Хроника (некоторых) текущих событий

• Правительственный «План ответственного развития» вице-премьера Матеуша Моравецкого базируется на пяти столпах польской экономики: 1-й — реиндустриализация, 2-й — развитие инновационных компаний, 3-й — капитал развития, 4-й — зарубежная экспансия, 5-й — общественное и территориальное развитие. (по материалам «Жечпосполитой» от 16 февр.)

• Вице-премьер Матеуш Моравецкий пообещал в ближайшее время выделить на инвестиции биллион злотых. Вот источники, которые правительство собирается задействовать для реализации своего плана: 480 млрд злотых — фонды Евросоюза, 230 млрд — депозиты частных фирм, 75-150 млрд — инвестиции компаний, принадлежащих государственному казначейству, 75-120 млрд — польский фонд развития, 50-80 млрд — кредиты, предоставленные международными организациями. Биллион составляет приблизительную стоимость всех товаров и услуг, производимых нашей страной в течение года (ВВП). (по материалам «Газеты выборчей» от 17 февр.)

• «В недавно опубликованном докладе “План ответственного развития” вице-премьер Матеуш Моравецкий пишет, что “нам грозит катастрофа”, если мы не остановим снижение количества работающих поляков, которые платят взносы в Управление социального страхования (УСС). Каковы могут быть последствия? “Повышение страховых взносов либо банкротство системы социальной помощи”, — заключает Моравецкий». (Лешек Костшевский, Петр Менчинский, «Газета выборча», 24 февр.)

• «Экономисты считают опасными попытки ручного управления процессом реиндустриализации Польши. “Это идея раннего Герека. Ему хотелось, чтобы в Польше был металлургический комбинат «Катовице», Анджей Дуда и Матеуш Моравецкий мечтают о большом судостроительном заводе. Поморье уже очень встревожено этими планами”, — говорит депутат Европарламента и житель Гданьска Януш Левандовский. По его мнению, в реиндустриализации нет никакой необходимости, поскольку в Польше доля промышленности в ВВП находится примерно на том же уровне, что и в Германии — стране, чей промышленный потенциал считается очень высоким. (...) “Не бывает инвестиций без зарубежного капитала, без национальных сбережений, без международного сотрудничества”, — заявил депутат Европарламента Дариуш Росати. Тем временем правительство «Права и справедливости» всячески отваживает зарубежных инвесторов, а неправильно сконструированный им государственный налог снижает объем национальных сбережений. (...) По мнению Росати, правительство Польши ограничивает инвестиционные возможности, снижая пенсионный возраст и тем самым сокращая численность работающих жителей страны, ухудшая состояние государственных финансов и выделяя огромные средства на социальные программы. (...) “Нет доказательств, что финансирование социальной сферы повышает уровень рождаемости”, — говорит экономист». (Анна Слоевская, «Жечпосполита», 18 февр.)

• «В плане Матеуша Моравецкого почти ни слова не сказано о развитии убыточных отраслей — горной промышленности, энергетики, сельского хозяйства, мелкой торговли». (Витольд Гадовский, «Газета выборча», 20-21 февр.)

• «Волнующая атмосфера большого праздника. Манифестация рабочего класса и всех людей труда. Гордость по поводу наших свершений, чувство глубокого удовлетворения в связи с достигнутым в ходе реализации предвыборной программы «Права и справедливости», а также понимание важности задач, поставленных на ближайшие четыре года. Таков был праздник, посвященный 100 дням нового правительства. (...) Торжественные мероприятия открыла пресс-конференция Беаты Шидло. Госпожа премьер-министр подвела итоги первых месяцев работы правительства, увенчавшихся успехом, несмотря на все попытки западных диверсионно-пропагандистских организаций посеять в нашей стране панику. “Не все пока что нам удалось”, — скромно заметила глава правительства. (...) Однако сомнения премьер-министра развеялись, когда она появилась перед собравшимися тружениками, которые цветами и подарками выразили свою благодарность партии и правительству за их самоотверженную работу по реализации предвыборной программы. (...) Благодаря усилиям наших министров, а также решительности состоящих в правящей партии депутатов и сенаторов основные задачи, поставленные на эти сто дней, были выполнены, а в некоторых ведомствах даже перевыполнены. (...) В подваршавском Юзефове премьер-министр посетила одну из многодетных семей. Этот визит стал наглядным свидетельством единения власти и народа. Госпожа Шидло побывала здесь еще в сентябре, пообещав, что правительство будет выплачивать родителям 500 злотых ежемесячно на второго ребенка и всех последующих детей. (...) И слово свое сдержала, вовсе не ожидая за это похвал. Премьер-министр сама привезла многодетной семье морковный пирог. Такой поступок дорогого стоит». («Факт газета цодзенна», 27-28 февр.)

• «Чтобы рассказать о первых ста днях работы нового правительства, (...) премьер-министр Беата Шидло назначила пресс-конференцию на 5.30 утра. (...) Министры также подвели итоги своих ста дней работы. (...) Как заявил министр обороны Антоний Мацеревич, именно “председатель правящей партии Ярослав Качинский задает темп и определяет основные направления работы, с которой правительство успешно справляется”». (Агата Кондзинская, «Газета выборча», 27-28 февр.)

• «Пока что новое правительство занято тем, что прибирает к рукам власть в стране. (...) В декабрьском докладе «8 главных грехов Речи Посполитой», подготовленном группой независимых экспертов с самыми разными политическими взглядами, мы представляем 18 основных черт образцового государства. К сожалению, так называемые «перемены к лучшему», происходящие сейчас в Польше, вступают в противоречие с большинством этих принципов. Так что назвать это «переменами к лучшему» довольно сложно», — проф. Ежи Хауснер, бывший вице-премьер и член Совета по финансовой политике. («Жечпосполита», 11 февр.)

