Культурная хроника

Люди культуры — художники, писатели, артисты, продюсеры и организаторы культурных мероприятий, издатели, журналисты, ученые, общественные деятели — организовали в Варшаве трехдневный (с 7 по 9 октября) Конгресс культуры. Дискуссия, прошедшая во Дворце культуры и науки, касалась того, какая культура сегодня нужна Польше, как сохранить ее автономию, обеспечить свободу творчества, какое образование нужно детям и молодым людям, как уберечься от языка ненависти. Это была инициатива снизу, а программа Конгресса определилась демократически. Мероприятие обошлось без патроната министерства культуры и государственной поддержки (ни министр культуры, ни официальные представители ведомства культуры не приняли приглашения). Со всей страны в ответ на обращение организаторов поступило несколько сотен предложений по темам, которые деятели культуры посчитали ключевыми. Эти темы были распределены по 42 рабочим группам, так называемым секциям, и объединены в несколько блоков. Например, участники дискуссии «Пока мы не живы»* обсуждали польскую гражданскую войну, разыгравшуюся в языке. Войну, которая «парализует общественную сферу в стране, отбрасывает назад в цивилизационном процессе и грозит маргинализацией в мире». Конгресс привлек свыше 2 тыс. участников, еще 2,5 тыс. человек следили за его работой он-лайн.

 

[1] «Póki nie żyjemy» — аллюзия на строку «póki my żyjemy» («пока мы живы») гимна Польши. — Примеч. пер.

Это был уже четвертый Конгресс культуры в новейшей истории Польши: первый, жестко оборванный введением военного положения, прошел в 1981 году, второй — в декабре 2000 года, третий, явившийся попыткой осмыслить двадцать лет польской свободы, состоялся в 2009 году.

 

К участникам Конгресса культуры обратилась с письмом проф. Мария Янион, выдающийся историк литературы, исследователь польского и мирового романтизма. В своем послании автор «Романтической лихорадки», в частности, пишет: «Характеристики, которые давались предыдущим правительствам, при небольшой корректировке остаются актуальными. План Моравецкого — это модернизационная утопия XIX века, повторю: XIX века, позитивистская утопия. Ей сопутствует мощный регресс в сфере мифов, символов и ценностей. Грехом предыдущих властей была недооценка роли творцов и работников культуры. Сегодня мы видим реальный, централизованно запланированный поворот к культуре отмершего, эпигонского романтизма: канон стереотипов «веры и отечества» и Смоленск, как новый мессианский миф, должны объединить и утешить «униженных и оскобленных» предыдущей властью. Сколь же непродуктивна и вредна доминирующая в Польше мартирологическая матрица! Скажу прямо: мессианство, а в особенности государственно-клерикальная его версия — это проклятие, погибель для Польши. Я всей душой ненавижу наше мессианство».

 

Литературная премия «Нике» попала в этом году в руки дебютантки Бронки Новицкой за сборник «Накормить камень». Председатель жюри Томаш Фиалковский так охарактеризовал книгу: «Сорок четыре выверенных в языковом плане, резких, как удар ножа, необычных образца поэтической прозы (…) складываются в повествование о вхождении ребенка, затем девочки в мир людей и вещей, о познании границ между различными способами бытия». Юбилейная, в двадцатый раз присуждавшаяся премия вызвала, однако, немало споров. В интернет-издании «Политики» Юстина Соболевская написала о «неправильном» и «худшем за все время» вердикте жюри «Нике». Петр Братковский (член жюри) защищал, разумеется, принятое решение: «Я поражен этой маленькой большой книгой, метафоричной и безукоризненно коммуникативной, блистательно жестокой». А вот фельетонист Ясь Капеля на страницах «Критики политичной» резко атакует: «И в самом деле, членам жюри „Нике” нынешнего года удалось невозможное. Среди массы интригующих, весомых и прекрасно написанных книг, изданных в 2015 году, они выбрали нечто абсолютно незначительное». И далее: «Если бы я догадался, что за написание такой книжки можно огрести сто тысяч, то писал бы такие каждый уикенд. Только неловко было бы публиковать. Жаль деревьев. Даже отправить в издательство постеснялся бы». Последнее слово, как всегда, за читателями, которые либо потянутся в книжные магазины за книгой, либо нет.

