ЮРЕК ОВСЯК — ДИРИЖЕР «ОРКЕСТРА СЕРДЕЦ»

Вот уже девять лет в первое воскресенье января начинает играть самый большой в мире оркестр — Большой оркестр рождественской помощи. В этот день по улицам идут толпы людей с прицепленными к пальто и курткам сердечками из красной бумаги. Сердечко означает участие в удивительно благородном предприятии. Чтобы стать участником «оркестра горячих сердец», не обязательно уметь играть на каком-нибудь инструменте, можно даже нот не знать: достаточно одного лишь желания помочь человеку, а если точнее — больным детям. Большой оркестр рождественской помощи — это стихийно возникшая общепольская благотворительная акция, цель которой — собрать деньги, необходимые для спасения жизни и здоровья самого младшего поколения. «Финал Большого оркестра» — ежегодный праздник любви, дружбы и музыки. Сотни концертов по всей стране, миллионы зрителей перед экранами телевизоров и благородное соперничество: кто соберет или даст больше денег. На экранах с головокружительной скоростью растет сумма, на которую закупят совершенное медицинское оборудование. В этот день мы не только замечательно отдыхаем, но и чувствуем гордость за то, что мы поляки, и надеемся, что оркестр на самом деле будет играть, как обещает его создатель и вдохновитель Юрек Овсяк, «до конца света и еще один день». И мы вместе с ним!

О себе Овсяк недавно сказал, что «такую рожу с другой не спутаешь». Когда я увидела его впервые по телевизору, то подумала, что так мог бы выглядеть современный клоун: пухловатое лицо, острижен под ежик, большие очки в красной оправе, желтая рубаха и красные брюки. Теперь я думаю, что в его облике не было ничего деланного. Он не придумывал себя — такой он и есть. Сошедший с ума от безумной любви к жизни и демонстрирующий эту любовь на все лады. Но самое главное — он настоящий. И дефект речи у него настоящий, хотя кое-кто думает, что это поза. Настоящий и его язык, ядреный и сочный, не без крепкого словца, с выражениями, да простит меня переводчик, типа: «Все путем», «Ой, что щас будет!», «Чего хочете, то и ворочайте!» Такого языка не устыдился бы и Рабле, будь он нашим современником. Но он совершенно не притворяется — просто он такой. В этом весь Юрек Овсяк. За это мы его и любим.

В ряду нравственных авторитетов молодежь ставит его на второе место – сразу после Иоанна Павла II. Такое обязывает. Но этот выбор отнюдь не случаен: Овсяк олицетворяет все, что молодежь безуспешно ищет во взрослых. Его принципы — честность, правда, логика и — не соваться в чужие дела. Он ненавидит хамство, высокомерие, агрессивность, двурушничество. Его жизнь — в музыке: классический рок, панк, фольк, рэгги, джаз. Он ездит на велосипеде, но в то же время обожает большие машины, особенно трайлеры и вездеходы. Верит в Бога, но ценит Далай-ламу и восхищается им. И при всем при этом он ужасно остроумен — абстрактным, первобытным и диким остроумием. Он не только музыкальный ведущий на радио и телевидении, но и spiritus movens музыкальных фестивалей, путешественник, создатель витражей и, наконец, душа ежегодной благотворительной акции, размах которой кажется безграничным! Ему скоро пятьдесят, но жизни в нем больше, чем в любом двадцатилетнем! Даже те, кто его лично не знает, называют его только «Юрек», словно он их приятель. Я не удивлюсь, если и в его паспорте вместо положенного «Ежи» записано «Юрек».

Со свойственным ему лукавством он говорит, что его создала армия. Образцовым учеником он никогда не был, случалось оставаться на второй год. А потому ничего странного, что он провалился на вступительных экзаменах и на факультет психологии, и в Академию изобразительных искусств. Когда же армия наложила на него свою тяжелую лапу, он понял, что любой ценой должен отвертеться от почетного долга защищать родину. Оказавшись в армии, он начал симулировать психическое заболевание. Успех был скорее половинчатым: после многочисленных врачебных комиссий он на полтора месяца попал в психбольницу в Хороще. Однако здесь, парадоксально, и началось захватывающее приключение: некоторое время спустя он из пациента превратился в психотерапевта в варшавском центре «Синапсис», где познакомился со многими интересными людьми.

Он контактировал с больными, умел к ним подойти, а когда впервые (случайно, конечно) оказался на радио, все сразу стало ясно: его своеобразное чувство юмора обратило на себя внимание, и его пригласили вести передачу. И вот что интересно: слушателям не мешал его специфический выговор (хоть Юрек и заика, но, заикаясь, он говорит с космической скоростью), им было важно, что он говорит.