• «Вместо того, чтобы выполнять свои обещания, «Право и справедливость» решило в первую очередь обеспечить себе всю полноту власти в стране, начиная с контролирования спецслужб и блокировки работы Конституционного суда, который мог бы осложнить проведение многих реформ, и заканчивая чистками на государственной гражданской службе и фактическим захватом общественных СМИ. Предыдущие правительственные команды также формировали властные институции, исходя из своих предпочтений, однако скорость и методы, которыми пользуется «Право и справедливость», не только удивляют, но и вызывают беспокойство. (...) В то же время некоторые реалии, с которыми пришлось столкнуться новому правительству, лишний раз подтвердили актуальность старинной поговорки: “По одежке протягивай ножки”». (Анджей Гайцы, «Жечпосполита», 17 февр.)

• «Согласно данным опроса, проведенного Институтом рыночных и общественных исследований 12-13 февраля, 41% респондентов позитивно оценивает результаты трех месяцев работы правительства Беаты Шидло. 48% опрошенных придерживаются противоположной точки зрения». («Дзенник газета правна», 24 февр.)

• «В опросе, проведенном 18 региональными изданиями 10-16 февраля, респондентов попросили указать человека, который реально принимает ключевые решения в стране. 65% опрошенных назвали Ярослава Качинского». («Польска», 19 февр.)

• «Наступили времена, когда правительство стало всего лишь незначительным элементом политической мозаики. Реальная же власть в стране принадлежит парламентской фракции «Права и справедливости», которая полностью подчиняется Ярославу Качинскому. (...) Кроме того, некоторые министры, к примеру, Збигнев Зёбро, вице-премьер Петр Глинский и министр обороны Антоний Мацеревич, почти не скрывают, что не признают главенства госпожи премьер-министра, обсуждая свои проекты непосредственно с Качинским». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 24 февр.)

• «По данным опроса ЦИОМа, опубликованного 10 февраля, состоянием польской демократии недовольна половина респондентов, положительно его оценивают 39%. При этом 70% опрошенных (рост этого показателя по сравнению с предыдущим опросом составил 6%) предпочитают демократию всем прочим разновидностям политических режимов. Критическое отношение к недемократическим режимам выражает каждый второй поляк (рост составил 10%). В то же время 30% опрошенных полагают, что иногда существование недемократических режимов может быть оправдано (снижение показателя на 11%)». («Тыгодник повшехный», 21 февр.)

• «Треть избирателей, явившихся на выборы, согласилась, чтобы страной управляло «Право и справедливость». Вот и все. Никто не делегировал «Праву и справедливости» полномочий, позволяющих не уважать существующих законов, подменяя их новыми. Это, с одной стороны, выглядит как мегаломания, с другой — как рефлекторный порыв мести. (...) Епископы не считают нужным вмешиваться в ситуацию. Можно было бы спросить у них: почему? Мне кажется, они так или иначе поддерживали «Право и справедливость» — что хотели, то и получили. (...) Своими усилиями «Право и справедливость» политизирует Церковь, делает христианское мышление несовместимым с обязанностью служения всем гражданам. (...) Что нас ждет в будущем? Наша экономика может не выдержать тяжести всех данных обещаний. (...) В итоге расплачиваться, как всегда, придется простым людям. Что же касается наших междоусобиц, прогнозы у меня самые пессимистические», — епископ Тадеуш Перонек, бывший генеральный секретарь Конференции Епископата Польши. («Газета выборча», 13-14 февр.)

• Под­держ­ка пар­тий: «Право и справедливость» — 31%, «Современная» — 25%, «Граж­дан­ская платфор­ма» — 14%, Кукиз’15 — 9%, Коалиция левых сил — чуть менее 5%, кре­сть­янская пар­тия ПСЛ — 4%, КОРВИН («Коалиция обновления Республики — вольность и надежда») — 3%, «Вместе» — 2,2%. Опрос проведен Институтом рыночных и общественных исследований 12-13 февраля». («Жечпосполита», 16 февр.)

• «В Польше никогда и никто, за исключением разве что Анджея Леппера, не оспаривал гегемонии интеллигенции. Зато внутри этой прослойки идет постоянная борьба. Ведь и Ярославу Качинскому не свойственны антиинтеллигентские настроения, он просто считает тех, кто выступает против него, «фальшивой элитой». (...) Проект «Права и справедливости» тоже насквозь интеллигентский, поскольку ставит своей целью своего рода культурную революцию, только во имя других ценностей. В Польше нет конфликта между народом и элитой, однако внутри самой элиты существует масса трений относительно того, какие ценности нам больше подходят — европейские или национальные. (...) Эта проблема носит исторический характер. У ее истоков — непропорционально большой процент польской шляхты в Первой Речи Посполитой; постепенно беднея, шляхта и сформировала прослойку интеллигенции. (...) Вторая Речь Посполитая в действительности была республикой интеллигенции, которая именно тогда и установила свою гегемонию. (...) Решающим моментом, обеспечившим уникальное положение интеллигенции в Польше, была Октябрьская революция 1917 года и обретение Польшей независимости. (...) В Советском Союзе (...) интеллигенция, совершившая революцию, создала сильный госаппарат, который в результате навязал стране свою гегемонию. Одним из ключевых элементов этого процесса стало истребление интеллигенции во время Большого террора. Характерно, что в сегодняшней России носителем памяти об этой травме является именно интеллигенция, а не общество в целом», — проф. Томаш Зарицкий. («Политика», 17-23 февр.)

