Хроника (некоторых) текущих событий

• «Мы должны идти своим путем и не поддаваться ничьему давлению. Польша — это суверенная страна. Устав ООН и договор о Европейском союзе составляют правовую основу нашей жизни, и мы должны неукоснительно придерживаться этих норм. Не нужно строить иллюзий, что здесь возможны какие-либо уступки, что на этом пути мы дадим слабину. (...) В Польше нет ни малейшей угрозы демократии. (...) Те, кто нынче входит в Комитет защиты демократии, защищает не Польшу, а интересы вполне конкретной группы лиц, которая, после восьми лет пребывания у власти, сегодня действительно может чувствовать себя в опасности», — Ярослав Качинский, председатель партии «Право и справедливость». («Жечпосполита», 18 янв.)
• «“Есть много аргументов в пользу того, чтобы задействовать правовой механизм ЕС и поставить Польшу под соответствующий надзор”, — заявил европейский комиссар по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер в интервью газете “Франкфуртер альгемайне цайтунг”». (Анна Амброзяк, «Наш дзенник», 11 янв.)
• «Вчерашнее решение Брюсселя стало неожиданностью для «Права и справедливости». (...) Европейская комиссия все-таки возбудила процедуру, связанную с оценкой ситуации в Польше. “Оценка ситуации — это хороший повод не судить о Польше на основании сплетен и материалов в СМИ”, — полагает премьер-министр Беата Шидло. (...) За проведение разбирательства в отношении Польши будет отвечать вице-председатель Европейской комиссии. Тот самый, который — как всего несколько дней назад заявил министр иностранных дел Витольд Ващиковский — не рассматривается польским правительством в качестве равного собеседника». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 14 янв.)
• «Непосредственным поводом для возбуждения этой процедуры стал факт неисполнения «иными органами власти» двух решений Конституционного суда (КС), касающихся новых судей КС. В этой связи Европейская комиссия считает, что соблюдение законности в Польше находится под большим вопросом». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 11 янв.)
• «После Конституционного суда законодатели взялись за полицию и средства массовой информации, а сейчас на рассмотрении депутатов находится закон о прокуратуре, делающий ее марионеткой в руках министра юстиции Збигнева Зёбро. Бесконечная серия скандальных законопроектов вынудила Европейскую комиссию принять решение о запуске невыгодной для Польши процедуры. Безусловно, такая реакция комиссии была дополнительно спровоцирована стилистикой и содержанием ответной реакции польских политиков. (...) В странах либеральной демократии важнейшее значение имеют государственные и общественные институты, правила игры, разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Этими принципами и руководствовалась Европейская комиссия. Польша нарушила правила игры, в результате чего стала объектом правового мониторинга», — Рышард Петру, лидер партии «Современная». («Газета выборча», 18 янв.)
• «В Сейме продолжаются дебаты о конфликте нашей страны с Евросоюзом. Народные избранники только что большинством голосов решили, что все остальные страны ЕС заблуждаются, и настоящая свобода царит у нас, а не у них. Мы выбрали замечательных депутатов, которые хотят нам только добра», — Збигнев Холдыс. («Ньюсуик Польска», 18-24 янв.)
• «Президент Анджей Дуда прибыл в Брюссель с первым официальным визитом. (...) В ходе визита президент убеждал своих собеседников, что в Польше не происходит ничего чрезвычайного, и заверял их в неизменности проевропейского курса Польши. (...) Анджей Дуда также встретился с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. (...) Столтенберг затронул тему событий в Польше. “Саммит НАТО, который пройдет в Варшаве, должен продемонстрировать, что мы, как и раньше, твердо отстаиваем наши ценности: демократию, права и свободы личности, верховенство закона. Это фундамент нашей свободы”, — заявил Столтенберг. (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 19 янв.)
• «Дискуссия о Польше (на тему «Правовое государство и ограничение свободы слова в Польше» — В.К.) состоялась в Европейском парламенте в Страсбурге. Мероприятие было организовано по предложению левых и либеральных сил, обеспокоенных тем, что сформированное «Правом и справедливостью» правительство пытается ослабить позиции Конституционного суда и поставить под свой контроль общественные СМИ». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 20 янв.)
• Фрагменты выступления премьер-министра Беаты Шидло в Европейском парламенте: «Мы хотим построить Польшу по образу Евросоюза. Это будет страна равных возможностей. И мы хотим, чтобы на этом пути равных возможностей Польша развивалась все быстрее. (...) Партия «Право и справедливость» никогда не хотела подчинить себе Конституционный суд — более того, мы даже не собирались бороться за большинство в нем. Мы только хотели обеспечить должное равновесие состава судей. (...) Одобренные парламентским большинством изменения, касающиеся общественных СМИ, никак не нарушают европейских стандартов, регулирующих деятельность масс-медиа. Скажу больше — принятые нами поправки являются своего рода попыткой вернуть польским общественным СМИ их изначальную аполитичность и беспристрастность. (...) Мы хотим вместе со всеми парламентскими фракциями, как оппозиционными, так и поддерживающими нынешнее правительство Польши, работать над переменами к лучшему. Мы открыты к диалогу, к тому, чтобы вместе решать имеющиеся в Польше проблемы. (...) Польша — чудесная страна, а поляки — народ с огромным чувством собственного достоинства. Мы хотим быть чемпионами Евросоюза». («Наш дзенник», 21 янв.)
