Хроника (некоторых) текущих событий

• «Семнадцать из двадцати крупнейших торговых сетей в Польше принадлежат иностранному капиталу. (…) Мы продали 90% предприятий розничной торговли, 95% предприятий по производству цемента, 75% банковского сектора. Поэтому моим предшественникам так не нравится, когда я говорю о необходимости укрепить позиции польского собственника. (…) Мы уже миновали период трансформации, которая свелась к тому, что наследники коммунистов вместе с частью элиты, состоящей из экс-деятелей “Солидарности”, построили для себя Третью Речь Посполитую. (…) Государство было присвоено посткоммунистической номенклатурой при поддержке определенной части верхушки “Солидарности”», — Матеуш Моравецкий, вице-премьер и министр развития. («Тыгодник повшехный», 25 сент.)
• «Вторая мировая война и десятилетия коммунистического режима лишили нас среднего класса — не смогли мы создать его и за 27 лет существования Третьей Речи Посполитой. И лишь наше правительство решило помочь этому классу подняться с нижних ступенек социальной лестницы. Благодаря этим усилиям польский средний класс появится в течение 20 ближайших лет. (…) Я бы только приветствовал, если бы британцы попытались немного сдержать очередную волну польской эмиграции. Из нашей страны за последние восемь лет уехали два с половиной миллиона поляков, из которых целый миллион эмигрировал в Великобританию, и в этом для Польши нет ничего хорошего. (…) Польские предприниматели открывают свои фирмы в Великобритании в десять раз чаще, нежели в Польше. У нашего народа есть предпринимательская жилка, надо только создать для этого соответствующие условия. Мы будем стараться упростить экономические процедуры, стимулировать инвестиции и инновации», — Матеуш Моравецкий, вице-премьер и министр развития. («Жечпосполита», 29 сент.)
• «С минувшей среды вице-премьер Тадеуш Моравецкий руководит уже двумя ведомствами — министерством развития и министерством финансов. Он также возглавил вновь созданный Экономический комитет Совета министров (ранее существовавший в 1945-1950 и 1957-1969 гг. — В.К.). Таким образом, Моравецкому удалось сосредоточить в своих руках власть над финансами и экономикой страны». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 29 сент.)
• «Моравецкий обзавелся гораздо более мощными инструментами влияния, нежели те, которые гарантировала ему высокая партийная должность заместителя председателя ПиС. В лице 14 замминистров и 65 департаментов ему, в принципе, подчиняется всё, что хоть как-то связано с регулирующей ролью государства в экономике. Вдобавок, возглавляя ведомство по контролю над государственными финансами, он может сам решать, сколько денег ему нужно на реализацию своих планов и откуда их взять. Это стало возможным благодаря использованию юридической лазейки: поскольку Моравецкий не мог одновременно занимать две самостоятельные министерские должности, был создан гибридный пост “министра развития и финансов”, при сохранении самостоятельности обоих ведомств». (Павел Браво, «Тыгодник повшехный», 9 окт.)
• «У экономистов в головах не укладывается, что должность министра финансов, курирующего государственные финансы, вдруг оказалась в польском правительстве лишней, и теперь достаточно суперпремьера, который будет одновременно определять направления финансирования, совершать расходы и контролировать их». (Иоанна Сольская, «Политика», 5-11 окт.)
• «Польша поднялась на целых пять ступеней, заняв 36-е место в последнем рейтинге глобальной конкурентоспособности, составляемом Всемирным экономическим форумом. Это наш лучший результат за всю историю, однако мы по-прежнему находимся в промежуточной группе между странами, конкурирующими между собой в основном в области эффективности производства (а этот показатель тесно связан, в частности, с низкой стоимостью труда), и странами, конкуренция между которыми происходит главным образом в инновационной сфере. Из посткоммунистических стран Центральной и Восточной Европы нас опережают Эстония (30-е место), Чехия (31-е место) и Литва (35-е место)». (Хуберт Козел, «Жечпосполита», 29 сент.)
• «Наша экономика не понесла потерь в связи с санкциями, поскольку нам удалось найти другие, безопасные в политическом отношении рынки сбыта. И хотя в 2015 году, в самый разгар войны, ведущейся в области обмена санкциями, уровень экспорта в Россию был на 2,6 млрд евро меньше, чем в мирном 2012 году, однако общий уровень польского экспорта только по отношению к 2014 году вырос на 8,3%. С 2012 года он увеличивается в среднем на 13 млрд евро в год. Конфликт с Россией никак не влияет на эту динамику, поскольку потери от сокращения торговли на российском направлении восполняют другие страны». (Анджей Талага, «Жечпосполита», 21 сент.)
• «Польская авиакомпания ЛОТ получила согласие России на дополнительные перелеты над Сибирью. (…) С Россией была достигнута выгодная договоренность. (…) ЛОТ намерен развиваться, осваивая новые сообщения с Азией, а это связано с перелетами над Сибирью. (…) Польский перевозчик летает над Сибирью в Пекин и Токио, а с октября начнет доставлять пассажиров в Сеул». («Жечпосполита», 20 сент.)
• Польское морское судоходство располагает 59 судами: 34 зарегистрированы на Багамах, 14 — в Либерии, 7 — на Кипре, 3 — на Мальте, 1 — на Маршалловых Островах, а в Польше — ни одного. «“Если бы в соответствии с сегодняшними правилами наши суда перешли под польскую юрисдикцию, стоимость их содержания возросла бы на 70%”, — полагает Януш Нахаёвский, начальник административно-кадровой службы Польского морского судоходства». (Лешек Бай, Вадим Макаренко, Мариуш Рабенда, «Газета выборча», 22 сент.)