• Фрагменты интервью с вице-премьером Петром Глинским: «Люди, связанные с предыдущим правительством, хозяйничали в стране, располагали всеми необходимыми ресурсами, а также поддержкой извне, поскольку действовали в интересах других стран. (...) Может ли по-настоящему суверенная и демократическая страна позволить, чтобы 80-90% ее местных изданий принадлежали зарубежным хозяевам? (...) Отец Рыдзык делает большое и важное дело, поэтому его работа заслуживает всяческой поддержки. (...) Это будущее Польши. Единственным телеканалом, где камеры и микрофоны находились в руках молодых девушек, был телеканал «Трвам». Это были выпускницы о. Рыдзыка». («Жечпосполита», 16 февр.)

• «Министерство иностранных дел решило, что именно о. Тадеуш Рыдзык получит дотацию на продвижение Польши за границей. На эти цели он получил 200 тыс. злотых. При этом в получении дотации МИДа было отказано Институту Леха Валенсы». («Факт газета цодзенна», 3 марта)

• «Пятеро польских писателей отказались от получения медали «Глория Артис», вручать которую должен был министр культуры Петр Глинский. “Мне не нужно наград от правительства, которое попирает элементарные принципы демократии”, — заявил Казимеж Орлось. “Меня совершенно убило письмо министра Глинского, в котором он нахваливает деятельность «Радио Мария», — объясняет Петр Матывецкий. — Я написал, что эта радиостанция распространяет антикультуру и нетерпимость, с чем я не собираюсь мириться, и что господин Глинский, будучи вице-премьером, одобряет политику нынешнего правительства, а я считаю ее противоречащей всем канонам демократии”». (Анна С. Дембовская, «Газета выборча», 18 февр.)

• «Профессор Рышард Бугай вышел из состава Национального совета по развитию, созданного президентом Анджеем Дудой. В письме на имя президента Бугай написал, что происходящие в Польше перемены «ведут к сосредоточению всей государственной власти в руках правящей партии», а выход из состава совета — единственная доступная ему форма протеста. (В прошлом профессор Бугай был советником президента Леха Качинского — В.К.) («Жечпосполита», 12 февр.)

• «Из Генерального командования Вооруженных сил уходят несколько генералов, выразивших таким образом свой протест против кадровой политики Антония Мацеревича». («Дзенник газета правна», 4 марта)

• «Президент Анджей Дуда включил в состав Совета по финансовой политике двух молодых экономистов — Лукаша Хердта и Камиля Зубелевича. (...) Закон о Национальном банке Польши предусматривает, что в совет входят «специалисты в области финансов». Ни один из новых членов совета, только что назначенных президентом, с учетом их академической специализации, не соответствует этому критерию». («Жечпосполита», 19 февр.)

• «Уже почти 2 тыс. коневодов и иппологов со всего мира подписали письмо протеста, направленное министру сельского хозяйства Польши в связи с увольнением руководителей всемирно известных конезаводов по разведению арабских лошадей в Янове-Подляском и Михалове». «Уволены высококвалифицированные специалисты по разведению арабских лошадей. (...) Согласно решению Агентства сельскохозяйственного рынка, конезавод в Янове-Подляском вот уже несколько дней возглавляет Марек Скоморовский, экономист, который сам признает, что не имеет никакого понятия о лошадях. В свою очередь конезавод в Михалове возглавила зоотехник Анна Дурмала». (Войцех Каминский, «Газета Польска цодзенне», 25 февр.)

• «Президент Анджей Дуда попросил МИД высказать мнение относительно предложения лишить Яна Томаша Гросса Кавалерского креста Ордена «За заслуги перед Республикой Польшей» (в 1996 г. Гросс получил эту награду именно по ходатайству МИДа; это произошло за несколько лет до публикации его книги «Соседи», посвященной погрому в Едвабне). (...) Нынешний вице-министр иностранных дел Ян Дзедзичак, еще будучи депутатом Сейма от партии «Право и справедливость», называл Гросса «предателем» и призывал лишить его награды». (Михал Оконский, «Тыгодник повшехный», 21 февр.)

• «“Не настал бы этот день, и не было бы ни нас, ни свободной и сильной Речи Посполитой, которая борется за свои интересы, если бы не героизм, жертвенность и мученичество этих людей, о которых долгое время можно было говорить лишь шепотом”, — с такими словами обратился Анджей Дуда к собравшимся в здании бывшей тюрьмы на улице Раковецкой, где будет создан Музей “проклятых солдат”. (...) В праздничных мероприятиях по случаю Дня памяти “проклятых солдат” также приняла участие премьер-министр Беата Шидло и члены кабинета министров. Вечером несколько сотен человек прошли торжественной колонной от площади Пилсудского до собора св. Иоанна». («Газета выборча», 2 марта)

• «6 августа 2015 г. президент Анджей Дуда пообещал «сделать все, чтобы тема “проклятых солдат” стала обязательным элементом преподавания истории». Такая инициатива заслуживает всяческого одобрения, поскольку о преступлениях “проклятых солдат”, совершенных ими на белостокских землях, необходимо говорить, писать и рассказывать школьникам — ведь это часть нашей противоречивой истории. (...) В архивах Института национальной памяти в Белостоке, в материалах судебных процессов, а также в «Книге памяти православных жителей белостокских земель — жертв событий 1939-56 годов», выпущенной в Белостоке в 2012 году под редакцией Константина Машальского, содержится задокументированное подробное описание преступных деяний “проклятых солдат”, которое должно найти свое отражение в учебниках. (...) “Проклятые солдаты”, громившие белорусские деревни, убивавшие жителей, по одному и целыми группами, наводили на мирное население ужас. (...) Институт национальной памяти однозначно квалифицировал преступную деятельность “проклятых солдат” как “преступление с признаками геноцида”». (Халина Матейчук, «Пшеглёнд православный», март 2016)