• Фрагменты интервью премьер-министра Беаты Шидло польской прессе: «Европейская комиссия не должна заниматься нашими внутренними решениями и делами. (...) У Европейской комиссии нет возможности применять санкции. Ходят слухи, что ЕС может урезать нам финансирование. Я думаю, что нам хотят просто погрозить пальцем и продемонстрировать, что страны Евросоюза, пытающиеся проводить реформы, которые не нравятся большинству лоббистских групп и кругов, должны знать свое место. (...) Но мы не отступим и не откажемся от наших планов по улучшению жизни в Польше. (...) Оценивать нас должны польские избиратели, а не страны Западной Европы, преследующие свои интересы. (...) Некоторые судачат, что, мол, раньше наша страна среди государств ЕС находилась в первой шестерке, а теперь, после решения Европейской комиссии, мы оказались в самом хвосте. (...) У нас есть лидерские амбиции, поэтому мы не можем позволить навязать нам роль страны, которая бездумно соглашается с теми, кто заказывает музыку». («До жечи», 18-24 янв.)
• «Центральным эпизодом прошедших в Европейском парламенте дебатов о Польше стал отказ премьер-министра Беаты Шидло — в ответ на вопрос лидера европейских либералов Ги Верхофстадта — подтвердить, что Польша прислушается к рекомендациям Венецианской комиссии относительно ситуации с Конституционным судом. Беата Шидло ответила, что мнение этой комиссии будет «очень внимательно рассмотрено». (...) Венецианская комиссия является консультативным органом при Совете Европы, независимым от ЕС. Тем не менее, в соответствии с законодательством Евросоюза, точка зрения комиссии должна приниматься во внимание в ходе «процедуры мониторинга законности», которую Европейская комиссия начала проводить в отношении Польши на прошлой неделе (мнение Венецианской комиссии будет сформулировано в марте — В.К.)». (Из Страсбурга Томаш Белецкий, «Газета выборча», 21 янв.)
• «Победу Беаты Шидло на дебатах в Европарламенте омрачает один прискорбный факт — Польшу, за редким исключением, защищали лишь европарламентарии, придерживающиеся крайне правых, одиозных, а то и просто фашистских взглядов. (...) Почти все они занимают не только антиевропейские, но и крайне прокремлевские позиции. (...) То, что правительство «Права и справедливости» нашло своих лучших друзей в ЕС среди пророссийских сил, а своим ближайшим союзником видит Виктора Орбана, не стесняющегося заигрывать с Москвой, лишь подтверждает общую тенденцию. (...) В Европе наиболее пророссийскую позицию занимают правые партии, и именно они стремятся сблизиться с Кремлем. Почему Польша в этом смысле должна быть исключением?». (Марек Мигальский, «Жечпосполита», 3 февр.)
• «Отвечая на вопросы евродепутатов в Европейском парламенте в Страсбурге 19 января, премьер-министр Беата Шидло заявила, что “Польша приняла около миллиона беженцев с Украины, которым никто не хотел помогать. Сейчас эти люди находятся у нас, и мы оказываем им помощь. Об этом тоже нужно говорить”». («Наш дзенник», 22 янв.)
• «“Госпожа премьер-министр говорила о беженцах с Украины, однако в Польше нет беженцев с Украины”, — заявил вчера посол Украины в Польше Андрей Дещица в интервью агентству “Польска агенция прасова”». («Газета выборча», 21 янв.)
• «“В минувшую субботу, во время Всемирного экономического форума в Давосе, вице-премьер Матеуш Моравецкий заявил: “Вы сосредоточили все свое внимание на иммигрантах из Северной Африки и Сирии, однако на границе с ЕС продолжается еще одна война — война на Украине. Польша приняла уже 350 тыс. разного рода беженцев, и это не только те, кто бежал от войны. Во всей Европе больше всего приезжих приняли мы”. Откуда вице-премьер Моравецкий взял цифру в 350 тыс. “разного рода беженцев”, неизвестно». (Мирослав Чех, «Газета выборча», 27 янв.)
• «Парламентская ассамблея Совета Европы не станет проводить дебаты относительно функционирования демократических институтов в Польше. Во время вчерашнего голосования за проведение дебатов высказалось 98 делегатов ПАСЕ, против — 89, а 14 воздержались. Таким образом, инициатива о проведении дебатов не была поддержана необходимыми 2/3 голосов». (Марта Зярник, «Наш дзенник», 26 янв.)
• «На февральской сессии Европарламента резолюция относительно ситуации в Польше принята не будет. Такое решение вчера приняла конференция председателей Европейского парламента. (...) Голосование по предполагаемой резолюции может состояться лишь после окончания работы Венецианской комиссии, которая должна подготовить свое заключение относительно реформы Конституционного суда. Комиссия (...) прибудет в Польшу 8-9 февраля». («Наш дзенник», 29 янв.)
• «Европейская комиссия утвердила новую программу «Польша-Белоруссия-Украина 2014-2020». (...) Приоритетами новой программы будут: ускорение экономического развития, улучшение туристической, транспортной и приграничной инфраструктуры, охрана окружающей среды, а также совершенствование общественного сознания граждан». (Катажина Дзюба-Кубицкая, «Жечпосполита», 12 янв.)
• «Согласно данным опроса, проведенного Институтом рыночных и общественных исследований, 41% поляков считает, что решения ЕС, касающиеся нашей страны, должны разрабатываться в Польше, и уже только после этого выноситься на обсуждение Евросоюза. 35% опрошенных полагают, что такие решения необходимо сначала принимать на уровне ЕС, а затем адаптировать к местным реалиям. 2% респондентов полагают, что решающее слово должно принадлежать Евросоюзу, а еще 2% не смогли определиться с ответом. Решение ЕС о проведении проверки состояния законности в Польше поддерживают 47% опрошенных, против высказываются также 47%, еще 6% респондентов ответили «Не знаю». Среди преимуществ интеграции с ЕС называют: открытые границы (73%), финансирование из фондов Евросоюза (61%), возможность обучаться за пределами Польши (47%) и повышение уровня безопасности Польши (24%). К недостаткам интеграции с Евросоюзом респонденты относят: навязывание законодательства и нормативов ЕС (45%), неодинаковое отношение к странам-участницам (42%), отношение к полякам как к дешевой рабочей силе (40%), а также рост эмиграции (32%)». (По материалам «Жечипосполитой» от 22 февр.)