• «С 1 января новое военизированное формирование “Геологическая охрана” получит право ношения коротко- и длинноствольного огнестрельного оружия, наручников, дубинок, а также газовых баллончиков и парализаторов. В задачи новой структуры входит борьба с лицами, нелегально добывающими уголь и другие породы в рудниках, каменоломнях и карьерах. (…) “Геологическая охрана” станет частью нового учреждения — Государственной геологической службы, в распоряжение которой перейдет основная часть имущества Государственного геологического института. Это старейший научный институт в Польше, который через три года собирался отмечать свое столетие. (…) Ни в одной цивилизованной европейской стране геологические институты не объединяют с органами управления по добыче полезных ископаемых». (Анджей Кублик, «Газета выборча», 20 сент.)
• «По данным Главной комендатуры полиции, за минувшие полгода следственными органами было зафиксировано почти в четыре раза больше преступлений, связанных с получением взяток, чем год назад. Если за первые шесть месяцев прошлого года было выявлено 958 таких правонарушений, то в этом году их количество достигло 3,8 тысяч. Это больше, чем за весь 2015 год, когда случаев так называемой “пассивной коррупции” было чуть более 2 тысяч». («Жечпосполита», 27 сент.)
• «Европейская комиссия решила, что вступивший в силу 1 сентября закон о налоге на розничную торговлю нарушает правила государственной помощи, и рекомендовала приостановить действие закона (…). Согласно данному закону, польские фирмы ежемесячно выплачивали государству определенную часть выручки, полученной от розничной торговли, по трем разным ставкам. (…) “У комиссии имеются опасения, что применение прогрессивных ставок налога, основанных на размере дохода, приносит селективную выгоду предпринимателям с более низкими доходами и в связи с этим, согласно нормам ЕС, представляет собой разновидность государственной помощи». (Из Брюсселя Анна Слоевская, Петр Мазуркевич, «Жечпосполита», 20 сент.)
• «Министр финансов Павел Шаламаха во вторник приостановил действие нынешней редакции закона о налоге на розничную торговлю, вступившего в силу 1 сентября». (Анна Цесляк-Врублевская, «Жечпосполита», 21 сент.)
• 29% поляков положительно оценивают то, как правительство руководит компаниями, принадлежащими государственному казначейству. Зато 54% оценило качество управления отрицательно. 17% респондентов не смогли определиться с точкой зрения по данному вопросу. Опрос Института рыночных и общественных исследований от 23-24 сентября. («Жечпосполита», 27 сент.)
• «Более чем на 30 млрд злотых уменьшилась за последние 12 месяцев рыночная стоимость биржевых компаний, контролируемых государством. Дешевизна некоторых из них побила все рекорды». («Дзенник газета правна», 3 окт.)
• «Главный фондовый индекс Варшавской биржи за последние 12 месяцев снизился на 19,3%». («Газета выборча», 22 сент.)
• «Одновременно в двух, трех и даже пяти наблюдательных советах государственных компаний заседают люди из правящей партии». «Одно физическое лицо может состоять в наблюдательном совете только одной компании с участием Государственного казначейства либо органа территориального самоуправления, превышающем 50%. Это черным по белому записано в законе, действующим с 2000 года». (Томаш Юзвик, «Дзенник газета правна», 27 сент.)
• «Назначениями в управляющие органы компаний с участием Государственного казначейства занимается специальный совет по делам госкомпаний при премьер-министре Беате Шидло». (Артур Ковальский, «Наш дзенник», 5 окт.)
• «Массовое выявление случаев кумовства и политической протекции в государственных компаниях со стороны людей, близких к ПиС, — это в настоящий момент самая серьезная политическая проблема партии Ярослава Качинского, ставящая под удар состоятельность лозунга “Перемены к лучшему”. (…) Почти ежедневно мы узнаем об очередных персонажах, связанных с политиками из правящей партии, получивших хлебные должности в государственных компаниях либо заключивших с этими компаниями выгодные контракты. Медийным и политическим символом человека, который после выборов сделал головокружительную карьеру, не блистая при этом соответствующим образованием и опытом, стал Бартломей Мисевич, пресс-секретарь оборонного ведомства (…) и директор политического кабинета министра национальной обороны Антония Мацеревича. У 26-летнего Мисевича нет высшего образования. Он фармацевт, профессиональный опыт получил, работая в аптеке. (…) Одно время он был уполномоченным министра обороны по вопросам Экспертного центра контрразведки НАТО. (…) Поговаривают, что авторство шуточного лозунга “TKM” (“Tеперь, курва, мы”) принадлежит нынешнему маршалу Сейма Мареку Кухцинскому. (…) Сегодня это уже не столько “TKM”, сколько “Доходные перемены” (двойной парафраз выражения “Достойные перемены”, а также строчки песни “Отчизну свободную верни нам, Боже”, которая в шуточном варианте Анджея Дуды прозвучала как “Отчизну доходную верни нам, Боже” — В.К.) (Витольд Гловацкий, «Польска», 23-25 сент.)
• «Как показывает опрос Института рыночных и общественных исследований от 23-24 сентября, 43% поляков считают, что Антоний Мацеревич должен быть уволен с поста министра обороны». («Жечпосполита», 26 сент.)
