Хроника (некоторых) текущих событий

• «Сегодня мы ведем борьбу за наш суверенитет. Европейские круги не уважают его, а значит, не уважают Польшу и поляков. (...) За всем этим стоят определенные интересы. Польша, полностью подчиняющаяся Германии, лишенная индивидуальности и правосубъектности, позволяющая эксплуатировать себя в качестве дешевой рабочей силы, очень выгодна Германии и другим странам ЕС. И на того, кто решится изменить этот порядок вещей, всегда будут нападать. (...) Нужно защищать польский суверенитет и право поляков выбрать себе то правительство, которое решилось многое изменить в Польше. Именно это право и пытаются сейчас оспорить. (...) Когда мы в Польше наконец-то возьмемся за решение этих вопросов, а я надеюсь, что у прокуратуры дойдут до них руки, наверняка раздадутся вопли о преследовании оппозиции и нарушении демократии», — Ярослав Качинский. («До жечи», 30 мая — 5 июня)

• «Европейские элиты никак не могут смириться с демократическим выбором поляков. Этот выбор им весьма не по нраву, поскольку совершенно не соответствует их интересам. И это очевидно. Мы, в свою очередь, уполномочены нашими избирателями защищать интересы Польши. (...) И с этого пути мы не свернем ни на шаг», — Ярослав Качинский. («Газета польска», 25 мая)

• «Замечания Европейской комиссии связаны с тем, что президент не принял присягу судей Конституционного суда, избранных Сеймом предыдущего созыва, а премьер-министр не опубликовала решение КС относительно изменений в законе о КС, инициированных ПиС, а также c угрозой правового дуализма, к которому ведет отказ правительства опубликовать решения КС. Если ситуация по какой-то из этих проблем изменится до понедельника, Европейская комиссия может приостановить процедуру введения мониторинга законности в Польше. В случае же, если все останется по-прежнему, либо позиция правительства покажется Европейской комиссии малоубедительной, последняя выдаст официальное заключение о своих подозрениях относительно нарушений в Польше режима законности». (Гжегож Осецкий, Якуб Капишевский, «Дзенник газета правна», 19 мая)

• «Официальную позицию правительства (...) представила вчера в Сейме премьер-министр Беата Шидло. “Брюссель не будет диктовать нам содержание польских законов. Мы будем бороться за наш суверенитет”, — заявила Шидло». (Клаудия Дадура, «Газета польска цодзенне», 21-22 мая)

• «Во вторник также состоялась беседа премьер-министра с заместителем председателя Европейской комиссии Франсом Тиммермансом. (...) Результаты встречи (...) прокомментировал министр иностранных дел Витольд Ващиковский: “Трудно понять, когда именно Тиммерманс говорит правду”. (...) Министр также заметил, что “нам, к сожалению, пришлось столкнуться с враждебным отношением со стороны европейских чиновников, можно даже сказать, с мошенничеством. (...) Наши национальные интересы не должны попираться чиновниками ЕС”». (Агата Кондзинская, «Газета выборча», 21-22 мая)

• Из выступления премьер-министра Беаты Шидло в Сейме 20 мая. «Сегодня мы вновь наблюдаем, как политики “Гражданской платформы” (ГП), ПСЛ и “Современной” потирают от радости руки, видя, что некоторые европейские институции действуют против Польши. (...) Проблемы с репутацией и авторитетом нынче не у Польши, а у Европейской комиссии. (...) Мне кажется, сегодня в Европейской комиссии всё больше тех, кто жаждет раскола ЕС, а не его нормального развития. Очень печально, что Европейская комиссия не в состоянии сопротивляться политическому давлению, которое вы на нее оказываете. (...) Мы должны сделать все, чтобы Европа никогда не забывала, как много сделала Польша для ее свободы, для демократии на нашем континенте. (...) Я говорю об этом, чтобы все мы помнили: Польше нужна Европа, но в первую очередь Европе нужна Польша». («Наш дзенник», 23 мая)

• После выступления премьер-министра Беаты Шидло «лидер ГП Гжегож Схетына заявил: “Польше стыдно за ваши слова”. (...) “Это печальный день для польской демократии, — парировала премьер-министр Шидло. — Так как еще никогда в этих стенах оппозиция не демонстрировала такого презрения к польскому правительству”. (...) Лидер “Современной” Рышард Петру обратил внимание парламентариев на то, что в Польше “сложилась ситуация, когда президент Анджей Дуда нарушает закон, отказываясь привести к присяге судей Конституционного суда, а премьер-министр нарушает закон, не публикуя решения КС. (...) Скандалы в Сейме не остались незамеченными в Европе”. “(...) Согласно договору о ЕС, Европейская комиссия обязана контролировать соблюдение законности в странах Евросоюза”, — заявил европейский комиссар по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер». (Агата Кондзинская, «Газета выборча», 21-22 мая)

• «В пятницу Сейм одобрил также проект резолюции о защите суверенитета Республики Польша и прав ее граждан». (Клаудиа Дадура, «Газета польска цодзенне», 21-22 мая)

• Фрагменты вышеупомянутой резолюции: «(...) В последнее время совершаются действия, нарушающие суверенитет нашей страны, а также подрывающие основы демократии, правопорядок и общественное спокойствие в Польше. Предлогом для таких действий служит (...) политическая дискуссия вокруг Конституционного суда. (...) Структурами ЕС также предпринимаются попытки навязать Польше свои решения по вопросу иммигрантов. (...) Указанные решения (...) не основаны на европейском праве, нарушают суверенитет нашей страны, европейские ценности и принцип субсидиарности в ЕС. Они также угрожают общественному устройству Польши, безопасности ее граждан, нашему культурному наследию и национальной идентичности. Сейм Республики Польша призывает правительство решительно пресечь любые действия, направленные против суверенитета нашей страны (...)». За резолюцию, подготовленную ПиС, проголосовало 257 депутатов фракций ПиС и Кукиз’15. Депутаты от ГП, «Современной», и крестьянской партии ПСЛ не участвовали в голосовании, оставаясь при этом в зале заседаний. («Газета выборча», 21-22 мая)