• «Мнение о Евросоюзе у поляков формируется на основе постоянных выступлений политиков по телевидению, радио и в газетах. К сожалению, зачастую эти высказывания оказываются неправдой, спровоцированной, в лучшем случае, политическим конфликтом, а в худшем — невежеством. Нам ведь нравится, что ЕС дает нам деньги, что можно ездить в другие страны Европы без паспорта, учиться за границей, но при этом мы возмущаемся, когда от нас требуют или ждут чего-то взамен. (...) И это в то время как мы, поляки, сами же и пишем европейские законы, поскольку в любой структуре Евросоюза есть наши соотечественники, начиная от чиновников Европейской комиссии и заканчивая депутатами Европарламента, а польские министры могут блокировать любые решения в Европейском совете». (Бартош Венглярчик, «Жечпосполита», 2 февр.)
• «В сегодняшней ситуации нашей важнейшей задачей является защита восточного фланга НАТО и нейтрализация той угрозы, которую для Польши и стран Запада представляет Россия. И это самый настоящий вызов. (...) В этом году мы хотим сформировать три бригады территориальной обороны в восточных районах Польши», — министр национальной обороны Антоний Мацеревич. («До жечи», 11-17 янв.)
• «После состоявшейся на прошлой неделе встречи министра национальной обороны Антония Мацеревича с его британским коллегой Майклом Фэллоном, (...) шеф польского оборонного ведомства заявил в цитируемом «Газетой выборчей» интервью для «Радио Мария», что на территории Польши будет постоянно находиться тысяча британских военнослужащих. (...) “Министр Фэллон не брал на себя каких-либо обязательств относительно постоянной дислокации британских вооруженных сил в Польше ни в этом году, ни в будущем”, — прокомментировало британское министерство обороны». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 28 янв.)
• «Министр иностранных дел Витольд Ващиковский в понедельник вызвал на беседу посла ФРГ в Варшаве Рольфа Никеля в связи с “антипольскими высказываниями немецких политиков”, сообщила пресс-служба польского МИДа». («Трибуна», 11-12 янв.)
• «МИД сообщает: на прошлой неделе в 26 наиболее авторитетных и влиятельных изданиях появилась статья Витольда Ващиковского «Какой Евросоюз нужен Польше?». Статья была опубликована, в частности, в Германии, Италии, Франции, Великобритании, Чехии, Швеции, Австрии, Украине, Испании и Австралии. (...) Это беспрецедентный успех Польши в области медийной дипломатии». Далее следует исчерпывающий перечень всех стран и всех средств массовой информации, где был опубликован сенсационный материал министра Ващиковского. В этом перечне, однако, нет Польши, равно как и ни одной польской газеты, где можно было бы найти эту статью — В.К. («Наш дзенник», 1 февр.)
• «Фрагменты интервью с министром иностранных дел Витольдом Ващиковским, снабженного заголовком “Нам нужен Евросоюз, но другой”: “Я не хочу ни «социалистической демократии», как в ПНР, ни «суверенной демократии», как в России, ни «либеральной демократии», выстраиваемой «сверху» брюссельской элитой. Я просто хочу демократии. И этого же хотят поляки. (...) Нас убеждали, что мы должны любой ценой держаться генеральной европейской линии, что сотрудничество с Германией все больше сближает нас с ядром ЕС. Но на поверку это оказалось фальшивкой. (...) Евросоюз должен в первую очередь беспокоиться об экономическом, а не военно-политическом развитии. А безопасностью пусть занимается НАТО». («В сети», 11-17 янв.)
• «Правительство Польши проводит политику, направленную на конфронтацию с Германией и ЕС. По сути, оно борется с двумя нашими важнейшими союзниками в Европе, каковыми до недавнего времени были Ангела Меркель и Европейская комиссия. Именно Европейская комиссия активно поддерживала нас в ситуации с «Северным потоком», а Ангела Меркель была нашим союзником по вопросу санкций в отношении России. (...) Мы наглядно демонстрируем всей Европе, что Польша по-прежнему остается страной, неспособной (...) распрощаться с застарелым национализмом, и поэтому не может уступить малую толику своего суверенитета в пользу наднационального организма, гарантирующего нам безопасность и успешное развитие. (...) А дестабилизация Ярославом Качинским отношений с Брюсселем и ослабление страны в результате отказа от принципов либеральной демократии более всего выгодны Владимиру Путину. (...) Когда ЕС решится на дальнейшее углубление интеграции, Польша может оказаться вне игры, вместе со всем регионом став жертвой политико-экономических разделов. Удастся ли Евросоюзу предотвратить такое развитие событий, или он допустит новый раздел Европы, и мы вновь окажемся за “железным занавесом”?», — Славомир Сераковский. («Политика», 27 янв. — 2 февр.)
• «Наша политика в отношении России зиждется на том, что мы не рассматриваем Россию как врага, но лишь как соседа. (...) В своих соседях Польша видит не абстрактную сферу влияния, а конкретные страны, которые, если им это нужно, могут рассчитывать на нашу всемерную поддержку и доброе отношение. Это касается и России, которая также может рассчитывать на поддержку со стороны Польши. (...) Россияне чувствуют себя в Польше очень комфортно, и это лучше всего демонстрирует, какими могли бы быть наши политические отношения, независимо от того, что мы подчас читаем в СМИ или слышим от некоторых безответственных политиков», — министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский. («Наш дзенник», 22 янв.)