Его стиль можно сравнить со стилем Монти Пайтона. О телепрограмме «Чего хочете, то и ворочайте, или Рок-н-ролл без передышки» он вспоминает в своем большом интервью, которое провел с ним Бартоломей Доброчинский:

«Была постоянная группа, снимавшая нас. Каждому хотелось участвовать в этой программе, во-первых, из-за обжираловок, которые мы устраивали, а еще — потому что все делалось на полном серьезе: огни разжигали, чуть что — студия рушилась, воду лили, дым пускали, все время переодевались, коровы входили, индеец въезжал на настоящем коне, а телезвезда Иоланта Файковская шла за этим индейцем. А потому, как только снимали “Чего хочете, то и ворочайте”, сразу вокруг нас появлялась масса народу — хоть посмотреть, что творится. По всему телевидению пошел слух, что это какие-то необыкновенные программы». Таких программ было выпущено 125, а последнюю из них закончил большой «Бум»: на военном полигоне взорвали декорации и чучела ведущих — Юрека Овсяка и Агаты Млынарской.

Потом была «Дыра в корзине» — программа, весьма своеобразно пропагандировавшая баскетбол. Бог знает во что одетый Юрек со своей командой ездил по маленьким городкам и раздавал дворовым командам баскетбольные корзины от фирмы «Пепси-кола».

«Она вертится» — программа для путешественников. Юрек побывал и у ближайших соседей, например в Финляндии, видел и Канаду, Соединенные Штаты, и такие экзотические места, как Южно-Африканская Республика, Борнео, Вьетнам, Индия или Непал.

Его пристрастие к хэппенингу вовсю проявилось в передаче «Свободу слону», где весьма нелицеприятно был показан варшавский зоопарк. Передачу сняли с эфира. В настоящее время Овсяка можно увидеть во II программе: в своем неподражаемом стиле он ведет передачу «Танцульки», летом сменяющуюся передачей «Безопасные каникулы».

В то же самое время не забывал он и своих радиослушателей: сначала были передачи по Харцерскому радио, потом по III программе Польского рдио. Сейчас по I программе Польского радио в цикле «Она вертится» Юрек ведет некоммерческую молодежную музыку.

Как-то раз, ведя музыкальную программу «Брум», Овсяк взволнованно объявил слушателям, что клинике кардиохирургии варшавского Центра детского здравоохранения не хватает оборудования для спасения жизни детей. Эту новость сообщила одна телеведущая, пригласившей, участвовать в своей передаче молодых врачей. Центр детского здравоохранения, называемый больницей-памятником, — наверное, самая известная детская больница в Польше. Достаточно было Юреку крикнуть: «Люди! Мы обязаны что-то сделать!» — как на следующий день на радио стали поступать деньги. Просто в конверте, по почте! Жертвовала в основном молодежь. В минуту испытания молодые люди оказались необычайно отзывчивы к чужой беде.

В декабре 1991 г. возникла идея Большого оркестра рождественской помощи. По призыву Овсяка его слушатели и молодые музыканты стали проводить рок-концерты, а поступления передавать кардиохирургической клинике в Центре детского здравоохранения. В 1992 г., во время фестиваля молодежной музыки в Ярочине, прошел полуфинал, а 3 января 1993 г. — первый финал Большого оркестра. Было собрано около двух миллионов долларов! Чтобы не растранжирить эти деньги, весной 1993 г. был создан Фонд Большого оркестра рождественской помощи, неправительственная организация, никак себя не определяющая политически, религиозно или философски. В состав правления вошли Лидия и Ежи Овсяк, Богдан Марушевский, Петр Бурчинский и директор Центра детского здравоохранения Павел Янушевич. Собранных в первом финале оркестра денег хватило не только для клиники варшавской больницы, но и для всех 11 детских кардиохирургических клиник в Польше!

С тех пор каждый год повторяется одна и та же картина. Правление фонда по согласованию с экспертами намечает цель, на которую будут собирать деньги. После того как деньги собраны, их отправляют в банк, а осенью проходит аукцион медицинского оборудования. Фонд не предоставляет индивидуальной помощи, не передает деньги учреждениям здравоохранения и не занимается хозяйственной деятельностью; ни один из его членов-учредителей не получает денежной компенсации за свою работу. Каждый раз собранная сумма декларируется в министерстве внутренних дел и администрации: до конца февраля туда должен поступить полный финансовый отчет очередного финала. Лишь 5% собранных средств Фонд может направить на содержание бюро, в котором сейчас работают восемь человек.

Итогом восьми финалов стала закупка медицинского оборудования на 23 млн. долларов, которое безвозмездно передано 650 больницам и другим учреждениям, причастным к спасению человеческой жизни: например, государственной и добровольной пожарной охране, добровольной спасательной службе в Татрах, добровольной службе спасения в горах и на водах.