• «Униформа “проклятых”. Антоний Мацеревич решил ввести почетную униформу для солдат, сражавшихся после 1944 г. за независимость Польши. Образцом для нее послужит офицерская форма, принятая в польской армии до Второй мировой войны. Важным элементом униформы будут ринграфы (металлические пластины с изображениями святых — пер.): для военных, сражавшихся на территории Центральной Польши предусмотрен ринграф с изображением Ченстоховской иконы Богородицы, для солдат из восточной части страны — с изображением Остробрамской иконы Богородицы». («Польска збройна», март 2016)

• «Министерство национальной обороны прекратило сотрудничество с организациями, членами которых, в частности, являются представители генералитета времен Польской народной республики. (...) Оборонное ведомство также отказалось от сотрудничества с Союзом военнослужащих Войска Польского, объединяющих ветеранов и военных пенсионеров». («Польска збройна», март 2016)

• «Обнаружение папки секретного сотрудника «Болека» в доме умершего в 2015 г. бывшего главы Министерства внутренних дел генерала Чеслава Кищака чрезвычайно взбудоражило политиков правящей партии. (...) По-прежнему не установлена подлинность документов — персональной и рабочей папок агента, работавшего под псевдонимом «Болек». Среди документов — написанное от руки согласие на сотрудничество с подписью Валенсы, рукописные отчеты агента, а также квитанции, подтверждающие получение денег. Кроме того, в папке находилась справка о снятии «Болека» с учета в 1976 году. С этого момента и до конца эпохи ПНР содержащиеся в архивах госбезопасности документы, связанные с Валенсой, касаются слежки за ним как за деятелем Свободных профсоюзов, а впоследствии лидером “Солидарности”». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 20-21 февр.)

• «Хранящиеся в Институте национальной памяти материалы Службы безопасности, касающиеся Леха Валенсы, содержат более 50 томов. Большую их часть составляют документы, (...) относящиеся к операциям госбезопасности против лидера «Солидарности», проводившимся с 1983 г. до самого конца ПНР. Вторая по величине группа документов — это папки оперативного наблюдения, установленного в июле 1978 г., иначе говоря, материалы слежки за Валенсой, который был в то время оппозиционным деятелем Свободных профсоюзов Побережья. (...) Самую маленькую часть документов составляет папка секретного сотрудника госбезопасности, действовавшего под псевдонимом «Болек», за период 1970-76 годов. (...) 19 июня 1976 г. «Болек» был исключен из реестра агентов «в связи с нежеланием сотрудничать». (...) Известно, что Валенса решительно пресек попытку его завербовать, предпринятую в октябре 1978 года. Известно также, что Министерство внутренних дел в 1982 г. фальсифицировало документы, якобы свидетельствующие о сотрудничестве лидера «Солидарности» с милицией, с целью скомпрометировать Валенсу как на международной арене, так и в Польше». (Ян Скужинский, «Политика», 24 февр. — 1 марта)

• «В сознании поляков Валенса остается все тем же, кем он был до 16 февраля 2016 года, — талантливым политиком-самородком, харизматичным национальным лидером, человеком с авторитарными наклонностями, лучшие времена которого пришлись на 1978-1989 годы. Одиннадцать лет — это не так уж и мало», — проф. Анджей Пачковский. («Дзенник газета правна», 22 февр.)

• «На Поморье политики из «Права и справедливости» требуют переименовать Гданьский аэропорт, однако собственники аэропорта эту идею не поддержали. С 2004 г. аэропорт в Гданьске носит имя бывшего президента Польши Леха Валенсы. (...) “Гданьск не собирается участвовать в отвратительной травле Леха Валенсы”, — заявил Павел Адамович, мэр города. (...) Мэр Сопота Яцек Карновский добавляет, что “не следует поддаваться пропаганде, оперирующей документами, сфабрикованными госбезопасностью”. (...) Против переименования также выступают Гдыня и органы самоуправления воеводства». («Жечпосполита», 23 февр.)

• «То, что сейчас делают с Валенсой, от-вра-ти-тель-но. Этим людям просто не дает покоя тот факт, что в истории независимой Польши Валенса сыграл ключевую роль, а они — никакой. (...) Надеюсь, появятся новые политические лидеры, новые аргументы, новая партия, чтобы защитить нас от тех, кто своими грубыми и жестокими действиями сталкивает Польшу на обочину Европы», — Анджей Вайда. («Тыгодник повшехный», 6 марта)

• Фрагменты интервью с проф. Каролем Модзелевским. Беседует Яцек Жаковский. Я.Ж.: Так в чем же дело? К.М.: Дело в распространенном, особенно среди не самых умных людей, заблуждении, что каждый, подписавший в свое время пару бумажек, — подлец по определению. Некоторым людям это существенно повышает настроение, ведь очень приятно увидеть ближнего своего в дерьме, особенно, если ваша собственная самооценка не слишком высока. А проблемы с самооценкой есть у многих. (...) Я.Ж.: А почему профессор Глинский или президент Дуда так радуются, говоря о сотрудничестве Валенсы с госбезопасностью? К.М.: За ответом на этот вопрос лучше обратиться к психиатру. Речь не об этих людях. Дело в социальном психозе, который имеет свойство возвращаться. И поделать с этим историк ничего не может». («Политика», 24 февр. — 1 марта)

• «Леха Валенсу уже осудили: людям пытаются внушить, что в 70-е его шантажировали платежными ведомостями, и все, что мы наивно принимали за низвержение коммунизма, за свободу, независимость, смену общественного строя и вхождение Польши в круг суверенных европейских государств, в действительности оказалось операцией находящихся у власти коммунистов, гениально дергавших за нужные ниточки. (...) Валенса похож сейчас на затравленного зверя, защищающегося от разъяренной своры», — о. Адам Бонецкий, главный редактор. («Тыгодник повшехный», 6 марта)