• Фрагменты интервью с послом России в Варшаве Сергеем Андреевым: «Наши польские коллеги сообщили, что замминистра иностранных дел Марек Зюлковский хотел бы приехать в Москву. (...) Мы сотрудничаем с избранными органами власти законным путем, и не видим в наших отношениях неразрешимых проблем. (...) Сегодня и завтра на уровне заместителей министров будут проводиться консультации по вопросу международных автотранспортных грузоперевозок. Польский министр охраны окружающей среды, в свою очередь, пригласил советника президента Путина на конференцию, посвященную роли лесов в борьбе с глобальным потеплением, и это приглашение было принято. В среду в Польшу прибывает наш министр культуры Владимир Мединский, являющийся также главой Российского военно-исторического общества. В Международный день памяти жертв Холокоста он посетит бывший «лагерь смерти» в Собиборе (где было убито около 250 тыс. евреев из многих стран Европы — В.К.). (...) В Собиборе появится новый музей, и польская сторона пригласила нас принять участие в его создании. (...) В мае в России пройдет фестиваль польского кино «Висла», а в ноябре в Польше состоится фестиваль российского кино «Спутник». (...) Мы не привыкли ревностно следить за состоянием демократии в других странах, а тем более вмешиваться в их внутренние дела». («Жечпосполита», 22 янв.)
• Фрагменты интервью с министром культуры России Владимиром Мединским: «Собибор — это один из самых классических примеров общей боли, общего страдания наших народов. (...) Но это еще и пример беспрецедентной совместной борьбы с нацизмом. Польский еврей Леон Фельдгендлер в этих невыносимых условиях организовал сопротивление, а россиянин Александр Печерский (офицер Красной армии, российский еврей — В.К.) в течение трех месяцев готовил вооруженное восстание узников, и из всех восстаний в концлагерях оно оказалось единственным удавшимся. (...) В восемь утра я поехал в Собибор, и только вечером прибыл в Варшаву, чтобы утром вернуться в Москву. И если польский министр культуры приедет сюда (в варшавскую гостиницу, где происходит беседа — ред.), то я с удовольствием выпью с ним кофе». («Жеспосполита», 29 янв.)
• «Еще до последнего по времени эпизода конфликта Качинского с ЕС (...) российский политолог Иван Преображенский написал на страницах московской газеты «Ведомости», что «поляки вернулись на восток». (...) Для российских демократов возвращение Польши на восток является грустной новостью. (...) Ярослав Качинский за восемь лет пребывания в оппозиции немало потрудился, чтобы в глазах поляков представить Евросоюз как угрозу польским традициям, религиозности, экономике, суверенитету. Дискредитация положительного образа ЕС, успевшего укорениться в сознании поляков, была необходима, чтобы освободить Качинского, Мацеревича и Зёбро от смирительной рубашки Евросоюза. (...) Нынешняя власть взяла курс на обострение отношений с ЕС — впереди нас ждет многомесячный конфликт с Европейской комиссией, которая до недавнего времени была самым главным сторонником Польши в европейской политике, ее естественным союзником. (...) Комиссия защищала интересы Польши при рассмотрении бюджета ЕС, нам также необходима ее поддержка по вопросам санкций в отношении России и контактов между зоной евро и странами, в нее не входящими». (Цезарий Михальский, Петр Хатковский, «Ньюсуик Польска», 18-24 янв.)
• «Координатор Госдепартамента США по санкциям и бывший американский посол в Польше (...) Дэниел Фрид прибыли в Польшу накануне первых после долгого перерыва польско-российских консультаций, которые завтра проведет в Москве заместитель главы польского МИДа Марек Зюлковский. В последнее время тон московских СМИ в отношении нынешнего правительства Польши стал более дружественным, а замминистра иностранных дел РФ Владимир Титов заявил, что Россия «готова положительно отреагировать на сигналы со стороны польских властей относительно наших двусторонних отношений». Он также добавил, что инициатива проведения консультаций исходила из Варшавы». (Павел Вронский, «Газета выборча», 21 янв.)
• «Во время пятничной встречи представителей французского министерства обороны с польскими журналистами французы подчеркнули, что проведение тендера на поставку вертолетов для польских вооруженных сил может иметь важное значение для отношений Польши и Франции. Нам напомнили, что после российской аннексии Крыма Франция направила своих военных на восток Европы, в частности, в Польшу, а также отказалась от поставок России десантных кораблей типа «Мистраль», сделав это, в частности, по просьбе президента Коморовского. Тендер на поставку вертолетов стал одной из основных тем состоявшейся во вторник встречи глав оборонных ведомств обеих стран — Жан-Ив Ле Дриана и Антония Мацеревича. Атмосфера на встрече была более чем сдержанной, разговор шел с глазу на глаз». (Павел Вронский, «Газета выборча», 6-7 фев.)
• «Министр иностранных дел Витольд Ващиковский планирует открыть дипломатические представительства Польши в Эквадоре, (...) Замбии, а также на Филиппинах. (...) Наши дипломаты также собираются вернуться в Панаму, Сенегал, Танзанию и Монголию». («Политика», 3-9 февр.)
• «На самом деле в Польше два правительства. Правительством, занимающимся политикой, руководит Ярослав Качинский, а за работу социально-экономического блока отвечает Беата Шидло. В первое правительство входят министры, которые по заданию Качинского демонтируют Третью Речь Посполитую: Антоний Мацеревич, Збигнев Зёбро, Мариуш Каминский, периодически к ним присоединяется Петр Глинский. А команда Шидло решает вопросы, связанные с пенсионным возрастом, пособием в размере 500 злотых на ребенка, повышением свободной от налогообложения суммы и прочими новшествами того же типа. Политикой же госпожа премьер-министр практически не занимается и не слишком влияет на деятельность министров, подчиняющихся непосредственно Качинскому. (...) В результате официальный премьер-министр постоянно пытается выбраться из проблематичных ситуаций, которые ей создает неофициальный глава правительства». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 13 янв.)
