Стихотворения

 Место расстрела

То ближе то дальшес черепом как мухоморс глазами текучими виноградинкамиэтот лысый расстрелянныйзнахарьЛечил людей отварами из трави вот лежит в лесу на травахОни распрямляются пьют красный отвар из человекаи падают замертво Приближается(туман темно)вдруг встаетидет идетближесердце или это он стучит в грудь согнутым пальцемОй-ёйвлезает в меняой-ёй спасите(этот крик звучит криком избиваемого пьяного голос срывается замирает дергаясь от                                                                                                                        пинков в живот  икая или как голос тонущего уже как бы из-под водыочень смешной голос) Ой-ёйс черепом как мухомор с глазами текучими виноградинкамилежу на красных травах Спасите люди добрые 

Натюрморт

В деньпохожий на стук затворяемых оконбегущий дождем капель под запачканным небом топчут грязную ленту тропинку юные сосныстоят вокруг (полянка мала как девичий платок) в сплетенных засохших волосьях травывыцветшая обертка «Молочный шоколад»бутылка вина «Крепленое красное»смотрит клочок бумаги дрожащим и бледным глазом Холоднои начинается дождь 

 ***

Даже любовь в моем сердце двукрыла —
В ней и презренье и нежность.
Ц. Норвид

Живи я в 1883 годумог бы еще поговорить с Норвидома в 1891 году еще и с Рембо но что бы я говорил Я жил в 1945-ми мог бы еще тогда поговорить с Гитлеромили с Гиммлером либо Но что бы я им сказал Моим словам такого не поднятьони бескрылыи в презренье и в нежности  Крыса

Сразу после войныкогда закончились налеты самолетовпри которыхя мальчишка сжимался дрожал в тревогеС немецких складов боеприпасовя таскал домой гранаты фаустпатроны мины капсюли пули порох я плясал от радости вокруг желтого шипящего и воющего костраиз маленьких в форме вареников мешочков с порохоммешочков прыгавших извивавшихся лопавшихся огнем я срубал гранатами деревьявзрывал небольшие скальные гроты в лесураз я бросил мину вглубь старой шахты мне хотелось заминировать какой-то мостикили вечером кинуть кому-нибудь гранату в окнов реке Рудаве я глушил рыбуНо как-то раз на берег взрывом выбросило крысус оторванными задними лапами и распоротым брюхом я подошел к ней и лежащая на боку издыхающая крысаеще хотела убежатьне моглаподняв голову смотрела на меня и дрожала кто видел угасающие сжатые му́кой глаза крысыи вдруг расширенные страхом глаза агониикто видел глаза агонии в страхе потом я снял с крысы шкуркуведь это была рыжая ондатраи продал за 50 злотыхА теперь могу еще продать это стихотворение о ней- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Пронзительная лирикасказала прочитав это дама в ондатровой шубке

 Гроза

Плывут высоко в воздухе горячие сады электричестваПрозрачные девушки раздвигают деревья вертятся зеркальные шарыотражают их затененные очень светлые волосыблестящие гребни в расходящихся вширь электрических кронах вдруг деревья в потоках света прорывают с грохотом тучи ветер шум электрических рощ зеркальные шары вдребезгидевушки в слезы

 Задние планы

Больные твердили о страдании твердили о смерти Я долго ждал слушал прислонившись к печи из квадратов кафеляПол в приемной был сделан из квадратных плитокстены покрашены в какие-то прямоугольно-квадратные узорыРазные цветакраски лета солнца и губ или крови либо черные квадраты а то синие как ночные окнаНочью на обратном пути и дома я видел лица слышал больныхМне хотелось писать о муках о жизни и смерти писать о людяхУ меня был жар но я не ложился спать я думал Вдруг заметил что задумавшись рисую на листке всякие прямоугольники и квадратыЯ порвал листок с квадратами--От войныот болезни миллионов людей от агонии в мукахостался яостались больные в приемнойИ между прошедшей войнойи ужасом новой и видением благотворного мирамежду закрытой дверьюи дверью которая должна открытьсяразговариваютстоят под дверями полные страхажаждая мягкого сильного света надежды света исцеления но там может ждать и приговор Я стою под дверями полон страхаЯ один из больных и один из тех кого уже нет один из тридцати четырех расстрелянных(слышу звон в ушах от залпа крики стоны раненых добиваемыхвижу разбитые головы еще живыхи на каменной насыпи ошметки мозгапохожие на разваренную розовую фасольСтою там трясущийся маленький мальчик близкий к безумию) я представлял себе проходил через разные муки Так что могу смотреть на ужасные вещино не страшнее чем те виденные и представляемыеИ в то же время я думаю что испарение это очень легкая смертьи даже довольно забавнаяно не могу ни привыкнуть к этомуни освободиться от того что постоянно слыша о войне вижу разрываемые лица Что ж вот и написал Вот листки с буквами фразамивот лишь задние планыв лихорадочных мыслях нарисованные квадраты

 

Август Нагретые затекшие рукиобнявшие меня ласковые руки жнивьяпахучая река сумерек остудит как твои рукикогдахватая красных бабочек закатавидеть мы моглимягкие темнеющиеволныреки где пришлось нам тонутьнеспокойные Это было Есть мелодии слышимыенапеваемыеиглы жужжанья вонзает комар мне в ушиСчастье это душное летоони есть в полинявшем полудне и позжепесникрасивые грустныеидутлегким девичьим шагомпо цветамжелтым сухим блестящимкак шимоза

 

 

Окно Яркий блеск от реки Склоненное солнцегреет раскинутую в уголке окна паутину за ней у рекидевушка подняв рукувысыпает со смехом песок из туфли словно из клепсидрыДевушка с головой в лучиках паутины в окнеЕе волосы и лицо блестят в золотой сетке Песчаный берег Выгоревшая трава Вдруг в золотую сеть жужжа попадается мухатеребит ее бьется в окномуха на лице девушкитреплет крылышками ее светлые волосы девушка в красках бликах под солнцем под небом если сейчас сверхуна волосы глаза губы в улыбкеупадет паукя жду убийстваИ когда все резче жужжание мухииз радио аккордеона чистое пение звон кастаньетИ светится река Блик сдираемый с волнрежет глазасвет которыйв полоске приоткрытой двери золотит раскаляет пылинкимирные малые светлые миркивеселые лампочки Захлопываю дверь Огоньки гаснут И вздымается пыль разбитым витражомзанавеской давящей портьеройв окно бьют пылинки – Пыль продувает девушку с поднятой туфлейшипящий песокСквозь полоску окна я опадаю с пыльюкрасно-золотое зерно сыплется на клепсидры

 

Перевод Владимира Окуня