• «Министр национальной обороны подчинил себе командование войсками территориальной обороны (другие рода войск подчиняются Генеральному командованию). (…) Сомнения вызывает правовое обоснование создания новых командных структур. Министерство обороны объясняет, что его прямой контроль над войсками территориальной обороны является временной мерой». («Жечпосполита», 27 сент.)
• «Во вторник поздно вечером, не предупредив официальный Париж, за неделю до визита в Варшаву президента Франсуа Олланда, правительство прервало переговоры с французской компанией “Airbus” о поставках в Польшу вертолетов “Caracal”. Для Олланда вертолеты “Caracal” были своего рода проверкой серьезности намерений нашей страны относительно выстраивания европейской политики в области обороны. (…) Франция, самая мощная военная держава Евросоюза, в контексте оборонительной политики отводила Польше особую роль, считая ее одной из немногих стран европейского сообщества, серьезно относящихся к вопросам обороны». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 6 окт.)
• «Президент Франции Франсуа Олланд отменил свой визит в Варшаву в связи со срывом по вине польской стороны переговоров по контракту с компанией “Airbus” на поставку 50 вертолетов “Caracal”». (1 программа Польского радио от 8 окт., цит. по памяти)
• «“Срыв переговоров по контракту серьезно повлияет на дипломатические отношения Франции и Польши, — сообщает агентство “Рейтер” со ссылкой на свой источник во французском МИДе. — Аннулирование контракта вынуждает нас пересмотреть характер нашего сотрудничества с Польшей в области обороны и уточнить, что останется в силе, а что нет”. Источник агентства “Блумберг” во французских дипломатических кругах также информирует, что пересмотрены будут все военные контракты с Польшей». (Бартош Т. Велицкий, «Газета выборча», 8-9 окт.)
• «Министр национальной обороны сообщил о том, что небо над Польшей будет охранять ракетная система “Пэтриот”. Это значит, что к 2019 г. оборонный концерн “Raytheon” поставит в Польшу две ракетных батареи. Еще шесть основательно модернизированных батарей прибудут в Польшу после 2020 года. Решение польского оборонного ведомства дало старт началу переговоров (…) об условиях контракта стоимостью 40 млрд злотых». («Жечпосполита», 7 сент.)
• «Армия готова к переговорам о поставках 1600 ракет “Пёрун” (“Молния”) и 400 пусковых установок. Расходы, связанные с заказом ракет, составят 1 млрд злотых. (…) Правительство решило, что в связи с уникальными техническими характеристиками инновационных ракет “Пёрун” их экспорт пока что будет запрещен. (…) Информация о боевых возможностях ракет “Пёрун” останется тайной. (…) Судя по некоторым параметрам, нам удалось исключительно своими силами создать противовоздушное оружие, превосходящее легендарные американские ракеты “Стингер” и российский ракетный комплекс “Игла”», — считает Анджей Кичинский, главный редактор журнала “Армия и техника”. (Збигнев Лентович, «Жечпосполита», 3 окт.)
• «В середине 2019 г. пройдут совместные маневры и обучение немецких и польских вооруженных сил в Польше и за нашей западной границей. (…) Польский бронетанковый батальон из 34-й бригады в Свентошуве был оперативно подчинен немецкой 41-й гренадерской бронетанковой бригаде, а один из немецких батальонов, в свою очередь — польской бронетанковой бригаде». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 15 сент.)
• «Генерал Бен Ходжес, командующий американскими вооруженными силами в Европе, на пресс-конференции в Варшаве подтвердил, что Конгресс США уже утвердил финансирование американской военной миссии в Европе. (…) Дивизия, направляемая в Польшу, (…) будет насчитывать 450 боевых машин и 4 тыс. военных. (…) В Ожише до конца апреля появится подразделение из 800 американских военных, которые образуют так называемую «рамочную» бригаду НАТО. Она будет дислоцироваться на Сувалкском перешейке — 104-километровом отрезке польско-литовской границы, где россияне могли бы отрезать нас от стран Балтии. В марте в нашей стране также разместится военно-воздушный батальон, оснащенный, в частности, вертолетами “Apache” и “Blackhawk”». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 3 окт.)
• «В пятницу в университете Витаутаса Великого в Каунасе состоялась польско-литовская конференция, приуроченная к 25-летию установления дипломатических отношений между Польшей и Литвой. (…) Ян Парыс, глава политического кабинета министерства иностранных дел Польши, заявил, что польским военным бывает сложно объяснить, почему они должны защищать Литву. “Парадоксально, но ситуация с польским меньшинством в Белоруссии куда лучше, чем в Литве”, — заявил Парыс. (…) “Не понимаю, как можно утверждать, что ситуация с правами человека в авторитарной стране, называемой «последней диктатурой Европы», лучше, чем при устойчивой демократии, каковой без сомнения является нынешняя Литва. Такие заявления оскорбляют присутствующих здесь литовцев”, — парировал высокопоставленный представитель литовского МИДа Роландас Качинскас». (Анджей Почобут, «Газета выборча», 19 сент.)
• «64,6% литовских поляков заявляют, что им нравится и даже очень нравится президент Владимир Путин. Критически относятся к нему только 11% респондентов. Об этом говорят результаты опроса, проведенного компанией “Baltijos tyrimai/Gallup” среди представителей национальных меньшинств Литвы». (Анджей Почобут, «Газета выборча», 22 сент.)
