ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• В сентябре в Люблине прошел II Конгресс христианской культуры - единственная в Европе подобного рода встреча. В нем приняли участие гости со всего континента - в частности, московский архиепископ Тадеуш Кондрусевич, о. Томаш Галик из Праги и философ-француженка Шанталь Дельсоль. По инициативе митрополита Люблинского архиепископа Юзефа Житинского ученые, деятели культуры, политики и философы собрались, чтобы обсудить вопрос влияния христианства на строительство объединенной Европы. Архиепископ Житинский открыл дискуссию о честности политиков, поставив вопрос, почему кризис доверия к политикам углубляется столь быстро. "Этот процесс зашел так далеко, что, боюсь, честные люди будут сторониться политики, из-за чего это негативное отношение будет только усиливаться", - сказал архиепископ. Участники конгресса посмотрели волнующую мистерию "Поэма о месте", разыгранную на пустой площади возле люблинского замка. До войны там била ключом жизнь еврейского квартала, который затем сравняли с землей немцы. Мистерия завершилась зажжением единственного фонаря, сохранившегося там со времен войны. Теперь он будет светить днем и ночью. В заключительном обращении участники конгресса написали: "Европейская культура взяла все лучшее из иудеохристианской концепции человека. Ее развитие определяли в равной мере основатели университетов и строители соборов. В нашу общую историю вписан также опыт Освенцима и Колымы. Поэтому память о трагических событиях обязывает к критике тех направлений в культуре, которые провозглашают окончательную смерть человека, ставя его в один ряд с животным миром". (Подробнее см. в этом номере статью Петра Войцеховского на стр. 28.)

• На 17-м Съезде польских историков рассматривался прежде всего вопрос, какие документы нашего времени следует сохранить, чтобы потомки могли всесторонне описать современную нам историю. Проф. Норман Дэвис обратил внимание на то, что "в современном мире появляется огромное количество информации. Как выбрать основное, как все это оценить? Тем более, что множатся ложные, искаженные и односторонние сведения о прошлом, которых никто не опровергает".

• О национальной стратегии развития культуры говорил на специальной пресс-конференции министр культуры Вальдемар Домбровский. Министр с удовлетворением отметил, что представленный недавно бюджет министерства - лучший за все 15 лет существования Третьей Речи Посполитой. "Стратегия предполагает, что, планируя культурную жизнь, мы должны признать ее общим благом, взглянуть дальше срока полномочий очередного правящего блока и дальше групповщины", - сказал Домбровский. Золотые слова. Лишь бы только его преемники думали так же.

• Премию Фонда польской культуры "Золотой жезл" и прилагающиеся к ней 100 тыс. злотых жюри присудило знаменитому драматургу Славомиру Мрожеку за творчество в целом. После возвращения из Мексики Мрожек уже восемь лет как живет в Кракове. "Он не принимает активного участия в публичной жизни, - пишет Марек Микос. - Это проницательный, самоироничный мудрец, который следит за тем, чтобы мы ни на минуту не впали в самодовольство, так как это грозит катастрофой. Хорошо, что есть такой человек". Мрожек - шестой лауреат "Золотого жезла". Первым был Ежи Гедройц.

• В Варшаве на 76-м году жизни скончался Ежи Лисовский, главный редактор журнала "Твурчость" ("Творчество"), знаток и прекрасный переводчик французской литературы на польский, а также польской литературы на французский.

• Вышла давно ожидаемая книга замечательного репортера Рышарда Капустинского "Путешествия с Геродотом". Рассказывая о своем герое, автор, в частности, сказал: "Часто история сбора информации о каком-то событии бывает гораздо интереснее самого события. Именно так было с Геродотом. Меня страшно интриговало, как он проникал туда, где хотел оказаться, как искал нужных людей, как убеждал их рассказывать о себе, о своей жизни, как слушал и запоминал. Это целая репортерская эпопея (...) Он не был купцом, дипломатом или военным. Он проторил свой собственный путь, которым шел, - путь, освещенный его любознательностью и восхищением миром". Капустинский рассказал также о влиянии, которое оказали на него работы античного историка: "Я осознал, что не могу смотреть на мир сквозь призму сенсационных событий. Современные СМИ руководствуются девизом: если нет события, то нет и мира. Увы, погоня за новостями искажает образ мира. Земля не такая, какой показывают ее информационные передачи".