• «В Польше законодательная и исполнительная ветви власти давно поменялись ролями — Монтескье такое бы и не приснилось! Уже во время премьерства Дональда Туска почти всё, что принимал Сейм, определялось в кабинете главы правительства. Парламент стал исполнителем поручений, машиной для голосования. Это результат консолидации партий вокруг своих лидеров и постепенного выдавливания из политики людей, способных на какую-либо самостоятельность. (...) Немилость партийного лидера на практике означает политическую смерть, в чем успели убедиться многие деятели последних лет. Это дает руководителям партий почти абсолютный контроль над своими людьми. Как сформулировал Роберт Красовский: раньше у партий были свои лидеры, теперь у каждого лидера есть своя партия. Зачастую эти люди единолично решают, что должен одобрить Сейм! Именно поэтому нарушение независимости судей и Конституционного суда создает дополнительную опасность. Независимый суд — это последняя гарантия того, что политики, чья воля в течение нескольких часов способна обрести силу закона, могут столкнуться хоть с какими-то ограничениями», — Томаш Петшиковский, бывший воевода Силезии. («Газета выборча», 30 апр. – 1 мая)

• «Франс Тиммерманс прилетел в Варшаву на несколько часов. После часовой беседы с премьер-министром Беатой Шидло он также встретился с председателем Конституционного суда Анджеем Жеплинским и Уполномоченным по правам граждан Адамом Боднаром». (Бартош Т. Видлинский, Томаш Белецкий, Агата Кондзинская, Эва Седлецкая, «Газета выборча», 25-26 мая)

• «Самыми разными способами ПиС пытается ограничить деятельность Адама Боднара. Сначала бюджет Уполномоченного по правам граждан на 2016 г. был урезан на 10 млн злотых. (...) Теперь власть пытается связать его по рукам и ногам, угрожая лишением иммунитета. Если и это не принесет ожидаемого эффекта, запланирован очередной ход — закон о погашении мандата, аналогичный тем решениям, которые пытались применить в отношении судей Конституционного суда. (...) “Меня совершенно не интересует, что за шальные мысли бродят в головах наших власть предержащих. Я стараюсь оставаться как можно более законопослушным гражданином и делать свое дело”, — говорит Боднар». (Александра Павлицкая, «Ньюсуик Польска», 23-29 мая)

• «Европейская комиссия дала негативную оценку состоянию законности и демократии в Польше. Содержание резолюции комиссии носит конфиденциальный характер. (...) Франс Тиммерманс пришел к выводу, что правительство не представило реальных предложений по урегулированию кризиса вокруг Конституционного суда. (...) Комиссия констатировала, что без режима законности невозможны ни демократия, ни соблюдение фундаментальных прав человека. (...) “Менее всего нам хотелось бы, чтобы в Польше действовали две параллельные правовые системы. Это создало бы ситуацию нестабильности для граждан Польши и ЕС, а также для польских и — шире — европейских предпринимателей. Так что мы заинтересованы в максимальной ясности по данному вопросу”, — заявил Тиммерманс. (...) После обеда на эту тему высказался председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер. “Все страны, входящие в ЕС, согласились с единообразными принципами, которые должны уважаться всеми государствами Евросоюза, в том числе теми, где действуют мажоритарные правительства. Демократия — это не только парламентское большинство, но еще и гражданское общество”, — сказал Юнкер». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 2 июня)

• «Негативное заключение относительно состояния законности и демократии в Польше стало итогом первого этапа процедуры мониторинга. (...) Теперь у Польши есть две недели на официальный ответ. (...) Если его содержание окажется неудовлетворительным, в Варшаву будут направлены рекомендации о том, что и в какие сроки необходимо сделать. После этого начинается третий этап — оценка выполнения рекомендаций. Если Европейская комиссия посчитает, что они не были реализованы, (...) у нее есть право обратиться в Совет Европы с заявлением о запуске “одного из механизмов, предусмотренных ст. 7 Договора о функционировании Европейского союза”. (...) Статья 7 предусматривает три варианта решения. Первый — констатирует серьезный риск нарушения законности. Для принятия такого решения необходимо большинство в 4/5 от общего количества стран-членов ЕС, то есть голоса 22-х государств. Это процентное соотношение рассчитывается относительно 27-и, а не 28-и стран-членов, поскольку голос Польши в данном случае не учитывается. Второй вариант решения диагностирует серьезные нарушения законности; такое решение принимается единогласно. Третья же разновидность решения устанавливает санкции, и для его принятия необходимо квалифицированное большинство голосов, в данном случае голоса 20-ти стран ЕС». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 3 июня)

• «В апреле 2016 г. Европейский парламент занимался проблемами превышения власти в Гондурасе, Пакистане, Нигерии и Польше», — Януш Левандовский, бывший депутат и министр, с 2004 г. — депутат Европарламента, в 2010-14 гг. — комиссар ЕС по вопросам финансового программирования и бюджета. («Газета выборча», 4-5 июня)

