Умеренный электорат «Права и Справедливости»

Глава ПиС получил от судьбы и избирателей шанс реализовать миссию своей жизни.

Ярослав Качинский. Фото: Agencja Gazeta


О том, что Ярослав Качинский «пойдет на обострение», то есть будет проводить изменения в государстве радикально и даже жестко, в кругах ПиС рассуждали еще за несколько месяцев до выборов — среди заслуженных партийцев лидер говорил открыто. Однако причиной успеха кампании ПиС стало то, что на этот раз удалось максимально затушевать политический темперамент Качинского, благодаря чему впервые за много лет за партию проголосовал умеренный электорат.
Сегодня часть этих умеренных избирателей трет глаза от удивления, наблюдая за действиями ПиС после прихода к власти: ограничение роли оппозиции в Сейме, война с Конституционным судом, молниеносный захват государственных СМИ, ликвидация гражданской службы1 или планы по надзору за интернетом.
Лидер ПиС не считает необходимым объяснять свои действия, он редко высказывается, поглощенный ролью строгой акушерки «перемен к лучшему»2. Но анализ его публичных выступлений за последние годы показывает, в каком направлении он хочет повести страну. Эти выводы тем более достоверны, что часть деклараций либо уже реализована, либо как раз внедряется в жизнь.

Смоленская линия
Нынешний Ярослав Качинский со своим представлением о государстве появился на свет после смоленской катастрофы и вызванных ею досрочных президентских выборов летом 2010 года. Конечно, частично свои политические взгляды — взять хотя бы критику посткоммунизма — он высказывал с начала 90-х годов, когда началась его политическая деятельность. Предвестие нынешних действий ПиС можно найти и в неудачной попытке строительства Четвертой Речи Посполитой в 2005-2007 годах.
Но лишь после потери брата и поражения на президентских выборах, выигранных тогда Брониславом Коморовским, Качинский объявил настоящую войну Третьей Речи Посполитой и ее институтам. Он начал ее через несколько недель после проигрыша, дав эмоциональное интервью «Газете польской». В нем он с ужасными подробностями рассказал о своей поездке на место катастрофы и опознании тела брата.
Этим интервью он обозначил новую линию политического разделения и указал своему электорату направление на следующие годы: «Я сделаю все, чтобы выяснить причины катастрофы. Сегодня для меня это самое важное и в личном, и в политическом плане. Мне была неясна роль премьера Туска и премьера Путина в этом происшествии. По моей оценке, оба они отнеслись к визиту президента Леха Качинского без должного уважения и внимания. Пока я не буду развивать эту мысль».
Однако уже вскоре он развил ее на страницах «Ньюсуика». В сентябре 2010 г. он говорил о причинах катастрофы в таком духе, который до сих пор является линией ПиС: «Очевидно, что пилотов ввели в заблуждение. Удар крылом в дерево не имел принципиального значения для катастрофы. Либо не сработало оборудование, либо это была форма покушения».
С этого момента все высказывания Качинского сосредоточены вокруг покушения и недосмотров команды Дональда Туска при организации визита президента. Такими будут в ближайшее время и действия ПиС. Уже известно, что появится новая комиссия, которая займется катастрофой, а в рамках нового следствия под лупой прокуратуры окажутся ведущие политики Гражданской платформы3, включая ее бывшего лидера.
А когда закончится смоленский траур и связанные с ним ежемесячные митинги? «Когда в Варшаве будет стоять памятник жертвам катастрофы, прежде всего президенту и его супруге» (2011).

Суды, спецслужбы, СМИ
В политической мысли Качинского существует триада ключевых, с государственной точки зрения, институтов: правосудие, СМИ и карательные органы, в том числе спецслужбы. Поэтому ничего удивительного, что в первую очередь Качинский приступил к «переменам к лучшему» именно в этих сферах.
Качинский о службах: «В органах работают люди истэблишмента, часто из старой системы. Мы хотим, чтобы службы состояли из людей, которые служили только свободной Польше» (2011).
Качинский о прокуратуре: «Необходимы огромные изменения (…), она должна возвратиться к своему прежнему виду. Нужно изменить недавно введенные правила, которые позволяют преступникам торговаться за меру наказания» (2015).
Качинский о СМИ: «Следует разделить телевидение на канал, дающий голос тем, кто одобряет нынешнюю власть, и такой, в котором преимущественный голос имеет оппозиция» (2012); «Теперь большинство СМИ находятся в одних руках. Это должно измениться как можно скорее» (2014).
Спецслужбы уже полностью вычищены и захвачены людьми ПиС. Государственные СМИ партия присвоит на основании закона, который ожидает лишь подписи президента — хотя не слышно, чтобы Качинский хотел отдать один канал оппозиции.
То же самое будет и с прокуратурой, которая со дня на день перейдет в подчинение правительства, и «торгам за меру наказания с преступниками» — как Качинский определяет т.н. состязательность, то есть сведение обязанностей судьи к роли арбитра между адвокатом и прокурором — будет положен конец.
Фундаментальным изменением станет переустройство судопроизводства, прелюдией которого является война Качинского с Конституционным судом (КС). «Считаю, что положение Суда должно измениться. Не может быть такого, чтобы решение, демократически принятое парламентом, могло быть отклонено обычным большинством состава КС из пяти человек. Тогда один судья решает, отправится ли в мусорную корзину решение органа, избранного миллионами. Так быть не может» — 2013 г.
Лидер ПиС помещает суды на самую вершину пирамиды государственной патологии. Он прямо-таки убеждает, что сегодня государство не действует в общественных интересах, а является объединением корпораций во главе с судами, которые «не считаются с чувством справедливости». «Нет в мире института, который бы хорошо работал без всякого контроля. А так сегодня действуют польские суды. Мы хотим это изменить», — декларировал он в 2014 году.
Анализ высказываний Качинского указывает на то, что Смоленск усилил в нем убеждение, будто в Польше государственные институты не действуют, действуют не так, либо наполнены не теми людьми. «Смоленская трагедия — это горький финал Третьей РП», — говорил он осенью 2010 года.
С этой точки зрения совершенно естественно, что ПиС хочет отправить сотрудников гражданской службы на все четыре стороны и заменить их своими людьми. Подход Качинского прост и его хорошо отражает цитата из интервью газете «Жечпосполита» 2013 года: «Не все они будут гениями, не все будут отличаться необыкновенными способностями, но все они будут дисциплинированными, честными и все будут знать, чего хотят», — говорил он о своем типе управленцев.