• «В рейтингах общественного доверия, в которых лидируют скандинавские страны (…), мы занимаем одно из последних мест, опережая лишь Болгарию, Кипр и Словакию. (…) Наше проблемы, связанные с низким уровнем доверия, вызваны, в частности, тем, что мы не усвоили правил честной игры, в соответствии с которыми побеждать нужно не за счет других. Любая теория общественного доверия гласит, что степень этого доверия растет прямо пропорционально пониманию граждан, что у их интересов есть защитники. А это происходит, когда работа правовой системы и органов правосудия характеризуется стабильностью. (…) Ситуация вокруг Конституционного суда — это совершенно ненужный скандал, подрывающий доверие граждан к основам права, а усугубляет ситуацию чудовищный механизм законотворчества, который представляется весьма произвольным. Вместо того, чтобы опираться на демократические процедуры поиска компромисса, механизм этот сводится к диктатуре парламентского большинства. (…) Другим элементом, ослабляющим доверие, выступают подозрения граждан в проявлениях кумовства в сфере госуправления. (…) С точки зрения гражданина, важным условием ощущения безопасности является уверенность в адекватности школьно-образовательной системы. Однако этот фактор нивелируется, когда в результате школьных реформ за парты садятся шестилетние дети, а гимназии ликвидируются», — проф. Петр Штомпка. («Жечпосполита», 10-11 сент.)
• «Мы не прививаем нашим гражданам ценностей определенной политико-правовой культуры, которую можно было бы назвать этикой гражданской ответственности. (…) Мне, как гражданину, хотелось бы, чтобы председателя Конституционного суда все не только знали, но и уважали. Своего рода лакмусовой бумажкой, подающей нашему обществу тревожный сигнал о слабости правосудия, я считаю реакцию масс-медиа на смерть судьи Станислава Домбровского, первого председателя Верховного суда, в 2014 году. Умер один из важнейших представителей третьей власти в Польше, а СМИ отреагировали на эту новость практически полным молчанием», — судья Барбара Пивник, бывший министр юстиции и генеральный прокурор. («Жечпосполита», 8-9 окт.)
• «История с Конституционным судом — это не пустяки. Это фундаментальный вопрос. Наши демократические общества держатся на независимости судей, и с этим нельзя шутить. (…) Мы не требуем, чтобы в каждой стране обязательно был свой Конституционный суд, но если уж он есть, то ему нужно обеспечить независимость. Это касается и других судов. (…) Настоящая идеологическая война происходит в этом мире не между христианством и исламом, капитализмом и социализмом, а между людьми, которые верят в открытое общество, и теми, кто настроен против него», — Франс Тиммерманс, первый заместитель председателя Европейской комиссии. («Газета выборча», 1-2 окт.)
• «Важнейший вопрос — приведение президентом к присяге трех судей, выбранных парламентом предыдущего созыва. (…) Хотелось бы подчеркнуть, что это абсолютно принципиальное условие сохранения независимости правосудия и его ключевой роли в предотвращении монополизации власти. (…) Уважение к суду — это основа демократии. (…) Чтобы американское общество и дальше одобряло нашу готовность защищать Польшу, она должна соответствовать образу страны, полностью поддерживающей фундаментальные демократические принципы. (…) Поговаривают о том, что Польша проиграна, что она идет по пути Турции и России. Мы знаем, что это неправда, и президент тоже знает об этом. Но мы также знаем, что в политике оценочные суждения становятся абсолютно реальным фактором, которому нужно противодействовать. (…) Конфликт в связи с назначением судей должен быть разрешен. (…) Появились опасения относительно свободы печати, независимости прокуратуры, статуса неправительственных организаций… (…) Эти опасения носят принципиальный характер, и правительство должно как можно быстрее решить знаковую проблему Конституционного суда, чтобы их развеять», — Том Малиновский, заместитель госсекретаря США. («Жечпосполита», 21 сент.)
• «Необходимо корректировать некоторые решения, но нельзя постоянно переворачивать их с ног на голову. А мы поступаем именно так. Сейчас мы полностью перестраиваем пенсионную систему, разрушаем здравоохранение. (…) Реформируя систему социального и медицинского обеспечения, мы ходим по кругу и в итоге возвращаемся к ситуации более чем двадцатилетней давности. (…) На первый взгляд перед нами сильная, крепкая, решительная власть, которая знает, чего хочет и куда идет. В действительности же она все интенсивнее приводит в движение процессы, которых не в состоянии контролировать и как-то ими управлять. У нее есть определенные цели, однако средства, которые власть использует, не способствуют достижению этих целей. У меня складывается ощущение, что в большинстве случаев мы наблюдаем весьма активную, но при этом хаотичную деятельность. Кто управляет Польшей? Становится все более очевидным, что страной управляет хаос. А в этом случае экономическая деятельность осложняется таким уровнем нестабильности, что люди начинают больше беспокоиться о минимизации потерь, нежели об умножении выгоды. Именно поэтому предприниматели инвестируют свои деньги реже, чем раньше, хотя правительство и провозгласило своей ключевой задачей увеличение инвестиционных капиталовложений», — Ежи Хауснер, бывший вице-премьер и член Совета денежной политики. («Дзенник газета правна», 19 сент.)
• «История учит, что революция должна продолжаться несколько лет, чтобы в стране произошли действительно реальные и глубокие изменения. Мы руководим Польшей всего десять месяцев. Однако первые позитивные результаты нашей работы уже заметны. Я положительно оцениваю этот неполный год», — Ярослав Качинский. («Газета Польска цодзенне», 5 окт.)
