Стихотворения

Перевод Андрея Базилевского

* * *
Прости
я слишком быстро
ехал
по застроенной территории
вдруг выскочила
эта легавая
тормозить поздно
влетела прямо под радиатор
я видел в зеркале как она корчится
и не сказал тебе
было стыдно я же тогда
сбежал
да и бегу
от этого
по сей день

Я покинул тебя
Я покинул тебя до полудня
хотя клялся
что не покину
менял тормозные колодки
старые стерлись
обедал
думал о твоих почках
о твоих шрамах
водил по ним пальцами
брел по людному
коридору и видел как
на тебя упала ширма
это новая
дипломированная ярость
резко пихнула ее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
говорят ты уходила крича
говорят уходя ты кричала

Паром
А когда ты действительно умерла
(несмотря на молитвы Деве и воду из Лурда)
тело сунули
в полиэтиленовый мешок
и раздался свист reissverschluss’а*
а возле ведра с твоей
рвотой все еще плыл
пустой
надувной матрац
словно паром в никуда 
 ПатентОн прибыл издалека в американской полевой форме
пропахший табаком с песнями об уланах
с бритвой в футляре и россыпью шуток
увидев лоб иссечённый шрамами я почти поверил что он
будучи малолетним свидетелем бунта
попал под трамвай в Одессе
из Петербурга сбежал на море в Варшаве посещал
Захенту мог стать живописцем
играл в бридж с Мостицким с младых ногтей усвоил светские манеры
учтиво кланялся целовал ручки дамам катался на лыжах пока
всё не кончилось катастрофой
по инерции я поцеловал руку хмурому полковнику потом ксендзу
после колядки (наверно меня сбила с толку ряса)
я смотрел на него с почтением но для меня больше значила мама
ее ужасало бремя долгов и что все пойдет с молотка
денди в штатском
с коллекцией галстуков и шляп
со стихами Пушкина в кожаном переплёте
уходя на войну он спесиво заверил уж теперь-то мы дадим им под зад
таков был настрой в полку никакого пораженчества
его дворянский патент пергамент с девизом
все еще у меня перед глазами
на витой ленте
честь и отчизна
на фоне листьев аканта
понятия из другой эпохи
близнецы
Кастор и Поллукс

Улица Тяжести
Бесконечно пустая
взмыла вверх бумажным змеем
и улетела вместе с молельней
улица на которой
в детстве
забавлялся лошадкой-качалкой
Ричард Пайпс
после войны здесь поселился
модный адвокат
с портретом
кисти Виткация
украшавшим его коллекцию мазни
улица лишенная тяжести
легкая как гусиный пух
вчера она была затемнена
готова к атаке
летучих мышей к налету
Люфтваффе

Время когда цветут камни
Посмотри на высокие горы
вот величественный Альтфатер
любимец Гуссерля
патриарх среди вершин
цель осенних восхождений
ибо пришло время подняться над
близким отдалиться
забыть
красить палисадники
качать мед
сбрасывать желуди
время пыльной крапивы
тимьяна и мяты
рыжих ящериц диких пчёл
время исповедаться
ободранному почтовому ящику
который навещает только ветер
который штурмует Бог
время когда на дороге
цветут камни