Прибежище людей из старой системы
Ярослав Качинский — политический идеолог, он не разбирается в экономике, здравоохранении или образовании. Но именно он отвечает за идеологическую основу, на которой отраслевые министры должны создавать программу для правительства ПиС.
Налоги? «Мы планируем налоговую реформу, которая должна улучшить финансовое положение страны. Мы хотим изыскать средства из необлагаемых налогами сфер, введем, например, налог для банков и супермаркетов» (2011). «Вся система государственных финансов прописана у нас заново в готовых законопроектах» (2013).
Образование? Помимо ликвидации гимназий и отказа от реформы, связанной с началом школьного образования с шести лет, должен также возобладать «порядок, школьная форма, большее внимание к истории и польскому языку» (2010).
Строительство? «Мы хотим вернуться к программе, подготовленной министром строительства при нашем правлении. Это программа, которая сильно бьет по девелоперскому лобби, но дает людям надежду на собственное жилье» (2014).
Здравоохранение? «Ситуация улучшится уже за счет самого ограничения грабежа в неслыханных масштабах. Нужно отвергнуть систему, основанную на коммерциализации больниц; передать врачам первого контакта право направлять на обследования, вернуть в школы медицинские кабинеты, перестроить финансовую систему, связанную с Национальным фондом здравоохранения4» (2014).
Бизнес? «Механизм отрицательной селекции, характерный для коммунизма, перенесен в бизнес. Именно бизнес представлял и, к сожалению, во многих случаях по-прежнему представляет собой прибежище для людей из старой системы. Этот процесс необходимо развернуть» (2013).
Заработная плата? «С помощью государства следует поднять заработную плату, так как она занижена. В Польше существует проблема, описываемая аналогией шляхетского фольварка: есть предприниматели, совершенно не вносящие инноваций и живущие за счет эксплуатации работников, словно крепостных крестьян» (2013).

Чистый посткоммунизм
Все эти перемены означают полное переустройство государства и имеют один общий знаменатель — это демонтаж Третьей Речи Посполитой, государства, которое Качинский считает Республикой Михника.
Действительно ли Адам Михник, главный редактор «Газеты выборчей», обладал в Третьей РП ролью политического демиурга — это другой вопрос. В кругах ПиС эту фигуру рассматривают именно так — как создателя и неформального патрона Третьей РП с ее политической, экономической и социальной системой. Когда-то польской политикой из гроба руководила мысль Пилсудского5 и Дмовского6 , а теперь Польша Качинского борется с Польшей Михника.
В 2013 году Качинский сказал в «Жечпосполитой» слова, которые сегодня, когда он при власти, без сомнения являются его главным девизом: «Мы хотим иметь конституционное большинство, чтобы иметь возможность перестроить государство. Если наши партнеры по коалиции решат, что стоит предпринять совместные усилия, то мы захотим пойти очень далеко. Если такой воли не будет, то конституция создает определенные рамки, через которые нельзя переступить. Но я убежден, что даже законодательным путем или через действия на более низком уровне можно сделать много хорошего. Нынешняя конституция, на самом деле, плоха. Вступив в силу в 1997 г., она закрепила чистый посткоммунизм. Польский государственный аппарат не был выстроен заново, он является мутацией коммунистического аппарата».
Ярослав Качинский отдает себе отчет в том, что перед ним последний шанс изменить это. Разрушить Польшу Михника и построить государство по-новому, согласно собственной рецептуре.

 


1Гражданская служба — часть государственного аппарата, не зависящая от перехода власти к другой партии и обеспечивающая непрерывность функционирования аппарата — Здесь и далее примеч. перев.
2«Перемены к лучшему» — лозунг ПиС во время президентских выборов 2015 года.
3«Гражданская платформа» — партия, находившаяся у власти в Польше с 2007 по 2015 год.
4Национальный фонд здравоохранения — государственный орган, выполняющий в польской системе здравоохранения роль плательщика. Из средств медицинского страхования Фонд финансирует медицинские услуги и компенсирует стоимость лекарств.
5Юзеф Пилсудский (1867–1935) — польский государственный и политический деятель, первый глава возрожденного польского государства.
6Роман Дмовский (1864–1939) — польский политический деятель и публицист, политический противник Ю. Пилсудского.