• «Вся эта посмертная месть Кищака и связанных с ним темных и внешних сил (это обстоятельство тоже не нужно сбрасывать со счетов), вся эта история с «Болеком» грубо используется для переписывания мифа о «Солидарности», а также для создания новой идеологической базы, более подходящей нечистым на руку дельцам. Новой власти необходим (...) солидный символический фундамент. Важными элементами этого фундамента должны стать устранение Валенсы с пьедестала и культивирование на его месте «смоленского» мифа. Место предателя «Болека» должны занять «святые мученики», как их называют в консервативных кругах правых сил, то бишь Лех Качинский и Анна Валентинович, которая при жизни рассказывала о Валенсе полную ерунду. (...) Ради сиюминутного политического проекта уничтожается польская легенда, икона, во всем мире являющаяся символом Польши. (...) При помощи этих бумажек, этих обвинений кто-то специально раздувает конфликт между поляками. (...) Мне кажется, что на наших глазах в Центральной и Восточной Европе создается и укрепляется целый политический лагерь, ориентированный, скорее, на интересы Кремля. Это не касается исключительно Польши, хотя она, безусловно, является важной частью этого проекта», — проф. Збигнев Миколейко. («Польска», 22 февр.)

• «В 1989 году не было никакой революции. (...) Формирование нового общественного строя, наступившее в результате достигнутых за Круглым столом договоренностей, в основных своих проявлениях произошло вопреки воле народа. (...) В Третьей Речи Посполитой доминировала узкая социальная группа, своего рода элита, которая превратила Польшу в одну из самых отсталых стран Европы», — Ян Ольшевский, адвокат, бывший премьер-министр и член Государственного трибунала. («Жечпосполита», 26 февр.)

• «Институт национальной памяти составил список бывших сановников ПНР, у которых могут храниться некие тайные материалы. Всего в списке фигурирует 21 фамилия». «Вчера прокуроры Института национальной памяти побывали в доме вдовы генерала Войцеха Ярузельского. (...) Обыск продолжался десять часов. (...) Было изъято 17 папок с документами». (Войцех Чухновский, Агнешка Кублик, «Газета выборча», 1 марта)

• «В четверг был проведен обыск в доме профессора Лешека Кобылинского в Гданьске. В 1986-89 гг. профессор был членом консультационного совета при председателе Государственного совета ПНР генерале Войцехе Яузельском. Прокуроры покинули дом Кобылинского с пустыми руками. Сам профессор заявляет, что никаких документов не хранил». («Жечпосполита», 4 марта)

• «По данным опросов Института рыночных и общественных исследований, (...) явное большинство респондентов (59%) не отнеслось серьезно к обнаружению папки секретного сотрудника, каковым якобы был Валенса. Важным событием назвал обнаружение папки «Болека» каждый третий поляк (34%). (...) Когда сотрудники института поинтересовались у поляков, как изменилось их мнение о Валенсе после опубликования упомянутых документов, оказалось, что у подавляющего большинства (63%) оно не изменилось вовсе. Каждый пятый поляк (20%) считает, что папка «Болека» негативно повлияла на его оценку личности Валенсы. Есть и те, кто после этого инцидента стал относиться к Валенсе лучше (9%). (...) Для почти двух третей опрошенных (64%) Валенса по-прежнему остается национальным героем, и дело «Болека» на их мнение никак не повлияло. Каждый четвертый респондент (25,5%) не считает Валенсу национальным героем. (...) В 2000 г. суд снял с Валенсы обвинения в сотрудничестве с органами госбезопасности». (Анджей Станкевич, «Жечпосполита», 29 февр.)

• «По улицам столицы прошли более 80 тыс. человек, сообщила в субботу мэрия Варшавы. Организаторы марша «Мы — народ!» говорят о 100 тыс. участников. Лозунг «Мы — народ!» — отсылка к первым словам выступления Леха Валенсы перед американским Конгрессом в 1989 году. (...) Тысячи людей несли транспаранты в защиту Леха Валенсы от абсурдных обвинений. (...) В ходе акции Комитет защиты демократии собирал деньги на продолжение своей деятельности. (...) Всего было собрано более 160 тыс. злотых. (...) Митинг на площади Солидарности в Гданьске собрал, по оценкам организаторов, 25 тыс. человек. (...) Толпа скандировала: «Лех Валенса!», «Солидарность!». (...) Слово взяла жена Валенсы Данута: “Заявляю протест против политики правительства и того маленького человечка, который стоит за всем этим. Если бы мой муж не вел переговоры с коммунистами, не исключено, что никто не позволил бы нам тут собраться”». (Себастьян Клаузинский, «Газета выборча», 29 февр.)

• Фрагменты интервью Матеуша Киёвского, лидера Комитета защиты демократии (КЗД). «Мы не собираемся когда-либо бороться за власть, не планируем участвовать в выборах. Мы — общественное движение. (...) В нашем уставе предусмотрено, что лица, занимающие какие-либо должности в структурах политических партий, не могут быть сотрудниками КЗД. (...) Если бы кто-то из нас захотел выставить свою кандидатуру на выборах, ему пришлось бы отказаться от исполнения своих организационных функций в КЗД. (...) КЗД будет пристально следить за действиями любой власти. (...) Цель КЗД — защита демократии. Представители «Права и справедливости» не уважают демократию и занимаются уничтожением государственного строя. Но мы боремся не с конкретной партией, а с государственным произволом. (...) Мнение Венецианской комиссии на 100% совпадает с нашей законодательной инициативой, под которой мы вот уже неделю собираем подписи. (...) КЗД с уважением относится к достижениям бывшего президента и лидера «Солидарности» Леха Валенсы. Мы против отвратительных методов травли и инсинуаций, применяемых в последние дни в отношении лидера победоносной борьбы за свободу и демократию». («Жечпосполита», 3 марта)

• «Эта поддержка извне, эти разговоры об угрозе демократии в стране, не имеющие ничего общего с реальностью, — вот топливо всего происходящего. Хочется сказать нашим друзьям: закрутите кран с бензином, чтобы остановить пожар. Но они этого, к сожалению, делать не собираются», — Ярослав Качинский, фрагмент интервью. («Польска», 29 февр.)