• «В субботу Сенат одобрил два законопроекта, реформирующих прокуратуру. Новые нормативно-правовые акты предусматривают объединение функций министра юстиции и генерального прокурора. После вступления этих законов в силу новым генеральным прокурором станет Збигнев Зёбро, нынешний министр юстиции». («Газета Польска цодзенне», 1 февр.)
• «Два недавно принятых закона — о прокуратуре и о слежке — позволяют сосредоточить в одних руках такой объем властных полномочий, каким после 1989 года в Польше не пользовался еще никто. И этим человеком стал Збигнев Зёбро. (...) Все, в чем раньше его обвиняла Комиссия конституционной ответственности, теперь получило легальное оправдание. Зёбро будет непосредственным руководителем каждого прокурора. (...) Он может приказать полиции или спецслужбам совершить провокацию против какого-либо лица, организовать за этим лицом слежку, прослушивать его разговоры в общественных местах, отслеживать телефонные и интернет-соединения. Теперь для этого не требуется согласия суда. (...) Генеральный прокурор сможет проинформировать любое должностное или частное лицо, а также общественность о ходе и результатах следствия. (...) А для преследования неугодных прокуроров и судей в прокуратуре появится специальный отдел. (...) В нормальной ситуации следовало бы обратиться к президенту, чтобы он перед подписанием закона направил его в Конституционный суд». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 30-31 янв.)
• «Сегодня мы являемся одной из немногих европейских стран, в которых нет независимой властной структуры, контролирующей работу спецслужб. (...) Гражданину, ставшему жертвой злоупотреблений полномочиями, просто некуда будет обратиться. Отсутствие в Польше независимого механизма, контролирующего спецслужбы — это одно из главных поражений последних 25 лет», — Адам Боднар, уполномоченный по правам человека, в 2010-15 гг. был вице-президентом Хельсинкского фонда прав человека. («Тыгодник повшехный», 17 янв.)
• «Следствие, связанное с неисполнением обязанности по немедленному опубликованию решения Конституционного суда, прекращено». («Газета выборча», 8 янв.)
• «Дело, возбужденное по заявлению депутатов от партии «Гражданская платформа», требующих проведения проверки постановлений Сейма относительно избрания судей Конституционного суда (КС), закрыто, поскольку КС посчитал, что не располагает полномочиями для проверки таких документов. По мнению судей, данные постановления не имеют юридической силы (...) и не являются нормативно-правовыми актами, так как не фигурируют в конституции в качестве источников права, а кроме того, не устанавливают каких-либо правовых норм». («Дзенник газета правна», 12 янв.)
• «Сегодня Конституционный суд состоит из 12 судей, наделенных легальными полномочиями по отправлению правосудия. (...) Двое новых членов суда принадлежат к пятерке судей, избранных депутатами фракции «Права и справедливости» в Сейме нынешнего созыва. (...) Председатель Конституционного суда по-прежнему не допускает к вынесению решений трех судей, избранных правящей партией и приведенных к присяге президентом Анджеем Дудой, одновременно взяв под свою защиту трех судей, выбранных парламентом предыдущего созыва, присягу которых президент так и не принял». (Марек Домагальский, «Жечпосполита», 13 янв.)
• «Демонстрации в защиту «пока еще общественных» СМИ прошли в 20 городах». «В акциях протеста приняли участие жители Кракова, Гданьска, Гдыни, Сопота, Вроцлава, Лодзи, Катовице, Познани, Бельско-Бяла, Гожува-Велькопольского, Торуни, Быдгоща, Щецина, Ченстоховы, Люблина, Ополе, Кельц, Закопане, Белостока и Жешува. (...) В столице, по словам вице-мэра Варшавы Ярослава Юзвяка, на улицы вышло около 20 тыс. человек. (...) В Познани, по данным полиции, количество демонстрантов достигло 5 тысяч. (...) В первой белостокской демонстрации Комитета защиты демократии участвовало 500 человек. (...) В Кракове на акцию протеста пришли 4 тыс. человек. (...) Несколько сотен человек вышли на демонстрацию в Бельско-Бяла». (Михал Вахнецкий, Себастьян Кляузинский, «Газета выборча», 11 янв.)
• «Субботние манифестации Комитета защиты демократии (КЗД) показывают, что гражданский порыв, вызванный недовольством по поводу происходящих в стране «перемен к лучшему», постепенно гаснет. Манифестанты (...) теряют запал. Относительно слабая явка во многих городах, за исключением столицы, не вселяет оптимизма сторонникам протестного движения. (...) В Катовице, Гданьске, Кракове, Лодзи на улицы вышли всего несколько сотен человек. А в других городах — немногим больше. Даже варшавская демонстрация, насчитывавшая более десяти тысяч участников, не производила сильного впечатления. Если сравнить манифестации КЗД хотя бы с акцией в защиту телеканала о. Тадеуша Рыдзыка «Трвам», собравшую полмиллиона человек, слабость КЗД выглядит более чем очевидной». (Яцек Низинкевич, «Жечпосполита», 13 янв.)
• «Это уже четвертая волна протестов, организованных Комитетом защиты демократии (КЗД). На этот раз к ней подключились 36 городов Польши. 16 из них под эгидой КЗД протестовало впервые, кроме того, по словам организаторов, прошло не менее полутора десятка протестных акций за границей. (...) Люди выражали свой протест в отношении действий правительства по ограничению прав и свобод граждан: нового закона о слежке, изменений уголовно-процессуальной процедуры и захвата общественных СМИ. (...) В Варшаве в акции протеста приняли участие более десяти тысяч человек. (...) В Люблине манифестация насчитывала тысячу участников, которых поджидала антидемонстрация в лице 150 националистов». (Себастьян Кляузинский, «Газета выборча», 11 янв.)