• «Чего добивается Ярослав Качинский? Общий план “перемен к лучшему” ясен. Общественный строй в Польше фактически уже поменялся (без формальных изменений Конституции — В.К.), так что власть нужно удерживать долго. Избирательное право будет скорректировано, а пропорциональность выборов вообще отменена. Впереди дальнейшие кадровые перестановки ради полного контроля над всей страной. Цели очевидны, но они же таят и определенную угрозу для нашей демократии, а текущая политика, несмотря на ряд опасностей, делает реализацию этих целей вполне возможной», — Анджей Веловейский, бывший депутат, сенатор и депутат Европарламента. («Газета выборча», 12 мая)

• «Наверное, самым крупным успехом правительства стало то, что оппозиция вынуждена сосредоточиться на ситуации вокруг Конституционного суда. А огромной части поляков она совершенно не интересна. (...) Демократия — это еще не та ценность, за которую поляки готовы умирать. (...) Зато удалось раздразнить Брюссель. И это лучший подарок, который могла сделать правящей партии оппозиция. Теперь ПиС может без тени сомнения указать на своих противников пальцем и сказать: вот они, те, кто выступает на стороне чужих. А чужой — это враг. (...) Сегодня мы становимся свидетелями уникального, как мне кажется, события: получив власть, ПиС продолжает удерживать на прежнем уровне неприязнь определенной части общества к “Гражданской платформе”. (...) Язык войны по-прежнему пользуется популярностью. Нам пока не удалось придумать достойного, привлекательного языка компромисса и согласия, благодаря которому арена политической борьбы могла бы стать площадкой единения», — проф. Ежи Бральчик. («Жечпосполита», 4-5 июня)

• «Я подозреваю, что ПиС сначала явно недооценивал тот резонанс, который вызвал в Европе конфликт вокруг Конституционного суда. Ярослав Качинский сам в какой-то момент заявил, что Венецианская комиссия была приглашена в Польшу слишком рано. (...) Власть продолжает тянуть время. (...) Сведение счетов с Дональдом Туском еще впереди. Конституционный суд не вернется к позиции, которую он занимал ранее. (...) Подождите до осени, (...) когда начнутся более радикальные и жесткие реформы, к примеру, изменения в судебной системе. (...) Это произойдет осенью, уже после визита Папы Римского Франциска и саммита НАТО. (...) Стратегической целью ПиС является смена всей общественной элиты Польши, и пока Ярослав Качинский возглавляет правящую партию, этот план будет реализовываться. (...) Осенью, когда начнет действовать программа «500+», по которой государство станет ежемесячно выплачивать родителям по 500 злотых на второго и каждого последующего ребенка, поляки наконец-то получат деньги. (...) Именно тогда ПиС придется начать завоевывать новых сторонников среди избирателей», — проф. Антоний Дудек. («Польска», 13-15 мая)

• «Качинский, безусловно, понимает, что ему не удастся изменить негативное отношение либеральных элит к его “революции”, поэтому он хочет заменить эти элиты своими собственными. Достижению данной цели будет служить не только административная власть, но и политика по перекрыванию финансового кислорода старой элите, декоммунизация и борьба с иностранным влиянием в руководстве масс-медиа, банков и так далее. (...) По мнению ПиС предыдущие польские элиты отказались от своих национальных корней, заражены космополитизмом, слишком увлечены Европой в ее либеральной, федеративной и атеистической версии. (...) Разгром государственной гражданской службы (...) свел на нет ранее действовавшие правила трудоустройства на различные уровни управления. (...) Через три года прокурорский корпус будет состоять лишь из протеже Збигнева Зёбро. (...) С судьями справиться будет сложнее. (...) Молодые офицерские кадры поддерживают министра Мацеревича, поскольку он отстраняет старших офицеров и поощряет быстрое, несколько показное продвижение молодежи по службе. (...) Бывшие журналисты провинциальных СМИ без всякой переподготовки, не утруждая себя поэтапным карьерным ростом, становятся ведущими главных информационных программ общественных масс-медиа. (...) Новая медиа-элита воспитывается в высшей школе о. Рыдзыка. (...) Министр Глинский перенаправляет финансовые потоки на разного рода инициативы правого толка и совершает кадровые перестановки в подведомственных ему учреждениях». (Мариуш Яницкий, Веслав Владыка, «Политика», 24-31 мая)

• «В нашем культурно-историческом пространстве (я имею в виду Западную и Центрально-Восточную Европу) подобных попыток отказа от демократии в пользу авторитаризма было немало, особенно в период между двумя мировыми войнами. Ярослав Качинский занят реализацией именно такого сценария. (...) Внушает оптимизм то, что в этой ситуации гражданское сопротивление не заставило себя долго ждать. (...) Первая стадия авторитаризма всегда характеризуется установлением полного контроля над государством, чьи структуры укомплектовываются абсолютно лояльными людьми, готовыми выполнить любое распоряжение. Вторая стадия — своего рода “разводка” оппозиции, которую дурачат как можно дольше. Обе эти стадии мы сейчас и наблюдаем. (...) Следующим этапом станет покушение на суверенитет судебной власти, после чего начнется очередное закручивание гаек в СМИ. И так шаг за шагом, вплоть до попыток фальсификации выборов при помощи нового, “карманного” избирательного права. За все это поляки однажды предъявят власти счет на парламентских выборах. (...) Причем с председателя правящей партии взятки будут гладки, он слишком хитер. Он все время держится вне властных структур, и поэтому чист — во всяком случае, перед людским судом», — проф. Томаш Наленч. («Польска», 13-15 мая)