 

А «Нике» читателей «Газеты выборчей» получила Магдалена Гжебалковская за репортажную книгу «1945. Война и мир», в которой собраны свидетельства поколения участников Второй мировой войны. Репортажи касаются таких тем, как переселения, чистки, судьба еврейских сирот после Холокоста, послевоенное восстановление польских городов и катастрофа немецкого корабля «Густлофф». В анонсе издательства («Агора») отмечается, что «репортер предоставляет слово жертвам. Палачам тоже уделяет много места — особенно когда может благодаря этому показать, как после войны изменились роли и судьбы».

 

В нынешнем году двойным лауреатом литературной премии Центральной Европы «Ангелус» стал румынский писатель армянского происхождения Варужан Восканян за роман «Книга шепотов». Лауреата назвали 15 октября во время торжественной церемонии в музыкальном театре «Капитоль» во Вроцлаве. Эта же книга получила и читательскую премию им. Натальи Горбаневской. «Книга шепотов», вышедшая в издательстве «Ксёнжкове климаты» в переводе Иоанны Корнась-Варвас, посвящена геноциду армян, имевшему место в Османской империи в период с весны 1915 по осень 1916 года. «„Книга шепотов” описывает, каким образом армяне уживаются со своей тягостной историей, — написал в рецензии Мацей Роберт. — Восканян сосредоточился, прежде всего, на тех армянских беженцах, которые с 20-х годов прошлого века начали прибывать в Румынию. Среди них были деды писателя — и вокруг их воспоминаний Восканян строит фабулу своей книги».

Лауреат «Ангелуса» получил 150 тыс. злотых, автор перевода — 20 тыс.

 

Белорусский писатель Макс Щур 12 октября был объявлен лауреатом присуждавшейся в пятый раз литературной премии им. Ежи Гедройца. Это премия белорусского ПЕН-клуба (при поддержке польского посольства в Минске) вручается за лучшую книгу на белорусском языке. Щур получил ее за роман «Закончить гештальт» («Завяршыць гештальт») — дневник путешествия «человека с фотоаппаратом» во времени и пространстве из Чехии в Голландию. Чек для победителя на сумму 5 тыс. евро выставил польский «Идея Банк», работающий в Белоруссии.

 

В первый раз присуждена литературная премия Верхней Силезии «Юлиуш». Капитул признал лауреатом Малгожату Чинскую за биографическое эссе «Кобро. Прыжок в пространство», посвященное Катажине Кобро — скульптору, авангардной художнице, предвестнице модернизма, бурная судьба которой связана с большевистским переворотом. «Юлиуш» — это первая литературная премия, учрежденная в Верхней Силезии. Денежное содержание премии — 40 тыс. злотых. Она будет ежегодно присуждаться за лучшую книгу, написанную и изданную на польском языке в предшествующем премированию году.

 

17 октября мы узнали лауреатов премии им. Беаты Павляк за лучший польский репортаж. Премия ex aequo присуждена двум книгам о беженцах «Большой прилив» (об итальянском острове Лампедуза) Ярослава Миколаевского и «Зерно и кровь. Путешествие по следам ближневосточных христиан» Дариуша Росяка (о Сирии и Ираке). Александр Смоляр, председатель правления присуждающего премию Фонда им. Стефана Батория, сказал: «В этом тяжелом году, году беженцев, хотелось бы, чтобы наши политики обратились к этим книгам. Это глубоко христианские книги».