• «То, что происходит сейчас в Польше — это, по сути, уничтожение конституционных гарантий законности и построение авторитарного государства. (...) Польша сама перечеркивает свои достойные восхищения политические достижения последних 25 лет. (...) И все это происходит в стране, входящей в ЕС и НАТО, то есть в сообщества, объединяющие либеральные демократии. И подрыв основ такого порядка должен вызывать протест. (...) Возможно, попытки Европейского парламента и Европейской комиссии в рамках своей компетенции обсудить ситуацию в нашей стране, каким-то чудом предотвратят зловещие намерения новых хозяев Польши, ставшие для всех очевидными. (...) К сожалению, худший сценарий представляется наиболее вероятным: Польша, которая погрязла во внутренних конфликтах и испортила отношения с соседями, утратила свои былые позиции на международной арене, оказалась бессильна перед российской угрозой, перестала экономически развиваться и внесла раскол в ЕС. Это страна спецслужб, политически ангажированной прокуратуры, агрессивной правительственной пропаганды и бесправных журналистов, которым затыкают рты, страна, где власть поливает своих противников грязью всеми доступными ей способами. Я не удивлюсь, если этим людям придет в голову поменять конституцию, тем более, что к дискуссии все активнее подключаются церковные иерархи, которые готовы сделать из Польши страну, чья государственность крепко-накрепко повязана с религией и католической Церковью. (...) С возмущением и скорбью я наблюдаю за тем, как сводятся на нет все достижения последних десятилетий. (...) Все разваливается практически молниеносно. И я думаю, что это происходит из-за глупости некоторых политиков и значительной части нашего общества», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр и министр иностранных дел. («Польска», 15-17 янв.)
• «У нас была либеральная демократия и весь набор необходимых для ее функционирования процедур, который очень красиво выглядел на бумаге, однако значительная часть общества чувствовала себя вне этой игры. И если кто-то не находил себя в этой системе, ему говорили, что он сам в этом виноват. Ситуацию усугубляла и ущербность государства — права слабых и бедных были прописаны в законах, однако реальное право находилось на стороне сильного», — Адриан Зандберг, с 2005 г. — лидер организации «Молодые социалисты», с 2015 г. состоит в партии «Вместе», где входит в состав правления. («Тыгодник повшехны», 17 янв.)
• «“Право и справедливость” негативно относится ко всему, что большинство поляков считает успехом. Риторика ПиС такова: “Солидарность” ничего не добилась, старый порядок все еще жив, Лех Валенса был агентом спецслужб, а Мазовецкий — ничтожеством, не говоря уж о Бартошевском, да и вообще, коммунисты и либералы ничем не отличаются друг от друга. Словно и не было никаких побед и достижений у свободной Польши после 1989 года. Невероятно, но ПиС, представив общественности такой образ Польши, добился определенных успехов. Правящая партия предлагает своим сторонникам собственную версию польской истории, и те слепо в нее верят; ПиС сводит счеты взаимных обид и придумывает героев для своего мифа. (...) Не стоит, однако, забывать, что когда-нибудь ПиС перестанет быть партией парламентского большинства. В историческом масштабе это всего лишь эпизод, но и его, к сожалению, будет достаточно, чтобы нанести стране серьезный урон. Политика нынешней власти ведет в тупик. Поляки с этим, конечно, справятся, но им придется заплатить большую цену за то, что они дали себя одурачить», — Норман Дэвис. («Ньюсуик Польска», 18-24 янв.)
• «“Происходит очень жесткая поляризация общества, которая затрагивает и тех, кто раньше не был активно вовлечен в общественно-политическую жизнь. (...) Этот процесс наблюдается примерно с декабря, что только подтверждается историями, которые люди рассказывают мне на исповедях. О ссорах за рождественским столом, об агрессии и преследовании на работе, об угрюмом молчании тех, с кем еще недавно удавалось найти общий язык, а теперь можно лишь поскандалить, хлопнув на прощание дверью. Тенденции, о которых я говорю, только усиливаются, углубляются, и это очень печально, а в социальном контексте — просто опасно. (...) Наша общественная дискуссия постепенно превращается в войну между тутси и хуту, и этого я боюсь больше всего, поскольку вижу, как презрение к оппоненту мешает людям увидеть собственные недостатки. (...) Мне кажется, наши политики на протяжении многих лет живут одними лишь конфликтами. (...) Речь Посполитая начинает трещать по швам. (...) Я не думаю, что мировой прогресс всегда оборачивается чем-то хорошим. (...) Над Европой сегодня собираются черные тучи. Наступают тяжелые времена и для Польши», — о. Мацей Земба, доминиканец, богослов, философ, публицист, автор многих книг. («Польска», 1 февр.)
• «Правительство ПиС поддерживают 36% опрошенных, 31% респондентов составляют его противники, а 28% участников опроса равнодушно-нейтральны. Таковы результаты январского опроса ЦИОМа. (...) Пребывание Беаты Шидло на посту премьер-министра устраивает 41% респондентов». («Жечпосполита», 21 янв.)
• «Работу Сейма положительно оценивает всего 29% поляков, опрошенных ЦИОМом. Негативно о деятельности парламента высказываются 54% респондентов. Политику президента Анджея Дуды поддерживают 47% опрошенных, критически настроены по отношению к главе государства 38%». («Жечпосполита», 20 янв.)
• «По данным опроса “Общественно-политическая активность поляков”, проведенного ЦИОМом 7-14 января, в акциях протеста, которые организует Комитет защиты демократии (КЗД), принимает участие 1% респондентов. (...) При этом деятельность КЗД поддерживают 46% опрошенных, из них 30% “скорее поддерживают”, а 16% “однозначно поддерживают”. (...) О своем участии в манифестациях в поддержку политики нынешних властей заявляет 1% респондентов. Одобряют деятельность правительства 42%, (...) из них 31% “скорее поддерживают”, а 11% “однозначно поддерживают”». («Газета выборча», 9 февр.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 32%, «Современная» — 28%, «Граж¬дан¬ская платфор¬ма» — 14%, Коалиция левых сил — 5%, Кукиз’15 — 5%, кре¬сть-янская пар¬тия ПСЛ — 5%, КОРВиН («Коалиция обновления Республики — Вольность и Надежда») — 5%, «Вместе» — 2%. Избирательный порог составляет 5%. Опрос проведен Институтом рыночных и общественных исследований 15-16 января». («Жечпосполита», 18 янв.)