• "Эта книга вызовет эмоции и полемику, но прежде всего, в отличие от многих награждаемых и премируемых изданий, ее будут читать", - написал о книге Януша Гловацкого "Из головы" Кшиштоф Маслонь. Януш Гловацкий - один из интереснейших современных польских писателей, известный насмешник, пишущий фельетоны, киносценарии, театральные пьесы и, наконец, романы. И хотя ему уже за шестьдесят, он все еще умеет удивить читателя. "Из головы" - книга автобиографическая. Рецензенты газеты "Жечпосполита" пишут о ней так: "Циник и насмешник - такую репутацию Гловацкий заработал себе тяжелым трудом. Однако что можно сказать после прочтения волнующих глав о Варшавском восстании, открытии памятника погибшим в Едвабне или нападении на Всемирный торговый центр, свидетелем которого ему довелось быть? Эту книгу написал человек, которого мир ужасает, пессимист с огромным чувством юмора. Еще раз подтвердилась истина, что ирония - это защитные цвета большой чуткости".

• Интерес критики вызвала также книга Рышарда Матушевского "Алфавит. Избранное из памяти 90-летнего старца". Что представляет собой этот "Алфавит"? Как пишет Рышард Марек Гронский, это "том в пятьсот страниц, описывающий жизнь и нравы (...) Обо всем этом рассказывает свидетель, наблюдатель и активный участник событий, вошедших в историю литературы, политики, интеллектуальной моды (...) Автор "Алфавита" - это (...) связующее звено между старой и новой эпохами. Он подсаживался за столик к Гомбровичу в "Зодиаке", видел знаменитый столик скамандритов в "Земянском", заглядывал к Мажецу, где комментировал действительность Антоний Слонимский, бывал в кофейне Госиздата и, наконец, (...) обогащал своими познаниями полониста и критика столик в "Чительнике" (...) Записанные на пленке памяти голоса свидетельствуют о высоком классе этой книги - лучшего учебника литературы".

• Войцех Кучок не ограничился получением главной польской литературной премии "Нике" (см. предыдущий номер "Новой Польши"). Снятый по мотивам его прозы дебютантский фильм Магдалены Пекож "Полосы" удостоился "Золотых львов" - премии за лучший фильм на Фестивале польских фильмов в Гдыне, и еще нескольких премий фестиваля - в частности, зрительской. Другие гдыньские премии достались "Свадьбе" Войцеха Смажовского (специальная премия жюри) и фильму Пшемыслава Войцешека "Вниз по разноцветному холму" (за лучшую режиссуру). Подводя итоги фестиваля, Тадеуш Соболевский написал: "Так, значит, отечественное кино не переживает упадок, но наоборот - пытается встать на ноги, заговорить собственным голосом? Кино ищет новые способы, чтобы преодолеть терзающее нас чувство разочарования, беспомощности, тревоги. Прежнее польское кино в свои лучшие времена играло терапевтическую роль - избавляло от комплексов, приобретенных вследствие трагической истории и больного общественного строя. Сегодня нам нужна совсем другая терапия (...) надежды (...) Это уже не надежда на великое изменение мира, как раньше. Речь идет о том, чтобы самому найти путь к преображению, отыскать точку опоры, пространство внутренней свободы".

• Премию за лучший сценарий получил в Гдыне Юлиуш Махульский, написавший сценарий к собственной комедии "Винчи". Мастер комедии и юмористического детектива не обманул ожиданий своих поклонников и на этот раз. "Винчи" - это превосходно построенная, выдержанная в прекрасном темпе детективная комедия с замечательными ролями Яна Махульского и дебютантки Камиллы Баар. Действие разворачивается вокруг попытки украсть самую известную из хранящихся в польских музеях картину - "Даму с горностаем" Леонардо да Винчи. Отсюда и название фильма. И хотя знатоки придираются к тому, что в фильме слишком мало философии и глубоких подтекстов, зрители веселятся вовсю.

• В залах картинной галереи "Захента" прошла выставка, посвященная 100-летию варшавской Академии художеств. Моника Малковская пишет о ней так: "Как правило, юбилейные выставки бывают скучными и помпезными, однако авторам экспозиции, подготовленной к 100-летию варшавской Академии художеств, удалось этого избежать. Из истории вуза они выбрали последние 60 лет и с исключительной честностью проанализировали их, не обходя молчанием ошибок и искривлений соцреализма. Их намерения хорошо отражает название выставки: "Долг и бунт"".