В работе Большого оркестра, превратившей Юрека Овсяка в общественного деятеля, проявилась философия положительного мышления; она стала доказательством того, что если по-настоящему хочешь сделать что-то полезное, то сумеешь. Но главное — она создала «народное ополчение» молодых. Это их движение! Овсяк предложил молодежи нечто чрезвычайно привлекательное: покажем, чего мы стоим, но ни на миг не перестанем веселиться! Финалы оркестра все еще выглядят как большая стихийная ярмарка. Из года в год, затаив дыхание, мы смотрим их по телевизору, вместе со всей Польшей радуемся тому, что растут поступления, и ждем, не будет ли и на этот раз установлен рекорд.

В сборе пожертвований участвуют несколько десятков тысяч молодых людей со всей Польши. Обратившись в фонд с письменным заявлением, каждый из них получает удостоверение и кружку для сбора денег на улице. Прохожим, дающим деньги, вручают бумажные сердечки-самоклейки. В этот день на улице редко кого встретишь без сердечка. И неважно, сколько подают. Как раз самые скромные суммы часто бывают самым искренним даром, от всей души. Попадает в кружки и валюта, а случается — даже и перстни, обручальные кольца и другие ювелирные изделия. Их переплавляют в кулоны-сердечки и в следующем финале выставляют на аукцион. Цена сердечка под номером один в ходе телевизионного аукциона достигает головокружительных сумм! В аукционе участвуют как частные лица, так и банки, для которых благотворительная деятельность — элемент рекламы.

Поступают на аукцион и другие дары. Одним из самых экзотических и вызвавших массу пересудов в печати был самолет МиГ, подаренный армией. Охранная фирма, которая его в конце концов купила, избрала для себя лозунг: «Мигом будем у вас!» Помню, как мы восхищались одним из аукционов: зрелище почище иных спортивных сотязаний! Два банка бились друг против друга, точно боксеры на ринге, — до нокаута.

Во время ежегодных финалов II программа Польского телевидения собирает рекордное количество зрителей. В двух студиях располагается штаб. В одной — установлены компьютеры, куда со всей Польши стекаются сведения о денежных поступлениях, — они следят за ходом аукциона. В другой — проходят выступления музыкальных ансамблей, там держат связь с региональными студиями. Местных штабов оркестра насчитывается уже несколько сот. Люди стихийно организуются снизу, чтобы приблизить достижение благородной цели, чтобы потом можно было сказать: и я внес свою лепту в общее дело. Каждый город хочет первенствовать в сборах, но даже те, кому не удалось собрать много, могут заявить о себе в передаче. Юрек все время в готовности, в студии: он с радостью громко провозгласит, а потом, когда уже не хватает голоса, и прохрипит каждую сумму и поблагодарит за помощь. Следя во время одного из первых финалов за данными, поступавшими из штабов, я испытала такие ощущения, как будто наблюдаю за высадкой человека на Луну. Хотелось сорваться с места и куда-то бежать, быть вместе с этими людьми. Незабываемые ощущения...

Наверное, поэтому так много молодых людей каждый год занимаются сбором пожертвований. Наконец-то появилось дело, которое обходится без надзора со стороны старших. По завершении сбора они должны самостоятельно вынуть деньги из кружки, пересчитать и перевести их на счет оркестра. За все это они получают всего лишь открытку с благодарственной надписью «Твое сердце полно рок-н-роллом и любовью» и еще кое-что — чувство сплоченности в общем деле! Такие же открытки фонд высылает и жертвователям. Акция оркестра вызвала такой общественный резонанс, что иногда судьи, карая правонарушителя денежным штрафом, указывали счет оркестра как то место, куда следует внести деньги. Представьте себе выражение лица этого человека при получении открытки «Твое сердце полно рок-н-роллом и любовью». Впрочем, фонд не одобряет «даров», получаемых таким способом. «Возможно, одним из слагаемых успеха стало то, что мы даже не пытаемся шантажировать людей. Поэтому сбор средств происходит на улице. Люди сами должны прийти к оркестру», — сказал Юрек в одном из интервью.

Однако и сбор средств на улице вызывает ряд сомнений, начиная с самых очевидных, касающихся честности сборщиков, да и того, что их никто не охраняет. Случались нападения, у ребят отнимали кружки. Но, к счастью, такое происходит крайне редко, а успех акции свидетельствует о том, что молодежи можно и следует доверять.