• «Сегодня вступает в силу закон о реформе органов прокуратуры, предусматривающий объединение функций министра юстиции и генерального прокурора. (...) В руках Збигнева Зёбро сосредоточится огромная власть. Он, в частности, получит право знакомиться с любыми следственными материалами всех прокуратур, непосредственно влиять на решения подчиняющихся ему прокуратур и корректировать их по своему усмотрению. Более того, он сможет делать это, не ставя в известность суд и участников процесса. Кроме того, министр юстиции получит право переносить крупные следственные дела, касающиеся СМИ, из любой прокуратуры в только что созданную Национальную прокуратуру, которая ему непосредственно подчиняется. Он также сможет продвигать прокуроров по карьерной лестнице независимо от их стажа и опыта. Все это вызывает справедливые опасения, что прокуратура будет целиком подчинена политикам, а возглавлять ее будут ангажированные лица». (Томаш Петрига, «Жечпосполита», 4 марта)

• «Комиссар Совета Европы по правам человека Нильс Муйжниекс завершил свой недельный визит в Польшу. Важнейшей проблемой, связанной с соблюдением в Польше прав человека, он считает кризисную ситуацию вокруг Конституционного суда. “Если суд не функционирует, права человека автоматически оказываются под угрозой, граждане не могут обращаться за защитой своих прав, а суды — направлять запросы правового характера. (...) Единственный выход, который я вижу — это исполнить решения суда, касающиеся его состава, — говорит Муйжниекс. — Я поинтересовался у ваших политиков, имел ли право Сейм предыдущего созыва избирать судей. Троих — да, пятерых — нет, ответили они мне. Поэтому я считаю, что этих троих нужно привести к присяге”». («Газета выборча», 13-14 февр.)

• «Конституционный суд (КС) в среду признал не соответствующими Основному закону внесенные фракцией «Права и справедливости» изменения в закон о КС. В частности, это касается поправок, которые предусматривают разрешение дел в зависимости от очередности их поступления и вынесение вердикта большинством в две трети голосов, а также устанавливают, что КС состоит из 13 судей. Правительство заявило, что не опубликует этого решения». (Эва Усович, «Жечпосполита», 10 марта)

• «“Настоящее решение принимается нами в чрезвычайной ситуации. Оно является условием sine qua non правосудия, совершаемого в соответствии с Конституцией. (...) Это решение не может быть оспорено другими органами государственной власти, которые обязаны его исполнять и уважать”, — заключил Конституционный суд». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 10 марта)

• «Две юридические реальности, конституционная и правительственная — это трагедия и начало анархии», — проф. Марек Сафьян, судья Европейского суда, бывший председатель Конституционного суда (1997–2006 гг.). («Газета выборча», 10 марта)

• «Девять ключевых неправительственных организаций создали Гражданскую обсерваторию демократии. (...) На сайте obserwatoriumdemokracji.pl можно найти аналитическую информацию и различные точки зрения относительно новых законов об общественных СМИ, полиции и спецслужбах, уголовном процессе, прокуратуре, государственной гражданской службе и Конституционном суде. (...) Список законов, угрожающих демократии, остается открытым. (...) Инициаторами создания Гражданской обсерватории демократии выступили, в частности, Хельсинкский фонд по правам человека, (...) Объединение Amnesty International». (Даниэль Флис, «Газета выборча», 10 марта)

• «Венецианская комиссия не станет откладывать вынесение заключения относительно изменений в законе о Конституционном суде. Об этом вчера сообщило Бюро Венецианской комиссии. Заключение будет принято на ближайшей пленарной сессии 11-12 марта. (...) В том, чтобы Венецианская комиссия перенесла вынесение заключения по делу об изменениях в Конституционном суде на более поздний срок, был заинтересован польский МИД». («Наш дзенник», 4 марта)

• Фрагменты выступления президента Анджея Дуды на встрече с жителями Отвоцка. «Те, кто заявляет, что сегодня в Польше нужно защищать демократию, на самом деле защищают сложившийся за последние восемь лет порядок вещей со всеми этими аферами, фигуранты которых успешно заметали следы, выборами наподобие недавних муниципальных с их результатами, полностью расходящимися с действительностью. (...) Где тогда были эти Венецианские комиссии, где была Европейская комиссия? Нашу страну используют в чужих интересах, а к нам относятся как к людям второго сорта. (...) Настало время открыто заявить, что здесь, в Польше, мы хозяева. И что мы в первую очередь должны отстаивать свои интересы. И что у нас есть право отстаивать свои интересы также на международной арене. (...) Право решать, что для нас хорошо, а что плохо. Кто для нас желанный гость, а кто — враг. (...) Мы также имеем право говорить об этом, не связывая себя псевдоевропейской политкорректностью, которая только сбивает нас с пути и не позволяет развиваться. А если и возможно какое-то развитие с такими установками, то это псевдоразвитие, не ведущее ни к чему, кроме роста потребительства». («Газета выборча», 9 марта)