• «Рейтинговое агентство «Standart & Poor’s» зафиксировало вчера снижение польского долга в иностранной валюте с уровня А до уровня ВВВ+. Агентство также проинформировало о негативном прогнозе относительно рейтинга, который, скорее всего, будет падать». («Газета выборча», 16-17 янв.)
• «Агентство «Standart & Poor’s» понизило рейтинг Польши вовсе не на основании текущей экономической ситуации в стране. Основанием стало ослабление независимости институтов, выступавших гарантами политической и экономической стабильности Польши. Упоминались Конституционный суд и общественные СМИ, однако настоящие опасения экспертов связаны с Польским национальным банком (ПНБ). Логика была такая: поскольку парламентское большинство считает, что обладает абсолютной властью, и поэтому никакие институты не имеют права им препятствовать, рано или поздно, эта проблема, скорее всего, коснется и ПНБ. А на ПНБ, согласно конституции, возложена обязанность по охране финансовой стабильности страны. Ослабление такого защитного фактора в будущем непременно приведет к серьезным финансовым проблемам», — Витольд Орловский. («Жечпосполита», 21 янв.)
• «По предварительным подсчетам Главного управления статистики, наш экономический рост в прошлом году составил 3,6% (в позапрошлом — 3,3%). С такими результатами Польша вполне может претендовать на статус одной из самых динамично развивающихся в экономическом отношении стран ЕС. Экономисты обращают внимание на безукоризненную структуру экономического развития Польши в 2015 году: росту национального продукта брутто способствовали как потребление, так и инвестиции, а также внешняя торговля». («Жечпосполита», 27 янв.)
• «Общий долг польского правительства, государственных и частных фирм, а также домашних хозяйств в иностранной валюте составляет около 350 млрд долларов. Это 75-80% польского ВВП, что значительно превышает порог экономической безопасности, который для таких стран, как Польша, составляет 60% ВВП. (...) В суматохе президентских и парламентских выборов политики не заметили, что у Польши уже сейчас довольно высокий дефицит государственных финансов, доходящий до 3% ВВП. И вместо того, чтобы предлагать какие-то решения, которые бы позволили экономить 40-50 млрд злотых ежегодно и тем самым сократить дефицит, наши политические деятели стали предлагать нечто совершенно противоположное», — проф. Станислав Гомулка. («Ньюсуик Польска», 25-31 янв.)
• «По предварительным данным, в прошлом году численность населения нашей страны сократилась на 33 тыс. человек, составив 38 млн 446 тыс. Население Польши сокращается уже четвертый год подряд. (...) В прошлом году в нашей стране родилось около 372 тыс. детей, что на 3,5% меньше, чем в позапрошлом. (...) Демографы единодушно полагают, что сокращение населения нашей страны будет продолжаться. Это связано с тем, что вот уже более двадцати лет количество рождений не обеспечивает непосредственной смены поколений. Так называемый коэффициент рождаемости составляет в Польше 1,3 — а это означает, что на 100 женщин репродуктивного возраста (15-49 лет) приходится без малого 130 новорожденных. В случае же благоприятной демографической ситуации на 100 женщин, по возрасту способных к деторождению, приходилось бы 210-215 новорожденных». (Януш Ковальский, «Дзенник газета правна», 27 янв.)
• «Группа польских офицеров проверяет в Греции личные данные иммигрантов, которые должны будут у нас поселиться. Правительство хотело бы принять в первую очередь тех, кто в большей степени подвергается угрозам преследований — христиан, а также представителей наиболее уязвимых групп, то есть женщин с детьми и пожилых людей». («Наш дзенник», 11 янв.)
• «В Польше мы имеем дело с типичной манипуляцией, поскольку пока что (...) беженцев здесь нет, но ими постоянно всех пугают. (...) Опасность для Польши и поляков может создать не сам факт прибытия к нам исламских беженцев, а то, сколько их к нам приедет. (...) Несколько десятков тысяч беженцев не создадут для нашей страны каких-либо проблем. (...) Несколько лет назад (...) через Польшу прошла целая волна беженцев из Чечни в количестве 100 тыс. человек, и никто этого не заметил. (...) Проблемы начинаются, когда в поляках пытаются цинично пробудить демоническое начало, чтобы заработать на этом политический капитал. (...) Необходимо сделать все, чтобы принять в Польше мирно настроенных людей, которые хотят поселиться здесь в поисках нормальной жизни. (...) Важным обстоятельством является то, что у этих людей перед приездом к нам спрашивают, хотят ли они жить в католической стране», — епископ Кшиштоф Задарко, председатель Совета Епископата по вопросам миграции, туризма и паломничеств. («Польска», 8 февр.)
• «В субботу в Варшаве полторы тысячи человек приняли участие в манифестации, направленной против “мусульманского завоевания Европы”. Выступления депутатов от партии “Кукиз’15” перемежались скандированием речевок о “грязнулях, дикарях и ублюдках”». («Газета выборча», 8 февр.)
• «Группа поляков напала на беженцев в Германии. Немецкая полиция задержала пятерых поляков, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, которые напали на мигрантов в лагере для беженцев в Адельсхайме». («Дзенник газета правна», 13 янв.)
• «30 часов общественных работ ежемесячно в течение года и запрет посещать стадионы в течение двух лет — к такому наказанию суд вчера приговорил четырех болельщиков футбольного клуба “Лех” (Познань) за то, что они в 2013 году во время футбольного матча вывесили плакат “Литовский хам, на колени перед польским паном”». («Газета выборча», 8 янв.)