• «Наше будущее находится в руках человека, который в своей жизни не путешествовал, не знает иностранных языков, не знает и не понимает, как устроен мир, и какие процессы в нем происходят», — Паулина Вильк. («Газета выборча», 10-11 сент.)
• «После 1989 года мы могли предъявлять к нашему государству разные претензии, но оно все-таки развивалось, вступило в ЕС и НАТО — и все это летит к черту из-за одного маньяка. Он — маньяк, поскольку продолжает настаивать, что его брат погиб в результате покушения. Он — маньяк, поскольку заботится только о своих интересах, а не об интересах Польши. Он — маньяк, поскольку пытается построить авторитарное государство и стать его единоличным властителем. (…) Наш вождь хочет, как он сам говорит, навести порядок. (…) В любой стране можно обнаружить такую группировку, как Национально-радикальный лагерь, но только у нас он действует абсолютно безнаказанно. (…) Им позволено выкрикивать на улицах все, что угодно, избивать людей. Более того, разрешая такие вещи, правительство еще и создает себе из этих молодчиков боевые отряды, поэтому все это очень опасно. (…) Господин президент называет их “патриотами”. (…) Они фальсифицируют историю. Оскорбляют Валенсу. Прямо на улице Вейской, перед кафе “Чительник” появился плакат «“Гражданская платформа” — предатели Родины!». (…) Министр культуры Глинский, профессор, убирает из учреждений культуры тех, кто ему не нравится — а это как раз то, чего министр культуры не имеет права делать. (…) Нам создают полицейское государство. Зёбро предлагает давать пять лет тюрьмы за махинации с НДС. (…) И еще говорят, что в Польше демократия, раз можно собираться на улице, и никто не стреляет в демонстрантов. (…) Пока это всё игрушки. А что будет дальше? (…) То, что происходит сейчас в Польше — это безумие, не поддающееся пониманию. Как и в случае с Мандельштамом, непонимание выступает здесь признаком здоровья. Мир неисправим, как писал Монтень. Люди не равны, они отличаются друг от друга и интеллектом, и отношением к морали», — Юзеф Хен. («Газета выборча», 8-9 окт.)
• «Около 12 тыс. человек — значительно меньше, чем перед отпускным сезоном — приняли участие в варшавской демонстрации Комитета защиты демократии, прошедшей под лозунгом “Одна Польша — долой разобщение!”. (…) Манифестацию в столице провели также профсоюзы сферы здравоохранения (десятки тысяч демонстрантов), по всей стране также прошли “черные протесты”, причиной которых стал обсуждаемый в Сейме законопроект о полном запрете абортов». («Тыгодник повшехный», 2 окт.)
• «Около 98 тыс. человек по всей стране приняли участие в 143 акциях так называемого “черного протеста”, сообщил главный комендант полиции Ярослав Шимчик. По данным организаторов, количество участников манифестаций могло достигать 150 тысяч. Полиция по всей стране зафиксировала только семь мелких инцидентов, связанных с нарушением порядка». («Газета выборча», 5 окт.)
• «Размах и массовость Всепольской забастовки женщин удивили не только правящую партию. Забастовка женщин, состоявшаяся в понедельник, была организована достаточно спонтанно. Протест охватил не только самые крупные города — на улицы вышли также жители небольших населенных пунктов. (…) Забастовка женщин прошла в понедельник, в рабочий день. Не все, кто поддерживал эту идею, имели возможность участвовать в акции лично. (…) Интернет наводнили фотографии из офисов, школ и фирм, где целые коллективы пришли в этот день на работу во всем черном. (…) На время забастовки женщин во многих городах был закрыт целый ряд фирм и организаций, в частности, рестораны, культурные учреждения, пункты оказания услуг, включая автомойки». (Магдалена Островская, «Трибуна», 5-6 окт.)
• «“То, что мы отклонили общественный законопроект о либерализации абортов, было нашей ошибкой”, — признал вчера на заседании парламентской фракции ПиС ее руководитель Рышард Терлецкий. (…) В воскресенье министр иностранных дел Витольд Ващиковский презрительно отозвался о готовящейся манифестации: “Пусть развлекаются, если считают, что в Польше нет более серьезных проблем”. (…) “Хочу сказать четко и ясно: правительство ПиС не разрабатывало и не разрабатывает никакого законопроекта, связанного с изменениями закона о запрете в Польше абортов. Такой работы мы не ведем”, — заявила вчера премьер-министр Беата Шидло». (Агата Кондзинская, «Газета выборча», 5 окт.)
• «После “черного протеста”, приобретшего неожиданный размах, события стали развиваться с удивительной быстротой: слово взяли епископы, ПиС отказался от заявленной ранее подготовки собственных законопроектов, а созванная после обеда в срочном порядке и без предварительного согласования парламентская Комиссия правосудия и прав человека неожиданно одобрила заявление об отклонении законопроекта “Стоп абортам”. Все это произошло непосредственно перед дебатами в Европейском парламенте о соблюдении прав женщин в Польше». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 6 окт.)
• «Жизнь каждого человека является абсолютной и неприкосновенной ценностью; епископы напоминают, что не поддерживают законопроектов, предусматривающих наказание женщин, совершивших аборт», — говорится в официальном сообщении Конференции Епископата Польши, обнародованном в среду 5 октября. (по материалам «Жечпосполитой» от 6 окт.)
• «Депутат Кристина Павлович из фракции ПиС в ходе заседания парламентской Комиссии правосудия и прав человека, состоявшегося 5 октября, объявила: “Своим сегодняшним заявлением Епископат уполномочил нас отклонить законопроект”». (Петр Гадзиновский, «Трибуна», 7-9 окт.)