• «Сформулировав свою позицию относительно Польши, Венецианская комиссия подчеркнула, что правительство обязано опубликовать решение Конституционного суда от 9 марта. (...) По мнению Венецианской комиссии, разработанный и принятый «Правом и справедливостью» закон был призван осложнить работу Конституционного суда. «Отказ публиковать решение Конституционного суда сам по себе беспрецедентен и только усиливает кризис в Польше», — сообщает комиссия. (...) Представители Венецианской комиссии хотели бы пообщаться с членами польского кабинета министров. Встреча пройдет в апреле. Оппозиция (...) призывает правительство опубликовать решение Конституционного суда и грозит уличными протестами». (Яцек Лизиневич, «Газета польска цодзенне», 12-13 марта)

• «Гражданской войны не будет. Те, кто не согласен с политикой «Права и справедливости», не выходят на улицы, вооружившись дубиной, а выражают свой протест исключительно культурно. Власть будет усмирять их не при помощи непосредственного принуждения, но с использованием различных механизмов экономического, юридического, морального, исторического и культурного характера. Одним из проявлений такого подхода может стать националистическая культура, которая опирается, в частности, на мифологию «проклятых солдат» и не имеет ничего общего с тем, как понимают культуру большинство участников манифестаций Комитета защиты демократии. (...) Получив контроль над общественными масс-медиа, власть займется и частными СМИ. (...) Ситуация может измениться только в случае падения экономики, когда для абсолютного большинства поляков на первый план выйдут бытовые вопросы, а не память о «проклятых солдатах» или лозунг «Сильная Польша для поляков». Пустой холодильник радикально изменит политические симпатии поляков, и на выборах «Право и справедливость» потерпит поражение. Пока этого не происходит, нас ждет реализация патриотическо-авторитарного сценария», — проф. Януш Чапинский. («Пшеглёнд», 7-13 марта)

• «Наше общество расколото, при этом социальный капитал весьма невелик. (...) Поляки не доверяют друг другу и часто не хотят сотрудничать. Нам не хватает хороших традиций, школа слаба, самоуправление неразвито, а Церковь скорее пассивна. Почти в половине польских гмин и приходов нет никаких общественных инициатив. Степень участия людей в деятельности партий и профсоюзов падает, пассивность отмечена и на выборах. (...) В результате наш общественный строй поменялся, мы оказались в ситуации демократии без конституции, которая сегодня в Польше просто мертва. Все потому, что механизмов и способов ее защиты больше нет. Как граждане мы оказались абсолютно зависимы от правительственной администрации. (...) Мы живем при новом порядке. Конституционный суд более не сможет заблокировать произвольную смену конституционного строя. Новшества в управлении СМИ, госслужбой и органами юстиции, несмотря на сопротивление юристов, уже введены. (...) Удивительно, но электорат «Права и справедливости» по-прежнему поддерживает происходящие в стране перемены. (...) На определенное общественное спокойствие партия власти может рассчитывать самое большее до конца года. Затем ухудшатся экономическая и бюджетная ситуации, усилится неприязнь Евросоюза к Польше. Мы будем терять престиж и доверие. Появятся первые проблемы. (...) Так что нас, как это уже неоднократно бывало, ждет очередное цунами в виде парламентских выборов», — Анджей Веловейский. («Жечпосполита», 12-13 марта)

• «Выступая в Берлине в фонде Корбера, премьер-министр Беата Шидло начала свою речь с того, что принялась решительно защищать происходящие в Польше “перемены к лучшему”: “Решения польского парламента — это внутреннее дело Польши, и европейские политики не должны тратить на их обсуждение свое время”. Шидло заверила, что Польша была и остается “колыбелью демократии”, и поэтому с демократией у нас “все в полном порядке”, доказательством чего служат демонстрации, проводимые Комитетом защиты демократии. (...) Премьер-министр также высказалась против строительства газопровода “Северный поток II”, который будет поставлять газ из России в Германию в обход Польши и Украины». (Бартош Т. Виленский, «Газета выборча», 13-14 февр.)

• Джон Кёрби, официальный представитель Госдепартамента США: «Мы поделились с польскими властями нашей обеспокоенностью относительно того, что происходит сейчас в Польше в контексте соблюдения принципа верховенства закона». («Жечпосполита», 11 марта)

• «Польша на официальном уровне ослабила интенсивность своих взаимоотношений с Германией, одновременно активизировав контакты с Великобританией. (...) Насколько это ответственно — заявлять главному экономическому партнеру Польши, обеспечивающему треть наших доходов от экспорта, что мы решили променять его на другого партнера, доходы от внешней торговли с которым составляют в нашей стране всего 6%?», — Анджей Олеховский, бывший министр иностранных дел и финансов. («Пшеглёнд православный», март 2016)

• «Пресс-секретарь польского МИДа Артур Дмоховский направил в адрес дирекции Би-Би-Си письмо с критикой фильма, “в ложном свете представляющего ситуацию в Польше”. По мнению Дмоховского, репортаж “Путинизируется ли Польша?” представляет ситуацию в стране поверхностно, с искажением фактов, без соблюдения стандартов журналистики». («Газета выборча», 11 февр.)

• «“Europe Infos”, официальный ежемесячник Конференции епископов Европейского союза, удалил со своего интернет-сайта статью Генрика Возняковского “Что происходит в Польше?”, содержащую критику в адрес польского правительства. (...) На главной странице ежемесячника по-прежнему можно увидеть заголовок статьи; ниже красными буквами написано следующее: “По настоятельной просьбе Конференции Епископата Польши статья Генрика Возняковского была нами удалена”». (Катажина Вишневская, «Газета выборча», 11 февр.)