Постоянно звучат голоса недоброжелателей Овсяка, что, мол, акции его оркестра — это своего рода самореклама. Не все верят, что лично ему ничего не перепадает от деятельности фонда. Его бескорыстие постоянно подвергается сомнению, не всегда выражаемом в парламентских формах. Кое-кого раздражает его стиль и то, что он велит детям «побираться». Но они забывают при этом, как много хорошего сделал фонд, что он помогает государству оснастить больницы оборудованием, спасая тем самым жизнь и здоровье маленьких его граждан. Юрек научился сносить унижения молча, хотя при его пылком характере это наверняка было не просто. Впрочем, отвечать на высосанные из пальца обвинения — это все равно, что их признавать.

Юрек обожает молодежь. Для нее он организует летние концерты на открытом воздухе «Остановка Вудсток» — своеобразную благодарность за тяжелый труд на благо других. Если деятельность оркестра вызвала ряд неблагожелательных комментариев, особенно в правых кругах, то организация концертов подняла настоящую бурю. Овсяка обвиняли в растлении молодежи, нравственном релятивизме, нигилизме, пропаганде культуры смерти.

Но Овсяк принимает молодежь такой, какова она есть. Он не считает себя вправе указывать ей единственно верный путь. Молодые люди приезжают на «Остановку» с жаждой найти друзей, быть выслушанными и понятыми. И. конечно, им нужно дать выход энергии, покричать. Эти желания, свойственные молодежи, часто натыкаются на стену непонимания взрослых. Действительно, когда несколько десятков тысяч молодых людей собираются на огромный концерт, начинает действовать закон толпы, и не всегда происходит то, что готовы одобрить взрослые. Подвыпившие юнцы дебоширят, дилеры торгуют наркотиками, порой дело доходит до драк и актов вандализма. Именно эта сторона отражена в прессе, настроенной по отношению к Овсяку критически.

Однако размах таких концертов и их организация впечатляют. Надо было установить 250 туалетных кабин, 240 водопроводных кранов, 30 телефонов-автоматов, банкомат (который за три дня провел 1700 операций!). Вопреки сценариям тех СМИ, которые всё видели в черном цвете, ничего не было сломано! Параллельно, 6-8 августа 1999 г., проходила акция «Остановка Иисус» — начинание католических священников, стремившихся нести Благую Весть и приблизить молодежь к Богу. Общество Сознания Кришны раздавало вегетарианскую еду (было роздано около 50 тыс. порций), «Клуб Гайя» собирал подписи против транспортировки животных в жутких условиях, антирасистская организация «Никогда больше» проводила профилактику СПИДа, группа «Familia» («Семья») призывала молодежь покончить с наркотиками, и многие подписали заявление, что не будут принимать их «до конца жизни и еще один день». Когда по телевидению прозвучало обвинение в том, что ехавшая на «Остановку» молодежь причинила ущерб 150 поездам на сумму около 16 тыс. злотых, оркестр полностью покрыл этот ущерб, сдав в металлолом 500 тыс. кружек.

Во время финала, который проходил под девизом спасти жизнь детей, попавших в автодорожные происшествия, выяснилось, что, кроме оборудования, еще очень важна профилактика — обучение детей правилам уличного движения. Это положило начало телепрограмме «Безопасные каникулы», где детей призывают, например, пользоваться касками при езде на велосипеде, прикреплять к одежде нашивки-отражатели, повышающие безопасность детей на дорогах. С легкой руки Овсяка и его команды и при участии дорожной полиции в Дорожный кодекс было внесено положениеоб обязательном ношении таких нашивок для пешеходов за границами города. Уже роздано более 750 тыс. нашивок-отражателей, особое внимание при этом было уделено детям из сельской местности, для которых носить подарок от Юрека Овсяка — дело чести.

Чего боится Юрек Овсяк? Старости и дряхлости. А еще, может, немного своей жены, о которой всегда говорит с величайшей нежностью: она его опора и помощь во всех, даже самых сумасшедших планах. Странно, но при всей своей эстрадной природе Юрек Овсяк больше всего ценит спокойствие домашнего очага. Он не любит тусоваться, хотя запросто мог бы. В своей книге Юрек отмечает, что именно своей жене он обязан тем, что дом убережен от настоящего половодья «друзей», способных превратить дом в подобие автовокзала.

О чем еще может мечтать человек, добившийся такого успеха? На этот вопрос молодых людей он ответил, что у него нет притязаний распространять деятельность оркестра на другие страны, не хочет он стать ни политиком, ни, тем более, президентом, как предложил ему один из молодых почитателей. Единственное, чего ему хотелось бы, — устроить большой концерт в центре Чикаго. В программе такого концерта нашлось бы место для польской музыки самого высокого класса: джаза, классики, фольклора. Это был бы своего рода сильно поддержанный рекламой бесплатный хэппенинг, продолжающийся весь день и кончающийся буйством фейерверков. Думаете, ему кто-то сможет в этом помешать?.. Юрек Овсяк, человек-оркестр, чем-то еще он нас удивит?..