• «Расизм, ксенофобия, ненависть — вот наши проблемы, и очень хорошо, что мы начали о них говорить, вместо того, чтобы как-то вытеснить их из своего сознания. Тем более сейчас, когда наш имидж формирует партия, которая видит Польшу национальным государством с одной религией. Эта партия выиграла выборы, однако позиция мэров многих городов показывает, что в Польше есть еще и люди, считающие основой своей ментальности и культуры европейские ценности. И этих людей посредством прямого голосования также выбрало общество. (...) Для меня демократия является святыней, а деятельность «Права и справедливости» в отношении Конституционного трибунала ведет к ограничению судебной власти, что, в свою очередь, нарушает принцип разделения и равновесия властей. Меня очень тревожат разговоры о возможных изменениях в конституции. (...) У меня есть определенные предубеждения относительно национал-социализма и коммунизма, а риторика и поведение Ярослава Качинского ассоциируются у меня с «руководящей ролью партии». (...) В моем городе какие-либо общественные и культурные мероприятия не будут запрещаться по идеологическим соображениям. (...) Здесь, в Познани, я намерен защищать тот нормальный, характерный когда-то для всей Польши, подход к культуре, свободе СМИ и другим европейским ценностям», — Яцек Яськовяк, мэр Познани. («Газета выборча», 30-31 янв.)
• «Мэры пяти польских городов — Вроцлава (Рафал Дуткевич), Познани (Яцек Яськовяк), Гданьска (Павел Адамович), Валбжиха (Роман Шелемей) и Кракова (вице-президент Катажина Круль) подписали совместную декларацию, получившую название “Вроцлавская декларация”. Во вступлении к ней говорится: “Будучи верными принципам толерантности и взаимоуважения, мы заявляем о своей готовности предпринять следующие шаги в целях создания в наших городах условий для доброжелательного взаимодействия разных культур и мировоззрений”. Далее приводится перечень тех действий, которые намереваются предпринять авторы декларации». (по материалам «Газеты выборчей» от 30-31 дек.)
• «В Польше охотничьи билеты выданы 116 тыс. охотников, которые ежегодно отстреливают около 1,5 млн животных. Многих животных охотники ранят, при этом обнаружить удается только часть подранков — остальные, как правило, умирают в лесу. (...) Почти 70% поляков не одобряют современной охоты и не хотят, чтобы охотники жестоко относились к животным, как к неживым предметам». (Зенон Кручинский, «Газета выборча», 4 февр.)
• «Золотые времена дрофы в Польше приходятся на XVII-XIX века. Потом эта птица (весящая около 17 кг) стала постепенно вымирать. Во второй половине 70-х годов XX века дрофу пытались спасать, занимаясь ее опытным разведением, но в 1980 г. неизвестные злоумышленники забили палками 9 из 13 живших на ферме птиц. В 1989 г. погибла последняя польская дрофа. Однако в конце декабря натуралисты-любители сообщили, что в поле в 30 км от Кракова видели живую дрофу». («Газета выборча», 12 янв.)
• В манифестации против вырубки Беловежской пущи, прошедшей возле здания Канцелярии премьер-министра, участвовало около 2 тыс. человек. «Марш энтов (персонажи книг Толкиена, внешне напоминающие деревья) в защиту Беловежской пущи стал сенсацией, поскольку такой массовой демонстрации в защиту окружающей среды не было уже давно. (...) На мероприятии присутствовали политики из разных партий, множество простых людей пусть и самых разных взглядов, (...) но солидарных в том, что сегодня они вышли на защиту чего-то очень важного. Приехали и жители окрестностей Пущи. (...) Среди них были даже жители Хайнувки, а также близлежащих деревень, приехавшие самостоятельно, за свой счет. Они, в частности, рассказали, что думают о вырубке Пущи. Этих людей нужно поблагодарить особо, поскольку многие из них пошли наперекор мнению своих соседей и даже собственных семей». (Адам Вайрак, «Газета выборча», 18 янв.)
• «Поскольку так называемым экологам и группе натуралистов не удалась попытка административного расширения Беловежского национального парка, они пытаются уничтожить леса методом свершившихся фактов. (...) Поддерживаемые лево-либеральными СМИ и деньгами ЕС, экологи хотят максимально ограничить вмешательство лесных служб в работу по охране лесов». (Адам Кручек, «Наш дзенник», 1 февр.)
• «В декабре 2015 г. окружной суд Лодзи вынес решение об отсутствии состава правонарушения в действиях депутата Стефана Несёловского (“Гражданская платформа»), который назвал “Наш дзенник” “заборным листком” и “псевдокатолической” газетой, изливающей на читателя “бесконечный поток лжи”. Судьи (...) посчитали, что пресса должна “с пониманием относиться к резким, а иногда и к слишком эмоциональным высказываниям на свой счет”. Высказывания проф. Несёловского, по мнению суда, “носили оценочный характер и не выходили за рамки дозволенного”». (Зенон Барановский, «Наш дзенник», 21 янв.)
• «Главная новость для человечества заключается в том, что мы живем во времена шестой катастрофы, то есть внезапного кризиса биосферы, выражающегося в вымирании различных видов. (...) Так оно и есть на самом деле. Большинству людей чуждо понимание этой истины, а обладающие этим знанием, кажется, махнули на всё это рукой. (...) Еще никогда в истории человечества мы не находились в такой ситуации. (...) Нашим приоритетом должны стать экосистемы. Не отдельные виды, а целые экосистемы. (...) Я жду, когда политики скажут: “Нашим приоритетом является сохранением экосистем”, “Экосистемы — это наше будущее”. Я жду, что обычные люди во время самой обычной беседы скажут, что отказались от далеких путешествий ради сохранения экосистемы», — Рышард Кулик. («Дзике жице», февраль)