• «В январе этого года зарубежные инвесторы забрали с нашего рынка казначейских облигаций на 13,1 млрд злотых, сообщило министерство финансов». («Дзенник газета правна», 3 марта)

• «Правительство все активнее пытается управлять экономикой вручную. Фирмы, которые, несмотря на приватизацию, пришли в упадок либо оказались на пороге банкротства, получат от государства финансовую поддержку. (...) Правительство планирует инвестировать денежные средства в тепловые активы Ястшембской угольной компании. (...) Еще в этом месяце финансовую помощь получит компания «Автосан» в Саноке, переживающая процедуру банкротства. (...) Правительство подключилось к выведению из кризиса предприятия по добыче минерального сырья в Кельце. (...) В январе этого года финансовые вливания со стороны государства ждут также Гданьскую международную ярмарку». (Адам Возняк, «Жечпосполита», 7 марта)

• «Европейская комиссия подала на Польшу в Европейский суд за несоответствие правил безопасности на железной дороге нормативам ЕС». («Жечпосполита», 26 февр.)

• «К Польше годами относились как к серьезному и важному партнеру, который умеет отстаивать общие интересы и дружит с сильными мира сего. Чем лучше были наши отношения с Берлином и Вашингтоном, тем серьезнее нас воспринимали. Был даже в нашей недавней истории период, когда французы через наших дипломатов организовывали визит своего президента в Белый дом. Эта прекрасная эпоха подошла к концу, поскольку мы теперь непрерывно боремся со всеми по любому поводу. Мы конфликтуем с Европейской комиссией из-за торгового налога. Немецкие бизнесмены осторожно интересуются, будет ли Польша вводить на своей территории ограничения для капитала из-за Одры. Не понимаю, как западные страны могут видеть в нас лидера, если даже всеми уважаемая Венецианская комиссия, нами же приглашенная, подвергается с нашей стороны публичным нападкам только потому, что смеет высказывать мнение, которое нам не нравится. Не представляю, как мы собираемся реформировать НАТО, если при этом позволяем себе оскорблять ведущих политиков Североатлантического альянса, занимающихся обороной. (...) Когда мы окончательно утратим свое влияние в НАТО и ЕС, эти институты начнут принимать решения без учета наших интересов. И тогда вдруг окажется, что правы те политики, которые повсюду искали врагов Польши: за что боролись, на то и напоролись». (Бартош Венглярчик, «Жечпосполита», 3 марта)

• «В понедельник в ходе встречи Вишеградской группы в Праге Польша, Чехия, Словакия и Венгрия разработали общую стратегию своего участия в саммите ЕС. (...) Принята декларация о необходимости усиления внешних границ Шенгенской зоны. Страны Вишеградской группы выразили негативное отношение к принятому ЕС постоянному механизму принудительного размещения беженцев в странах Евросоюза. Премьер-министр Беата Шидло пообещала поддержать идею созданию европейской пограничной службы». (Артур Ковальский, «Наш дзенник», 19 февр.)

• «На ночной пресс-конференции в Брюсселе Беата Шидло, которая в частном порядке успела встретиться с Кэмероном, подчеркнула, что Польше удалось добиться двух важных поставленных целей: обеспечить защиту прав поляков в Великобритании и уберечь Великобританию от выхода из Евросоюза, чтобы польские эмигранты на Британских островах не потеряли своих прав и преимуществ, связанных с членством страны их проживания в ЕС». (Александр Герш, «Польска», 22 февр.)

• «Во время 52-й Международной конференции по безопасности в Мюнхене (...) президент Анджей Дуда, комментируя российские внешнеполитические амбиции, напомнил, что негативная оценка политики Москвы связана с ее милитаристскими действиями на Украине и в Сирии. (...) Президент Польши подчеркнул, что в ответ на поведение России ЕС и НАТО должны всячески противодействовать попыткам нарушить международное право и европейский порядок». (из Мюнхена Кшиштоф Лош, «Наш дзенник», 15 февр.)

• «По оценкам экспертов Союза предпринимателей и работодателей (СПР), на территории нашей страны в настоящее время находится миллион украинцев. (...) Как рассказал Томаш Баран, 52% поляков позитивно относятся к идее предоставить всем украинцам, живущим и работающим в Польше, право на постоянное жительство (28% поляков высказываются против). (...) СПР предлагает предоставить всем вьетнамцам, белорусам и украинцам, находящимся в настоящее время на территории Польши, право на постоянное проживание, сделав это по образцу т.н. “закона Рейгана”, легализовавшего в 1982 году пребывание всех поляков на территории США». (Виктор Рачковский, «Пшеглёнд», 22-28 февр.)

• «В этом году, несмотря на все наши старания, нам урезали финансирование на 20 тыс. злотых. (...) “Религиозные журналы, к которым относится ваше издание, не способствуют укреплению национальной идентичности”, — услышали мы от чиновников». («Пшеглёнд православный», март)

• «Стокгольмская полиция арестовала за последнее время несколько сотен поляков, принимавших участие в беспорядках на улицах Стокгольма и готовившихся к нападению на центр для беженцев. После нападения на бездомную молодежь арабского происхождения поляки участвовали в манифестации шведских неонацистов, размахивая бело-красными флагами с орлом. Хулиганов охраняли и принимали у себя польские эмигрантские организации». («Пшеглёнд», 17-23 февр.)

• «В Израиле в возрасте 93 лет скончался Самуэль Вилленберг — художник, участник восстания в Треблинке, участник Варшавского восстания. Он был последним из оставшихся в живых узников «лагеря смерти» в Треблинке. (...) Вилленберг попал в концлагерь в октябре 1942 г. и дожил до восстания узников, вспыхнувшего 2 августа 1943 года. (...) В сентябре 1939 г. 16-летний Вилленберг добровольцем вступил в польскую армию; во время боя с советскими танками в Хелме был тяжело ранен. 1 августа 1944 г. принял участие в Варшавском восстании. Сражался в отряде Армии Крайовой, позднее, из-за осложнений, вызванных его еврейским происхождением, перешел в ряды Польской Армии Людовой». (Патриция Букальская, «Тыгодник повшехный», 28 февр.)