• В течение нескольких дней в варшавской Национальной библиотеке можно было посмотреть очень необычную выставку. На ней были представлены ранние, никогда не выставлявшиеся работы Винцента ван Гога. Засунутые в свое время семьей художника на какой-то чужой чердак, они появились на рынке в 30-е годы. По словам организаторов выставки, в 1938 г. некий голландский коллекционер приобрел три папки с 250 работами из ящиков, лежавших на том чердаке. Эти работы вместе со всеми остальными вскоре отправятся в США. На 2005 г. запланирован торжественный показ всех найденных произведений. Между тем четыре картины, написанные маслом, 11 рисунков и две акварели из этого комплекта были показаны в Польше - сначала в Варшаве, а затем в Седльце и в Сталёвой-Воле.

• "С некоторых пор этот фестиваль перестал лелеять классиков ХХ века и занялся по-настоящему современной музыкой, - пишет о последней "Варшавской осени" Яцек Марчинский. - Слушателям (...) все чаще приходится иметь дело с музыкой, создающейся чуть ли не у них на глазах и часто не выходящей за рамки посредственности (...) "Осень" привлекает прежде всего молодых слушателей, интересующихся всем новым. Залы, в которых проходили в этом году концерты, ломились от публики, так что иногда двери просто оставляли открытыми, чтобы стоящие снаружи могли послушать".

• В этом году в фестивале "Wratislavia Cantans" приняли участие коллективы из 14 стран. Многие из них вызвали восторженную реакцию слушателей. Этот фестиваль - один из самых необычных. "На протяжении десятилетий не было в мире фестиваля, построенного таким образом, - пишет Дорота Шварцман. - Организованный в 1966 г. фестиваль "Wratislavia Cantans" ("Поющий Вроцлав") был изначально задуман как ораториально-кантатный. В старинных интерьерах вроцлавских церквей зазвучали монументальные и камерные вокально-инструментальные сочинения разных эпох. Человеческий голос, по праву считающийся совершеннейшим и самым естественным музыкальным инструментом, возвышенные, трогающие душу слова, монументальность, порождающая ощущение мощи, - благодаря всему этому публика долгие годы до краев заполняла просторные нефы, сидела на ступенях и амвонах. Фестиваль был праздником, охватывавшим весь город". Пожалуй, так это выглядит и сейчас, разве что концерты проходят не в одном лишь Вроцлаве, но и во многих других городах Нижней Силезии. В будущем году фестиваль будет праздновать свое 40-летие. Ничего удивительного, что уже сейчас начинаются дискуссии о формуле и программе предстоящего праздника музыки. Будем надеяться, что его уровень будет не ниже, чем в этом году.

• Уже в восьмой раз в Варшаве прошел Фестиваль науки, организованный под покровительством всех столичных вузов и Польской Академии наук. В этом году на фестивале были затронуты следующие темы: "Гены против мемов", "Польский патриотизм", "Стресс наш насущный", "Природа времени и пространства: физики и философы", "Теория заговора", "Этическая революция: групповая фотография 2004 года" и "Тракт философов". Программный манифест Фестиваля науки гласит: "В 1989 году мы начали менять польскую жизнь. Все началось с гражданских свобод, демократических принципов и институтов. Однако этого недостаточно. Сегодня мы стоим перед другим, быть может, более трудным вызовом: каким образом сделать так, чтобы в объединяющейся Европе мы были равноправными партнерами, а не только рабочими или техниками, воплощающими чужие идеи? Решающую роль здесь сыграет конкурентоспособность польских товаров на мировых рынках, а в расчет будут приниматься не физические усилия, но научная мысль, умело претворенная в жизнь с помощью техники (...) Необходимо убедить не только польских политиков, но и все общество, что инвестиции в науку окупаются (...) От уровня науки, от степени ее применения и образованности общества будет зависеть, сможем ли мы понимать мир и существовать в нем. Фестиваль науки - это вклад польской научной среды в приближение лучшей Польши". Или, иными словами, отсутствие инвестиций в науку - это инвестиция в невежество.