 

7 октября выдающийся польский поэт и эссеист Адам Загаевский получил в Пече, на юге Венгрии, Большую поэтическую премию имени поэта XV века Януса Паннониуса (50 тыс. евро) присуждаемую венгерским ПЕН-клубом. «Мы решили, что духу премии соответствовало бы ее присуждение польскому творцу в год 90-летия венгерского ПЕН-клуба и 60-летия венгерской революции 1956 года», — сказал Польскому агентству печати ПАП генеральный секретарь ПЕН-клуба Иштван Турци.

 

На XLI кинофестивале в Гдыне (19–24 сентября) жюри под председательством Филипа Байона оценивало 16 фильмов, представленных на главный конкурс. Причем восемь названий — это дебюты, а девять фильмов созданы молодыми режиссерами, родившимися в 80-х. Главную премию, «Золотых львов», получил дебютный фильм Яна П. Матушинского «Последняя семья», основанный на биографии художника Здислава Бексинского (Анджей Северин), его жены Зофьи (Александра Конечная) и их сына музыкального журналиста Томаша (Давид Огродник).

«Это не детективная драма об убийстве известного художника, который творил свои картины, словно воссоздавая кошмарный сон, исполненный смертельного страха, — написал в «Политике» Януш Врублевский. — Но и не реалистическая биография семейства невротиков. Бексинские в «Последней семье» предстают воплощением идеи, выходящей далеко за пределы повествования о жизни и творчестве необычного художника. Это экстремальный фильм об умирании, не оставляющий никаких надежд и иллюзий. Выдающееся произведение, неоднозначное, символическое, как проза Беккета, Кафки или Достоевского, который, пожалуй, первым написал об идее самоубийства как человеческой реализации».

«Серебряных львов» получил фильм «Мацея Пепшицы «Я убийца», триллер на основе истории «Вампира из Заглембе» — серийного убийцы 60-х годов.

 

Серьезное поражение на фестивале потерпела считавшаяся фаворитом картина Войцеха Смажовского «Волынь». Фильм получил лишь премии меньшего калибра — за грим, операторскую работу и лучший актерский дебют (Михалина Лабач). Вердикт жюри попытался скорректировать председатель правления Польского телевидения Яцек Курский присуждением Смажовскому специальной премии руководителя Польского ТВ (100 тыс. злотых), однако режиссер отказался принять ее.

Фильм «Волынь», обращенный к драматическим событиям волынской резни, вышел на экраны кинотеатров 7 октября и сразу поляризовал как публику, так и критику. Это повествование об истреблении поляков украинскими националистами с февраля 1943 по февраль 1944 года. Режиссер подчеркивал, что «это фильм отнюдь не о плохих украинцах, это прежде всего голос против крайнего национализма, показывающий, на что способен человек, вдохновленный некой идеологией, дающей ему позволение убивать». Он также стремился показать, что «дикость идет не с востока, а от человека». Критик Тадеуш Соболевский из «Газеты выборчей» считает, что «Волынь» — это большой фильм, беспрецедентный в польском кино после 1989 года. «Картина не расследует, чья вина больше, не ведет ни к какому политическому выводу. Она дает целостный образ мира, в котором зло ищет для себя выход и находит его».

Однако именно в политическом плане трактуют фильм Смажовского Каролина Вигура и Ярослав Куиш из «Критики политичной». В статье «Волынь. Китч зла» они пишут: «Показанные в „Волыни” украинцы выкрикивают: „Слава Украине! Героям слава!”. У молодого поколения поляков, которые вместе с украинцами скандировали те же лозунги, поддерживая киевский Майдан, это отнимает спонтанный язык единения, который родился во время мирных революций 2004 и 2014 годов». Поэтому, по мнению авторов, утверждение, что фильм должен способствовать польско-украинскому единству, звучит как грустная шутка. «Лишенный современного контекста, фильм в нынешней исторической и политической ситуации — нечто совершенно ненужное. (…) Это скверная дань жертвам. А вот вредная ли — будет зависеть от реакции зрителей».