• «День правосудия (...) отмечается 23 мая, в годовщину убийства в 1992 г. в Италии судьи Джованни Фальконе, боровшегося с сицилийской мафией. (...) К судьям обратился проф. Адам Стшембош, первый после преобразований 1989 г. председатель Верховного суда, один из авторов книги “Варшавские судьи в час испытаний”, запечатлевшей образы польских судей времен военного положения: “Дорогие коллеги, мы должны отдавать себе отчет, что для нас наступают непростые времена. Но времена не выбирают, и можно оставаться судьей при любых, в том числе и самых сложных исторических обстоятельствах. Это убедительно доказали те судьи, которые даже в период военного положения смогли сопротивляться невероятно мощному давлению, чтобы сохранить собственное достоинство и — что для судьи важнее всего — независимость от любой власти, беспристрастность при отправлении правосудия”». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 24 мая)

• «Решение принято. (...) Министр юстиции Збигнев Зёбро считает, что дисциплинарные суды слишком мягко относятся к провинившимся судьям. (...) Для судей вводятся новые виды материальных взысканий (в размере от 5 до 15% заработной платы), кроме того, (...) заседатели по дисциплинарным делам должны следить, чтобы выносимые решения были более жесткими. Функции заседателей будут выполнять представители других юридических профессий: адвокаты, нотариусы, юрисконсульты». («Жечпосполита», 3 июня)

• «Создается новая ассоциация следственных работников “Lex Super Omnia” (“Закон превыше всего”). В понедельник состоялся ее первый съезд, на котором был принят устав и избрано руководство. Ассоциация планирует добиваться конституционного закрепления основных принципов деятельности прокуратуры, (...) а также защищать независимость прокуроров. “Если Збигнев Зёбро думает, что ему удалось усмирить прокуратуру, то он ошибается. В нашем лице у него появилась сильная оппозиция, которая будет бороться с политизацией прокуратуры”, — заявил один из членов ассоциации». («Дзенник газета правна», 25-26 мая)

• «Депутаты городского совета Гданьска в четверг присвоили одной из городских площадей имя Тадеуша Мазовецкого. Против такого решения выступили депутаты от ПиС». («Газета выборча», 29 апр.)

• «Канцелярия премьер-министра (...) объявила нерабочим днем пятницу 27 мая, следующую за праздником Тела Господня. (...) Отработать этот день придется в субботу 4 июня, в годовщину первых относительно свободных выборов 1989 года. Ранее на 4 июня запланировал свою манифестацию Комитет защиты демократии. Его лидеры посчитали, что перенос выходного дня преследовал своей целью помешать госслужащим принять участие в антиправительственной демонстрации. Поэтому активисты решили начать манифестацию в 16 часов дня». (Яцек Низинкевич, «Жечпосполита», 19 мая)

• «Комитет защиты демократии пообещал провести новые демонстрации. (...) 4 июня этого года общественники, сплотившиеся вокруг “Гражданской платформы”, а в особенности вокруг бывшего президента Бронислава Коморовского, пытались сделать эту дату символом обретения Польшей независимости, (...) поскольку 4 июня 1989 г. состоялись полусвободные, так называемые “договорные” выборы. (...) Президент Анджей Дуда не собирается следовать по стопам своего предшественника и с размахом праздновать день 4 июня. Премьер-министр Беата Шидло решила, что 4 июня государственные служащие будут работать. (...) В патриотических кругах куда более важным событием, нежели выборы, состоявшиеся в результате переговоров за Круглым столом, считаются забастовки рабочих в 1980 году. Право-консервативная среда пытается выстроить связь с традициями Второй Речи Посполитой», — проф. Мечислав Рыба. («Наш дзенник», 4-5 июня)

• «4 июня 1989 г. состоялось решающее сражение, увенчавшее почти десятилетнее, начатое поляками в августе 1980 г., “восстание солидарности”. (...) 4 июня миллионы избирателей отдали свои голоса за “Солидарность”, в то время как правительственные кандидаты в Сейм и Сенат потерпели сокрушительное поражение. ПОРП (Польская объединенная рабочая партия) и так называемые “партии-союзники” смогли провести своих представителей в Сейм только благодаря второму туру выборов, состоявшемуся 18 июня. (...) Победа “Солидарности” стала триумфом огромного количества людей из разных слоев общества и с разными политическими и религиозными взглядами. Несмотря на эти различия, на выборах 1989 г. людям удалось проявить удивительную согласованность действий и добиться невозможного: Польша получила независимость». (Инка Слодковская, «Жечпосполита», 4-5 июня)

• Годовщину 4 июня Комитет защиты демократии отметил в 33-х городах в Польше и 22-х — за границей. «Самое массовое празднование 27-ой годовщины частично свободных выборов состоялось в Варшаве. Марш “Все вместе за свободу” проследовал от Банковской площади к площади Конституции. По данным столичной мэрии, в демонстрации участвовало 50 тыс. человек, по данным полиции — 10 тыс., а проправительственные “Новости” на канале TVP сообщили о 17,5 тыс. участников. (...) Колонну возглавляли два бывших президента — Александр Квасневский и Бронислав Коморовский; не хватало только Леха Валенсы. (...) Марш начался с минуты молчания в память о студентах, расстрелянных 4 июня 1989 г. на площади Тяньаньмэнь в Пекине. (...) На площади Конституции выступили оба бывших президента. Коморовский обратился к митингующим “Дорогие мятежники”, намекая тем самым на субботнее высказывание Ярослава Качинского». (Михал Вильгоцкий, Михал Шатларский, «Газета выборча», 6 июня)