• Вчера депутаты большинством голосов отклонили общественный проект закона о полном запрете абортов. «За отклонение общественного законопроекта “Стоп абортам”, подготовленного институтом “Ordo Iuris” проголосовали 352 депутата, против — 58, из них более половины принадлежали к фракции ПиС. (…) “Мне непонятно поведение коллег из ПиС. Вы всегда твердили об охране жизни, а теперь отказываетесь от своих слов. Вы лжете”, — заявила Геновефа Токарская, депутат от крестьянской партии ПСЛ. (…) Иоанна Банасюк с парламентской трибуны убеждала депутатов, что вокруг законопроекта появилось множество мифов: “Вы полностью исказили мою позицию, о которой я заявила две недели назад”». (Якуб Оворушко, «Польска», 7-9 окт.)
• «46 членов фракции ПиС не послушались своего лидера во время голосования по законопроекту о полном запрете абортов». «Ярослав Качинский лично убеждал депутатов ПиС, почему сейчас они должны отклонить общественный законопроект о полном запрете абортов. (…) Убедить удалось не всех. 32 депутата ПиС проголосовали не так, как он хотел, 9 воздержались, а пятеро вынули свои карты для голосования, хотя и оставались в зале заседаний». (Агата Кондзинкая, «Газета выборча», 8-9 окт.)
• «На сайте “Гостя недзельного”, самого популярного еженедельника в Польше, размещены целых четыре материала относительно дебатов об абортах и ПиС. “Такого парада лжи, цинизма и презрения к собственным избирателям, который устроили политики ПиС, давно уже не было в польском парламенте”, — так начинает свою статью “Верх лицемерия” Анджей Граевский. (…) “Маски сброшены”, — заявляет публицист Войцех Тейстер. По его мнению, ПиС охраняет жизни зачатых детей только на словах и “несет ответственность за убийства польских детей в результате абортов в той же степени, что и ранее «Гражданская платформа»”. (…) Не слишком выбирает выражения портал “Polonia Christiana”: “Депутаты от ПиС, неизменно ссылающиеся на наставления католической Церкви, (…) явно испугались манифестаций вульгарных аборционисток и европейских леваков. Правящая партия обманула своих избирателей и предала обреченных на смерть детей”». (Себастьян Кляузинский, «Газета выборча», 8-9 окт.)
• «“Люди почувствовали в себе силу и полны решимости. Я не исключаю даже всепольской забастовки учителей”, — заявляет Славомир Броваж, председатель Союза польских педагогов (СПП). В организованных вчера СПП пикетах против запланированной правительством реформы образования, предусматривающей введение (читай: возвращение — В.К.) восьмилетней начальной школы, ликвидацию гимназий и увеличение срока обучения в лицеях и техникумах на год, участвовало по всей стране более 25 тыс. человек», — Ольга Шпунар. «На фотографиях, сделанных во время манифестации, видны транспаранты с такими, например, надписями: “Нет школе времен ПНР”, “Не хочу возвращения в ПНР”». («Газета выборча», 11 окт.)
• «Некоторые действия людей из ПиС абсолютно неприемлемы. Если “Гражданская платформа” растаптывала и предавала определенные этические ценности, то теперь у меня складывается впечатление, что люди из ПиС растаптывают человеческое достоинство и вообще не собираются считаться с мыслями, чувствами, желаниями и потребностями человека, и в первую очередь не собираются считаться с его правами. Для нас, представителей Церкви, это сигнал, призывающий быть рассудительными, не дать себя обольстить, не сотворить кумира из какой-либо политической ориентации, программы, а уж тем более политической партии», — о. Анджей Чая, епископ Опольский. («Газета выборча», 21 сент.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 29%, «Современная» — 25%, «Граж¬дан¬ская платфор¬ма» — 13%, Кукиз’15 — 10%, Коалиция левых сил — 5%, «Вместе» — 5%, крестьянская партия ПСЛ — 3%, КОРВиН («Коалиция обновления Республики – вольность и надежда») — 3%. О своем намерении участвовать в выборах заявили 57% респондентов. Опрос Института рыночных и общественных исследований от 29 сентября. («Жечпосполита», 31 авг.)
• «Режим личной власти лидера партии, которая располагает большинством в парламенте и лояльным президентом, стал реальностью», — проф. Антоний Дудек. («Газета выборча», 10 окт.)
• «Президент Дуда и премьер-министр Шидло (…) по-прежнему возглавляют рейтинг доверия ЦИОМа. (…) Президенту доверяют 59% опрошенных, не доверяют — 29%. Беате Шидло доверяет половина респондентов, 34% участников опроса, напротив, не питают к ней доверия. Третье место занимает Павел Кукиз: ему доверяют 47% опрошенных, не доверяют — 24%». («Газета выборча», 24-25 сент.)