 

Популярный актер Януш Гайос, незабываемый Янек Кос из сериала «Четыре танкиста и собака», исполнитель многих замечательных ролей в театре и кино, был отмечен степенью почетного доктора Лодзинской высшей киношколы. Соответствующая церемония состоялась 7 октября во время традиционного торжественного празднования начала учебного года.

 

В Познани с 8 по 23 октября прошел XV конкурс скрипачей им. Генрика Венявского. В этом престижном музыкальном состязании участвовали 40 музыкантов со всего мира, в том числе девять польских. В финальный, четвертый тур прошла польская скрипачка Мария Влощовская. Почетным председателем жюри, состоявшем из 14 членов, был в нынешнем году Кшиштоф Пендерецкий, а председателем — Максим Венгеров, уроженец Новосибирска, выдающийся российский скрипач, эмигрировавший в Израиль. На отборочное прослушивание пришли заявки от 250 молодых исполнителей из 40 стран. Венгеров всех слушал лично. Общий премиальный фонд конкурса составил 100 тыс. евро.

 

Премьеру «Евгения Онегина» Петра Чайковского в постановке Павла Шкотака подготовил Большой театра в Лодзи (29 октября). Партии исполняются на языке оригинала, то есть по-русски. Согласно постановочной концепции режиссера, спектакль разворачивается как ретроспекция — воспоминания старого Онегина, который мысленно возвращается во времена молодости. В истории лодзинской оперной сцены это уже третья постановка «Онегина»: ранее опера шла в постановках Мацея Пруса (1983) и Веслава Охмана (2008).

 

18 октября на стене Collegium Novum Университета Адама Мицкевича в Познани появился мурал памяти Станислава Баранчака. Поэт смотрит со стены на прохожих, запуская бумажный самолетик с начертанной на нем строкой стихотворения «А так немного не хватало». Мурал открыт к 70-летию со дня рождения Баранчака (поэт родился в Познани в 1946 году) и приурочен к празднованию 40-летия Комитета защиты рабочих, одним из основателей которого был автор знаменательного сборника стихов «Я знаю, что это неправильно».

 

Прощания

9 октября в Варшаве умер Анджей Вайда, режиссер театра и кино, создатель польской школы кинематографа, один из крупнейших мастеров в истории мирового кино, обладатель «Золотой пальмовой ветви» и «Оскара» за совокупность творчества (2000). В таких картинах, как «Канал» и «Пепел и алмаз», он подводил итог Второй мировой войны. Вайда — один из основоположников кино морального беспокойства («Без анестезии»). В «Человеке из мрамора» и «Человеке из железа» он показал серость и патологии жизни во времена ПНР и зарождение «Солидарности». Экранизировал также литературные произведения: «Пепел», «Свадьбу», «Березняк», «Барышень из Вилько», «Пана Тадеуша». Один из общепризнанных его режиссерских шедевров — «Земля обетованная» по роману Реймонта. Снял «Катынь», а также фильм «Валенса. Человек из надежды».

— В его фильмах отражается история Польши. Это история страха, надежды, веры, гибели многих польских поколений, — сказал о режиссере писатель Януш Гловацкий.

Последний фильм Вайды, «Послеобразы», о Владиславе Стшеминском, авангардном художнике, который противопоставил себя доктрине социалистического реализма и был уничтожен коммунистической властью, в этом году был избран польским претендентом на «Оскар».

Анджей Вайда нашел упокоение в Кракове на Сальваторском кладбище. Ему было 90 лет.

 

13 октября в возрасте 82 лет умер Анджей Копичинский, популярный актер театра и кино, известный, прежде всего, по роли инженера Стефана Карвовского в сериале «Сорокалетний» (реж. Ежи Груза). Сериал, выпущенный Польским телевидением во времена Эдварда Герека, метко отразил реалии повседневной жизни, действительности ПНР, а также характерную для режима того времени «пропаганду успеха». Копичинский возвращался к этой роли еще дважды: в 1976 году в фильме Ежи Грузы «Я мотылек, или Роман сорокалетнего» и в 1993 году в сериале «Сорокалетний 20 лет спустя».