• «После того как поляки в очередной раз высказались за перемены и улучшения в нашем Отечестве, в стране снова зреет мятеж», — заявил Ярослав Качинский в своем выступлении на варшавском окружном съезде ПиС. («Наш дзенник», 6 июня)

• «Демонстрации Комитета защиты демократии — это протест сорока- и пятидесятилетних. В партии «Вместе» преобладают тридцатилетние, зато основное ядро право-консервативных партий составляют лица двадцати с небольшим лет. И речь идет не столько о «Праве и справедливости», КОРВиН («Коалиция обновления Республики — вольность и надежда») или Кукиз’15, сколько о Национально-радикальном лагере. (...) Идут массовые увольнения на телевидении, в крупных компаниях, на госслужбе, но это хорошая новость для двадцатилетних — одних увольняют, других будут принимать на работу. Я вижу в этом вполне рациональный расчет Качинского. Однако не вижу, к чему все это ведет, какую систему выстраивает. И я боюсь, что они сами этого не знают. Тут есть элемент мести, реакции, кадровой составляющей. (...) И, как это часто бывает в случае революции, неизвестно, к чему это приведет», — Мартин Меллер. («Польска», 3-5 июня)

• «Правительство повышает оклады полицейским и пожарным. Месячная зарплата сотрудников этих структур до 2019 г. вырастет в среднем на 562 злотых. Первые прибавки запланированы на будущий год. Полицейские и пожарные службы ждет также модернизация. В частности, появятся новые комиссариаты полиции». («Жечпосполита», 2 июня)

• «В торжественном освящении храма, построенном редемптористом Тадеушем Рыдзыком, приняли участие министр национальной обороны Антоний Мацеревич, (...) министр внутренних дел Мариуш Блащак, министр юстиции Збигнев Зёбро, министр охраны окружающей среды Ян Шишко, министр сельского хозяйства Кшиштоф Юргель, министр инфраструктуры Анджей Адамчик, руководитель канцелярии премьер-министра Беата Кемпа и другие официальные лица. Также на церемонии присутствовали Куявско-Поморский воевода Миколай Богданович, мэр Торуни Михал Залеский и все вице-мэры. Простых депутатов и деятелей самоуправления и вовсе было не счесть. Кроме того, в освящении участвовали более пятисот духовных особ — священники, кардиналы и епископы». (Агнешка Сова, «Политика», 24-31 мая)

• «Музей Иоанна Павла II и примаса Вышинского в Храме Провидения Божия перестал быть церковным объектом. Теперь учреждение находится в совместном управлении Министерства культуры и национального наследия. Это, кроме прочего, означает, что часть расходов на содержание объекта будет покрываться из государственного бюджета». («Газета выборча», 9 мая)

• «В воскресенье город Острув-Мазовецка при участии министра культуры Петра Глинского организовал инсценировку бракосочетания и свадебного банкета ротмистра Витольда Пилецкого, казненного в 1948 году. Правда, в 1931 году банкета не было. Дом-музей семьи Пилецких появится в городе, где ротмистр был всего три раза, а дата 8 мая является для его семьи травмирующей, поскольку именно в этот день Пилецкий был арестован. (...) Несмотря на протесты его семьи, 8 мая город решил “увековечить свадьбу Пилецкого”. (...) В роли молодоженов выступили актеры. В торжественном богослужении участвовали вице-премьер и министр культуры Петр Глинский и вице-министр Магдалена Гавин». (Яцек Свёндер, «Газета выборча», 13 мая)

• «Решение о ликвидации Польского института дипломатии был принято в конце марта, несмотря на то, что в феврале министр иностранных дел без замечаний принял годовой отчет о деятельности института. (...) О том, что над институтом сгущаются тучи, свидетельствовал вопрос, поступивший от чиновников МИДа: “Почему у вас тут всё на английском?”». (Павел Вронский, «Газета выборча», 21-22 мая)

• «Рышард Шнепф уволен с должности посла Польши в США. (...) Как сообщает “Радио Зет”, после вручения послу распоряжения о его увольнении, представители польского МИДа упрекнули Шнепфа в том, что он принимал в США председателя Конституционного суда Анджея Жеплинского». («Газета польска цодзенне», 2 июня)

• «32 из 39 членов Государственного совета охраны природы (ГСОП) во вторник получили письмо министра охраны окружающей среды Яна Шишко о прекращении их полномочий. Уволенные лица, в частности, выступали с критикой вырубки Беловежской пущи. (...) “Более половины членов нового совета, в который войдут 29 человек, составят лесники, представители вузов и других организаций, связанных с охраной лесов”, — говорится на официальном сайте ГСОП. Среди новых членов ГСОП немало тех, кто поддерживает политику министра Шишко — к примеру, проф. Ванда Мех из Высшей школы сельского хозяйства, выступающая за более интенсивный отстрел зубров». («Газета выборча», 12 мая)

• «Со своих должностей уволены также директора национальных парков: Беловежского, Бебжанского, Свентокшиского, Словинского и Волинского». (Адам Вайрак, Доминика Вантух, «Газета выборча», 18 мая)

• «Беата Шидло утвердила новый состав Научного совета лесничества, который возглавил проф. Януш Сова, специалист по вырубке деревьев и бензопилам. (...) “Чтобы сохранить Беловежскую пущу, ее нужно периодически вырубать. Уже наши деды и прадеды знали, что единственное средство для успешного ведения лесного хозяйства — это топор”, — считает председатель совета. (...) В коридорах компании “Государственные леса” сегодня можно увидеть целые толпы священников: национального пастыря лесников, почетных пастырей лесников, координирующего пастыря лесников, пастыря Главного управления “Государственных лесов”, а также пастыря Лесоохраны (в общей сложности, около 38 пастырей). (...) А министр охраны окружающей среды Ян Шишко известен своими тесными контактами с Тадеушем Рыдзыком и радио “Мария”». (Войцех Цесля, «Ньюсуик Польска», 23-29 мая)