• «С глубокой скорбью я прощаюсь с Анджеем Вайдой, величайшим художником в истории польского кино, одним из создателей польской киношколы, режиссером, который в своих картинах представил исторический опыт нашего народа и по-новому прочитал канон польской литературы, придав судьбам поляков новый смысл и универсальное значение, лауреатом престижнейших кинематографических наград мира (…) и многочисленных международных кинофестивалей (…), кавалером ордена Белого Орла, ордена Возрождения Польши, французского ордена Почетного Легиона и многих других наград. Президент Республики Польша Анджей Дуда». («Жечпосполита», 11 октября)
• На похоронах Шимона Переса «будет присутствовать Анджей Дуда, президент страны, из которой — с учетом тогдашних границ — происходил Шимон Перес. Будущий президент Израиля, получивший при рождении имя Шимон Перский, появился на свет в 1923 году в Вишневе, в Новогрудском воеводстве (ныне — территория Белоруссии). (…) Польша, заявил Дуда, — это родина большинства еврейских партий, ставших впоследствии израильскими. 61 из 120 депутатов Кнессета первого созыва происходил из нашей страны. Шимон Перес — последний из великих израильских политиков, родившихся на территории Польши. Его место в истории по праву находится рядом с такими польскими израильтянами, как Давид Бен-Гурион и Менахим Бегин». (Ежи Хащинский, «Жечпосполита», 29 сент.)
• В понедельник Анджей Дуда выступил на саммите ООН по проблеме беженцев и иммигрантов. «“Масштабы миграции огромны, в Польше находится около миллиона экономических мигрантов, в свою очередь, из Польши уехало на Запад около двух миллионов поляков”, — заявил президент Польши». («Газета выборча», 20 сент.)
• Решением Совета Европейского союза «с 6 октября в Варшаве начинает свою работу Европейское агентство пограничной и береговой охраны. Его сотрудники могут быть направлены на проблемный участок границы Шенгенской зоны даже без согласия страны, на территории которой этот участок расположен». («Жечпосполита», 20 сент.)
• «Кардинал Казимеж Ныч в ходе экуменической молитвы 1 октября сказал, что “помощь беженцам — это великое испытание и проверка нашей веры” и призвал “не усыплять свою совесть, заявляя, что это не беженцы, а всего лишь мигранты”. “Не станем ретушировать Евангелие, склоним свои головы в память о тех, кто шел в Европу и не попал в нее”, — добавил Ныч. (…) Глава Конференции Епископата Польши архиепископ Станислав Гондецкий заявил: “Евангелие призывает каждого из нас, в особенности сегодня, когда многие беженцы переживают трагедию войны и угрозы своей жизни, прийти к ним на помощь, проявить христианское гостеприимство”». (Катажина Вишневская, «Газета выборча», 7 окт.)
• «Суд Воломина приговорил Яся Капелю, поэта и публициста, к штрафу в размере 500 злотых (…) за “оскорбление польского народа”. (…) Поэт переработал государственный гимн, изменив в нем четыре строки и припев: “Марш, марш, беженцы, / в Польшу прорвитесь пешими, / с народом и страною / жить одной судьбою”». («Газета выборча», 11 окт.)
• Должна ли Польша впускать больше трудовых мигрантов? “Нет”, — ответили 79,1% респондентов, “да”, — считают 11%, “трудно сказать, не знаю”, — 9,9%. В ответ на вопрос, из каких стран Польша должна принять трудовых мигрантов, 87,5% опрошенных назвали Украину, 62% — Белоруссию, 33,3% — Россию, 21,5% — Вьетнам, 16,8% — Китай, 13,8% — Сирию, 8,8% — Афганистан, 1,8% — Ирак. Опрос исследовательского института “Danae”. («Жечпосполита», 12 сент.)
• «В текущем году увеличилось количество инцидентов, связанных с избиениями. Так, побои были нанесены группам украинцев в Кутно, Познани (четыре случая), Белостоке и Андрухове. (…) Нарастающая волна вербальной и даже физической агрессии в отношении “чужих” является следствием реализуемой со все большим размахом политики в области истории. Согласно ее ключевым постулатам, только мы, поляки, были и остаемся жертвами агрессии и происков наших злобных соседей, зато наша многовековая экспансия на восточные территории несла соседним народам одно лишь благоденствие в виде польской культуры и римско-католической веры», — Эугениуш Чиквин, главный редактор. («Пшеглёнд православный», октябрь)
• «“Я живу здесь с 90-х годов, но впервые вижу такой рост агрессии”, — говорит Ярослав, украинец из Пшемысля. “Сын постоянно приходит домой с рассказами о том, как гнались за его знакомой, избивали одного приятеля и обзывали другого. Только за то, что они украинцы. (…) “Реконструкция Волынской резни только подогрела эмоции, — говорит Романа Золотнюк. — Зверя выпустили из клетки. Ожила память о сгоревших деревнях. (…) Вернулся страх. (…) Я все чаще ловлю себя на том, что мне страшно говорить на улице по-украински. (…) Я перестала беседовать с поляками о польско-украинских отношениях. (…) Зато во весь голос заговорили поляки — стойкие и храбрые. Поляки, которым нужен враг. (…) “Сначала была церковная служба, потом (…) мы отправились на кладбище, чтобы возложить цветы на могилы украинских солдат, — рассказывает 28-летний Петр Куцаб. (…) Их ярость вызвала рубашка отца. Это была черная вышиванка с красным шитьем. Обычная украинская национальная одежда. (…) Я поспешил отцу на помощь. Я говорил им: «Это мой папа, оставьте его в покое». Кто-то пнул меня ногой в спину. (…) Они сорвали с отца рубашку, а потом и повязку с цветами украинского национального флага. (…) Обрывки рубашки валялись на улице. Отец был сам не свой, расстроенный, полуголый”. (…) “Глаза тех, кто напал на нас во время процессии, были налиты кровью, — вспоминает украинец из Пшемысля. — (…) Глаза полицейских долгое время смотрели в другую сторону. Мои глаза были мокрыми от бессилия”. И добавляет: “С того момента я постоянно задаю себе вопрос: неужели мы снова идем к катастрофе, после которой останется жгучее чувство стыда, а следующие поколения будут возлагать друг на друга вину за нее?”». (Конрад Ожендек, «Газета выборча», 29 сент.)
