пятницу Сейм. (...) Без разрешения можно будет вырубать деревья и кустарники на территории частного домовладения, если их вырубка не связана с осуществлением хозяйственной деятельности». («Жечпосполита», 19 дек.)

• «С разных концов Польши поступает информация о чрезвычайно загрязненном воздухе. (...) Хуже всего обстоят дела в Силезии, где нормы загрязнения превышены более чем на 3 тыс. процентов. Ранее, в декабре, в городе Скала в окрестностях Кракова эти нормы были превышены на 2 тыс. процентов. (...) Польшу отравляют угольные отходы, сжигаемые в устаревших печах. Такими печами оснащены более 5 млн домов. (...) Только Польша — одна из самых загрязненных стран ЕС — не располагает разработанными стандартами выпуска угольных котлов и нормами качества топлива». (Доминика Вантух, «Газета выборча», 11 янв.)

• «Высокие премии, назначенные маршалу Сената и его заместителям, привели поляков в бешенство. (...) Маршал Сейма получил 33 400 злотых “брутто”, а каждый из вице-маршалов (...) — по 22 500 злотых. (...) Интернет-пользователи не оставили на чиновниках живого места». (Магдалена Рубай, «Факт», 16 дек.)

• «ПИС запретил выплачивать (...) высокие премии, которые выписали себе маршалы Сейма и Сената. В дело вмешался лично Ярослав Качинский». (Михал Шулджинский, «Жечпосполита», 19 дек.)

• «Сегодня власть предержащие повторяют ошибки предыдущих правителей, ввергая государственные институты в самый тяжелый после 1989 г. кризис. (...) Не будучи в состоянии согласиться с такой политикой, я принял решение о выходе из партии “Право и справедливость”. (...) После отказа от членства в ПИС я планирую сохранять политическую независимость. Как депутат Европейского парламента, я сконцентрируюсь на вопросах реформирования ЕС и безопасности граждан», — Казимир Михал Уяздовский, евродепутат. («Газета выборча», 4 янв.)

• Под­держ­ка пар­тий: «Право и справедливость» — 35%, «Современная» — 24%, «Граж­дан­ская платфор­ма» — 15%, Кукиз’15 — 6%, крестьянская партия ПСЛ — 5%. Поддержка остальных партий и групп не достигла пятипроцентного избирательного порога. Опрос агентства “Millward Brown”, 21-22 дек.  («Газета выборча», 23 дек.)

• «Что в первую очередь изменилось в польской политической системе за последние полтора года? Во-первых, власти бесцеремонно нарушали конституцию. Во-вторых, центр политической власти стал доминировать над государством. (...) По сути им является один человек: Ярослав Качинский. (...) В-третьих, были ограничены гражданские свободы. (...) С ноября 2015 г. идет процесс замены общественно-политического строя Польши на модель, в которой центральная политическая власть доминирует над другими ветвями власти и гражданским обществом, а также произвольно ограничивает права граждан. (...) ПИС по-прежнему пользуется значительной поддержкой общества, присутствует также фактор, с которым мы сталкиваемся с самых первых лет свободной Польши: равнодушие значительной части общества к политической жизни, о чем свидетельствует низкая явка на выборах. Социальная политика ПИС устраивает многих поляков, а ее долгосрочные негативные последствия пока не видны, равно как и последствия прогрессирующего ухудшения международного положения нашей страны. Изменения, которыми подвергается общественно-политический строй Польши, очевидны только для тех, кто прилагает усилия к тому, чтобы внимательно их проанализировать», — Александр Халль. («Жечпосполита», 29 дек.)

• «У нас создан лживый образ “Польши в руинах”, страны разоренной, до предела коррумпированной, разворованной и проданной немцам. Творцы этого образа ездят по нашим прекрасным городам, чтобы найти хотя бы один грязный сарай и на его фоне снять ролик с госпожой Шидло, заявляющей, что так выглядит вся Польша. Солгать! А ложь немедленно размножить! (...) Народ выбрал лжецов. Оппозиция нас не защитит. У нее нет лидеров. (...) И что нам остается? (...) Найти людей, которые смогут служить нам маяками, и держаться их курса. Изо всех сил поддерживать Ежи Овсяка и Янку Охойскую, ибо это настоящие столпы гуманизма. Не позволить кануть в забвение профессору Анджею Жеплинскому, настоящему польскому герою последних месяцев. Держаться людей большого масштаба. Вслушиваться в голос Кристины Янды, выдающейся личности, которая рискует имуществом и работой, говоря правду о лучшем устройстве мира. Ищите таких людей везде, их много. Собирайтесь вокруг них, поддерживайте их и думайте о повседневных честных поступках», — Збигнев Холдыс. («Ньюсуик Польска», 19 дек. — 1 янв.)

• «Он еще жил, когда террорист направил машину в толпу людей. А когда понял, что тот собирается сделать, пытался ему помешать, толкал его, боролся, делал все, чтобы спасти как можно больше народу. Террористу пришлось отвлечься на поляка, он ударил его ножом, а потом застрелил. Но удалось спасти многих, может быть, очень многих. Они остались в живых, потому что тот польский водитель больше своей жизни ценил жизни других. Он отдал свою жизнь, чтобы их спасти. (...) Лукаш Урбан, водитель грузовика, прожил хорошую жизнь, поскольку был хорошо готов к этому последнему моменту. Он пал смертью героя, спасая жизни других», — Томаш П. Терликовский. («Жечпосполита», 24-26 дек.). Лукаш Урбан погиб 19 декабря в Берлине в кабине грузовика, угнанного террористом — В.К.