• Открытое письмо против увеличения вырубки деревьев в Беловежской пуще подписали 25 профессоров и докторов наук, представляющих 22 научные организации девяти различных городов. По мнению подписавших письмо, «планы по увеличению добычи древесины в Беловежской пуще с целью борьбы с жуком-короедом являются грубым вмешательством в естественные процессы, происходящие в пуще, и могут привести к ее превращению в хозяйственный лес, а также к утрате естественного характера ее наиболее ценных участков и, как следствие, потере статуса объекта мирового наследия». («Дзике жиче», май 2016)

• «Вроцлавский Фонд экономического развития в своем отчете “На страже деревьев” подсчитал, что в 2011-14 гг. в столицах воеводств было вырублено свыше 800 тыс. деревьев. “Применительно к среднестатистическому лесу такое количество деревьев занимает ок. 2,6 тыс. гектаров. Это все равно, что вырубить половину строгого природного резервата Беловежского национального парка”, — говорит сотрудник фонда Александр Гургуль. («Газета выборча», 10 мая)

• «По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в Польше из-за загрязнения воздуха преждевременно умирают около 44 тыс. человек в год. (...) ВОЗ только что опубликовала новый рейтинг самых загрязненных городов мира. Из 50 самых загрязненных городов Евросоюза 33 находятся в Польше. (...) Список самых загрязненных европейских городов открывает Живец (...). Второе место занимает Пщина, в первой десятке также находятся Рыбник (4-е место), Водзислав-Силезский (5-е место), Опочно (6-е место), Суха-Бескидская (7-е место) и Годув (8-е место)». (Доминика Вантух, «Газета выборча», 16 мая)

• «В 2010 г. Польшу покинули два миллиона человек, год назад — 2,32 млн. (...) По сравнению с осенью прошлого года, на 225 тыс. человек увеличилось количество тех, кто открыто заявляет о своем желании уехать. (...) 34% хотели бы уехать в Германию, 18% планируют работать в Великобритании, 8% респондентов в качестве нового пристанища указывают Голландию. (...) Образ польского эмигранта изменился. В наши дни об отъезде говорят в основном молодые люди, не достигшие 34 лет, имеющие начальное или среднее образование, не работающие либо зарабатывающие менее 2 тыс. злотых в месяц, живущие в деревне либо в городе с населением менее 100 тыс. жителей. Ранее планы, связанные с отъездом, строили в основном люди, имеющие постоянную работу, высшее либо профессиональное образование». (Виктор Рачковский, 16-22 мая)

• «Молодые люди сравнивают зарплаты, предлагаемые в Польше, с теми, на которые они могут рассчитывать в Германии — и убеждаются, что у себя дома заработают в три раза меньше. (...) Они убеждены, что в Польше их просто кто-то обкрадывает, забирая себе две трети причитающегося им вознаграждения. (...) В 1990 году, по причине более низкой производительности труда и более слабой валюты, средняя польская зарплата была примерно в 15 раз меньше западноевропейской (а до этого ситуация была еще хуже). В результате огромного экономического успеха последних 25 лет эта разница уменьшилась всего в три раза. (...) Польские зарплаты могут постоянно увеличиваться только с той скоростью, которую им позволяют рост производительности труда и устойчивость валюты. Чтобы достичь уровня зарплат наших более богатых соседей, нам нужно не менее двадцати лет — и лишь при условии высоких хозяйственных результатов. Однако большая часть молодежи не захочет ждать так долго и просто уедет, ослабив тем самым потенциал развития Польши», — Витольд Орловский. («Жечпосполита», 12 мая)

• «Если посчитать всех работников, занимающих различные должности на нестабильной и низкооплачиваемой работе, к тому же не гарантирующей отпуска или больничного, то окажется, что эти люди составляют половину всех занятых граждан. А ведь кроме них есть еще более 1,6 млн безработных, 80% которых даже не получают пособия. Польша — одна из стран ЕС с самыми низкими зарплатами, и государство не слишком старается переломить этот негативный тренд». (Петр Шумлевич, «Дзенник газета правна», 13-15 мая)

• «Сегодня маятник истории качнулся в сторону право-консервативной идеологии. (...) Я думаю, что это следствие (...) экзистенциального опыта молодых. Степень их неуверенности в завтрашнем дне очень высока. На свободном рынке труда доминируют корпорации либо — что еще хуже — мелкие предприятия, сотрудники которых могут рассчитывать лишь на статус рабочей силы. (...) В Польше нет вопиющей нищеты, зато есть проблема имущественного расслоения. Две трети работников получают зарплату ниже средней! С точки зрения доступности жилья молодежь находится в более скверной ситуации, чем во времена коммунизма. Все это им активно не нравится. (...) И поэтому молодые люди хотят перемен. (...) Тем временем оппозиция твердит: “Мы должны придерживаться того курса, которым следовали последние 25 лет, это был огромный успех”. Но молодежи на такие успехи плевать. (...) С одной стороны — успех, с другой — экономически мы находимся на задворках Европы», — проф. Рышард Бугай. («Газета выборча», 28-29 мая)