• «Главной причиной геноцида на польских окраинах стало увлечение людей идеями крайнего национализма. (…) Фильм “Волынь” не направлен против украинцев. Этот фильм показывает, к чему может привести крайний национализм. А это уже чертовски актуально. (…) Действие фильма “Волынь” заканчивается в 1943 году. Это авторский фильм, своего рода эпос. (…) История, к сожалению, изобилует примерами того, на что способен человек, вооружившийся соответствующей идеологией и дающий согласие — пусть даже и молчаливое — на совершение преступлений. (…) Я надеюсь, что хотя бы часть украинцев посчитает этот фильм правдивым», — Войцех Смажовский, режиссер фильма «Волынь». («Политика», 21-27 сент.)
• «13 августа о. Яцек Мендляр написал у себя в Фейсбуке: “Заклятые враги католической Церкви, заклятые враги всего мира — это еврейский империализм и масоны. Как правило, они действуют сообща, более того, высокопоставленные масоны чаще всего являются евреями. И те, и другие — враги Христа. Они ненавидят его так же сильно, как ненавидят христиан”. 16 августа репортер Войцех Тохман призвал администрацию Фейсбука удалить скандальный пост, вызвавший широкий резонанс. В ответ он услышал, что запись не нарушает правил сетевого сообщества». (Магдалена Кичинская, «Тыгодник повшехный», 25 сент.)
• Белостокская прокуратура закрыла дело о возбуждении ненависти о. Яцеком Мендляром во время проповеди в Белостоке, где священник служил мессу, посвященную годовщине Национально-радикального лагеря. «Прокурор Марек Чешкевич, возглавляющий Окружную прокуратуру в Белостоке, в качестве обоснования такого решения указал, что священник ссылался на исторические и библейские источники, а также приводил примеры преступлений евреев во время египетского рабства. (…) Национальная прокуратура не собирается предпринимать никаких служебных действий относительно решения Белостокской прокуратуры». (Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 29 сент.)
• «Сегодня антисемитизм стал популярной общественной позицией. И меня это приводит в ужас. К примеру, когда люди сжигают чучела евреев. (…) Нынче принято делить поляков на хороших и плохих. Хорошими считаются те, кто слушает о. Рыдзыка либо ходят на марши Национально-радикального лагеря», — Рышард Бугайский, режиссер. («Польска», 23-25 сент.)
• «Суд стал на сторону учительницы, которую притесняли за то, что она сняла крест, висевший в учительской». «Трудовой суд в Ополе (…) пришел к выводу, что директор школы (…) нарушила ст. 18 Трудового кодекса, в которой говорится о равенстве работников в их отношениях с администрацией. (…) “В своем решении судья ссылался на показания моих коллег, — рассказывает притесняемая учительница, — которые даже в суде утверждали, что у меньшинства нет никаких прав, и оно обязано подчиняться большинству». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 20 июня)
• Высказывания Божены Решки, директора начальной школы в поселке Гершвальд под Ольштыном: «Только католик может быть настоящим поляком», «Это польская школа, и флаг Евросоюза мне не нужен», «Мы, католики, не будем подчиняться меньшинству», «Задача учителя — поддерживать авторитет священника», «Где же еще мы узнаем правду, как не в храме». (по материалам «Газеты выборчей» от 29 сент.)
• «По данным полиции, в 2015 году в среднем каждые 7,5 часов в Польше совершалось преступление по этническим, религиозным или расовым мотивам. Это на 40% чаще, чем в 2014 году. (…) В Пшемысле чернокожий мальчик, игравший с другими детьми, подвергся оскорблениям со стороны белого мужчины, который вышвырнул ребенка с игровой площадки. Почти все инциденты подобного рода происходят прямо на улицах наших городов. (…) Свидетели таких нападений, как правило, не реагируют. (…) Все начиналось с “патриотических” маршей в дни национальных праздников. (…) Сегодня манифестации откровенно профашистских организаций уже никого не удивляют», — Ян Менцвель. («Газета выборча», 10 окт.)
• «Националистическая идеология возвращается. Растет страх перед беженцами и террористами. Масс-медиа буквально сочатся кровью. Сцены жестокости становятся неотъемлемой частью повседневной жизни. В таких условиях школа обязана противодействовать этим тенденциям, воспитывая людей в духе эмпатии, толерантности и партнерства, интеграции и взаимодействия с другими культурами. Однако обещанные «перемены к лучшему» в системе польского образования ведут к диаметрально противоположному результату. Мы начинаем пропагандировать в школах наше национальное превосходство, пугать учеников врагами Польши, идеализировать гибель за родину», — Кристина Старчевская. («Ньюсуик Польска», 26 сент. — 2 окт.)
• «Как же легко перейти эти границы, создав целую систему, в основе которой лежит зло — стоит только некоей политической силе прийти к власти и поддаться этому искушению. Для этого не нужна армия подонков. Достаточно взять на работу в органы безопасности несколько необразованных молодых людей, дать им немного власти, создать хорошие условия для жизни и подождать полгода. Вы получите преданных функционеров, которые пойдут за вами в огонь и воду. И внушить им можно будет все, что угодно», — Петр Липинский. («Газета выборча», 29 сент.)