• «У нас очень хороший запасной потенциал, в том числе отлично функционирующий частный сектор, который будет и дальше тянуть на себе экономику. Кроме того, мы располагаем резервами, накопленными за предыдущие исторические периоды. Так что пару лет мы можем себе позволить заниматься политическим популизмом. Потом ситуация начнет ухудшаться, поскольку экономика потащит вниз государственный сектор, в первую очередь крупные государственные предприятия, которыми будут управлять кое-как и впутывать их в различные безумные проекты вроде восстановления щецинской судоверфи или объединения горнодобывающей и энергетической отраслей. (…) Если мы решим создавать крупные государственные компании, которые будут толкать экономику вперед, это может плохо кончиться. Судя по тем изменениям, которые происходят в области государственного предпринимательства, критерии профессионализма, опыта и проверенных навыков отошли на второй план. (...) Люди ценят тот факт, что частные фирмы работают более эффективно, но сами хотели бы трудиться в государственных компаниях. Почему? Чтобы легче было жульничать. Их не заботит процветание государства, экономики, общества. Они думают только о собственных интересах. (...) Мы — народ эдаких мелких предпринимателей-прохиндеев. Это своего рода ценность, которую нужно использовать, а не переживать из-за того, что мы такие, какие есть», — проф. Анджей Козминский. («Жечпосполита», 12 мая)

• «Наша страна заняла позорное первое место в Евросоюзе по количеству задержек во взаиморасчетах при ведении бизнеса. В Польше вовремя оплачивается менее половины счетов-фактур». («Жечпосполита», 10 мая)

• «Агентство “Moody’s” не снизило рейтинг Польши, (...) однако изменило оценку ее перспектив со стабильной на негативную, мотивируя это, в частности, увеличением государственных расходов и “ухудшением инвестиционного климата в связи с непредсказуемостью в области политики и законотворческой деятельности”. (...) Более пристальное внимание агентство обратило на сугубо экономические критерии, предупредив правительство, что на ухудшение рейтинга могут повлиять, в том числе, снижение пенсионного возраста и конвертация кредитов, взятых в швейцарских франках. И то, и другое в ходе парламентских выборов обещала полякам партия “Право и справедливость”». (Витольд Гловацкий, «Польска», 16 мая)

• «В течение ближайших двух лет Польша должна принять 7 тыс. человек. Собранные вместе, эти люди могли бы занять, к примеру, территорию небольшой варшавской площади. Как они могут исламизировать страну с населением в 38 млн человек? Еще совсем недавно в Грецию на выходные приезжали 7 тыс. туристов. Вы просили нас о солидарности, когда чувствовали угрозу в связи с агрессивной политикой России. Мы выполнили вашу просьбу. Однако западному обывателю не дают спокойно спать вовсе не русские танки, а миграционный кризис. И теперь мы просим вас о солидарности с нами», — Алессандро де Педис, посол Италии в Варшаве. («Газета выборча», 18 мая)

• «Понимают ли люди, разглагольствующие о необходимости “защитить цивилизацию”, что в раннехристианскую эпоху первыми понтификами были сирийцы? Папы Аникет, Иоанн V, Сергий I, Сизинний, Константин, Григорий III. Боясь мигрантов, мы на самом деле боимся себя. (...) Вот и вся цена нашей набожности. Мы любим разговоры о милосердии, (...) но если мы в одной руке держим четки, а другую при виде чужака сжимаем в кулак, “искра милосердия” (...) сразу же гаснет», — о. Мацей Бискуп, приор доминиканского монастыря в Щецине. («Тыгодник повшехный», 5 июня)

• «Критическую ситуацию с беженцами нельзя увязывать с террористической угрозой. Это просто нечестно, а кроме того, порождает в людях уверенность, что “во всем виноваты мигранты”, хотя теракты в Европе начались задолго до миграционного кризиса, да и участвуют в них чаще всего граждане и жители Европы, а не мигранты», — Кшиштоф Лидл, специалист по проблемам международного терроризма, преподаватель университета “Collegium Civitas” в Варшаве. («Жечпосполита», 30 мая)

• «Всемирные дни молодежи в Кракове (26-31 июля с.г.) попали в список трех мероприятий, оказавшихся под угрозой теракта, говорится в недавнем заявлении Госдепартамента США. Польское правительство было крайне удивлено этой новостью. Американцы, тем не менее, решили предупредить своих граждан». («Жечпосполита», 2 июня)

• «Два раскрытых на днях покушения на теракт демонстрируют основные разновидности нынешних террористических угроз. Студент, подложивший бомбу во вроцлавский автобус, (...) действовал самостоятельно, (...) был увлечен антиисламской риторикой Корвина-Микке, руководство по изготовлению бомбы нашел в интернете. (...) Группа анархистов, пытавшаяся взорвать несколько полицейских автомобилей в варшавском районе Влохи, находилась под наблюдением Отдела по борьбе с уголовным террором. (...) Идеология группы сочетала в себе неприязнь к “нынешней власти” с желанием отомстить полицейским за их жестокое обращение с друзьями несостоявшихся террористов». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 28-29 мая)

• «По данным Главной комендатуры полиции, количество преступлений, жертвами которых выступают цыгане и евреи, снижается. Сегодня злоумышленники нападают в основном на арабов и других мусульман». («Дзенник газета правна», 18 мая)

• «Деятельность Национально-радикального лагеря (НРЛ) вызывает особое беспокойство не только белорусской диаспоры, но и других живущих на территории Подлясья национальных меньшинств — литовцев, цыган, татар, евреев. О своих опасениях представители этих меньшинств рассказали на встрече с воеводой Подлясья Богданом Пашковским, состоявшейся 20 апреля в Управлении воеводства в Белостоке. (...) В связи с 82-й годовщиной создания НРЛ, около 400 человек прошли по улицам Белостока, выкрикивая, в частности, “Опомнись, Польша — Польша для поляков!”». (Эугениуш Чиквиж, «Пшеглёнд православный», июнь)

• «Почему молчит наше правительство, наш президент? НРЛ, призывая вешать евреев, подстрекает к геноциду. И власть должна реагировать на это, как на геноцид. (...) Группа молодых поляков прошла по улицам с призывами к убийству. А ведь нынешнее правительство в качестве приоритетной задачи всячески пытается показать всему миру поляков, которые укрывали евреев, а не принимали участие в их геноциде. Почему же тогда сопротивление оказывается таким слабым? (...) Я христианка. Я полька. Я ничем не связана с еврейским народом. Однако, чтобы выразить свой протест в связи с маршем НРЛ, хочу четко заявить: “Я еврейка”», — Иоанна Щепковская. («Жечпосполита», 7-8 мая)

• «На второй день православной Пасхи, 2 мая, горлицкий епископ Паисий и более сотни верующих торжественной процессией проследовали через лес и болото на кладбище уже несуществующей деревни Завадка-Мороховская. Когда-то эта деревня (...) насчитывала 46 домов, половина из которых была сожжена гитлеровцами в 1944 году, а между 25 января и 13 апреля (1946 года — В.К.) солдаты Польской народной армии в три этапа совершили ряд жестоких убийств в отношении проживавших там украинцев. Были убиты свыше семидесяти человек, в том числе дети, женщины и старики. На месте бывшей деревни позднее появилось кладбище», — о. Юлиан Феленчак. («Пшеглёнд православный», июнь)

• «22 мая президент Анджей Дуда вручил Кавалерский крест Ордена Возрождения Польши стороннику Путина, украинофобу и антисемиту, активисту радикальных националистических группировок польской эмиграции в Норвегии Богдану Кулясу». («Газета выборча», 1 июня)

• «По данным ЦИОМа, президенту доверяют 57% поляков. На втором месте в рейтинге доверия — премьер-министр Беата Шидло (48%). Павел Кукиз пользуется доверием 47% респондентов. (...) Далее по списку идут лидер «Современной» Рышард Петру (39%), председатель крестьянской партии ПСЛ Владислав Косиняк-Камыш (33%), Ярослав Качинский (32%), а также председатель Союза демократических левых сил Влодзимеж Чажастый и лидер Комитета защиты демократии Матеуш Киёвский, набравшие по 18%». («Газета польска цодзенне», 23 мая)

• Поддержка партий: «Право и справедливость» — 39%, «Гражданская платформа» — 17%, «Современная» — 11%, Кукиз’15 — 7%. Уровень поддержки прочих партий не позволяет им преодолеть избирательный порог. Опрос агентства «TNS Polska» от 13-18 мая». («Газета польска цодзенне», 30 марта)

• «55% поляков, участвовавших в опросе агентства «TNS Polska», негативно оценивают работу правительства (противоположного мнения придерживаются 34%). 47% респондентов считают, что Анджей Дуда плохо справляется с обязанностями главы государства (позитивно настроены по отношению к президенту 43%). Работой премьер-министра Беаты Шидло недовольны 49% опрошенных (довольны 40%). Опрос проводился 13-18 мая». («Тыгодник повшехный», 5 июня)

• «Президент Путин в субботу пообещал взять “под ракетный прицел” Польшу и Румынию. Это реакция на то, что первая из двух европейских баз антиракетного щита в румынском Девеселу уже находится в стадии оперативной готовности, а в польском Редзиково начала строиться вторая». (Витольд Гловацкий, «Польска», 30 мая)

• «В крупнейших за последние 27 лет военных учениях на территории нашей страны принимает участие 31 тыс. военнослужащих НАТО. (...) Сценарий 10-дневных маневров предусматривает согласованный вооруженный ответ на дестабилизацию региона Балтийского моря и эскалацию гибридной агрессии, а также на вторжение в страны Балтии и на часть территории Польши». «В Литве, которую спикер российского Совета Федерации обвинила в дискриминации прав россиян, сейчас проходят учения НАТО. А по другую сторону границы, в России, идут маневры с участием 30 тыс. военных», — Анджей Ломановский. («Жечпосполита», 7 июня)

• «“В польской армии должны неукоснительно соблюдаться десять основных христианских заповедей”, — заявил вице-министр национальной обороны Войцех Фалковский, не уточнив, однако, должны ли военные соблюдать заповедь “не убий”». (Дариуш Цвикляк, «Ньюсуик Польска», 25 апр. – 1 мая)

• «Анджей Дуда (...) участвует в диалоге. Ни один из его предшественников не выходил в сеть с такой интенсивностью, а интернет-пользователям приятно, что президенту эта форма общения приходится по душе. Эксперты по вопросам общественных масс-медиа единодушны в том, что своим успехом на выборах Дуда — по крайней мере, отчасти — обязан своим навыкам обращения с интернетом. Уже став президентом, он не прекратил сетевую активность и по-прежнему публикует видеоматериалы, отчеты и фотографии, подбирая себе специальный имидж для каждой конкретной группы пользователей. (...) Анджей Дуда находится на связи круглые сутки, он-лайн и офф-лайн, и доступен для всех, кто хотел бы с ним связаться. Это самая настоящая мировая сенсация — как правило, главы государств прибегают к услугам виртуальных менеджеров. Но Дуда обновляет свой личный профиль в интернете самостоятельно. (...) Пока Сейм по ночам заседает, президент ведет дискуссии в интернете». (Александра Желазинская, «Политика», 1-7 июня)