Хроника (некоторых) текущих событий

• «Польша нуждается в радикальной перестройке», — Ярослав Качинский, председатель партии «Право и справедливость». («До жечи», 6-12 февр.)
• «Еженедельник “В сети” наградил председателя ПИС почетным титулом “Человек Свободы”. “Поляки чувствуют себя свободными благодаря премьеру Ярославу Качинскому”, — убеждала собравшихся в зале Национальной филармонии премьер Беата Шидло». (Дариуш Цвикляк, «Ньюсуик Польска», 30 янв. – 5 фев.)
• «Ярославу Качинскому самому не раз приходилось отвоевывать для себя свободу. (…) Сильной стороной Ярослава Качинского всегда было и остается его великолепное знание страны. (…) Кажется, это единственный польский лидер, у которого есть своя точка зрения абсолютно на всё — от внешней политики до образования. (…) Ярослав Качинский — это безусловный авторитет, гарант того, что всё идет в нужном направлении. (…) Его воля воплощается в реальных делах, решениях, законах. (…) И благодаря им наша реальность меняется», — фрагменты торжественной речи Петра Зарембы. («В сети», 30 янв. — 5 февр.)
• «Я хотела бы поблагодарить премьера Ярослава Качинского (…), который помог мне понять, что такое свобода», — премьер Беата Шидло. («В сети», 30 янв. — 5 февр.)
• «Мы должны помнить, что даже фундаментальные человеческие свободы — свобода слова, свобода совести — находятся сегодня в опасности. С болью приходится констатировать, что свобода в Европе, особенно на западе от наших границ, превратилась в свою противоположность. Сторонники политкорректности сначала прибегали к репрессивным мерам избирательно, как говорят социологи, но уже пару лет назад перешли к репрессиям жестким, на государственном уровне. И сегодня за нарушение навязанных извне правил человеку грозит уголовная ответственность. Попытка навязать эти ограничения была предпринята и в нашей стране, в последние два года правления «Гражданской платформы». Но эта попытка провалилась», — фрагмент выступления Ярослава Качинского на церемонии вручения премии «Человек Свободы — 2016». («В сети», 30 янв. — 5 февр.)
• «Речь идет о человеке, который говорит то, что хочет услышать обездоленная часть народа, аргументы которой раньше никого не интересовали. Я этих людей прекрасно понимаю, поскольку сам являюсь воплощением таких же комплексов. (…) Председатель правящей партии, который сидит перед телевизором в домашних тапочках, смотрит родео и поглаживает кота. (…) Скромность человека, о котором идет речь, его равнодушие к материальному миру, делают из него вымышленного персонажа, живущего одними лишь химерами своего сознания. (…) Мы слишком долго были уверены, что все вокруг думают так же, как и мы, что наш мир настолько замечателен, что все остальные должны быть от него в восторге. Нам казалось, что это мир, где для любого есть место. (…) Утешаться можно одним — вопреки тому, что они о нас говорят, мы им на самом деле очень нужны. Без второго сорта не бывает первого. Они существуют, пока существуем мы. Нужно ведь на кого-то направлять агрессию. И что бы они без нас делали?», — Анджей Стасюк. («Ньюсуик Польска», 19 дек. — 1 янв.)
• Ярослав Качинский «сам говорит, что нет ничего важнее политической воли — это она имеет решающее значение, а вовсе не институционально-правовой порядок. Качинский таким образом пытается бороться с препятствиями на своем пути. Одним из таких препятствий является закон, и потому Качинский пробует демонтировать правовую систему. По той же причине ему не нравится местное самоуправление, так что он покушается и на него. Видно, что ПИС пытается утвердиться во многих сферах, всюду навязав свое так наз. контрреволюционное политическое видение. (…) Сегодня в Польше сложилась система, которую можно назвать парламентской диктатурой. В Сейме заправляет простое большинство, ведущее себя так, будто оно не простое, а конституционное, и на этом основании может принимать любые решения относительно основ правопорядка. (…) Из-за происходящего в нашей стране ЕС постепенно перестает относиться к нам всерьез. Мы сами себя изгнали из Западной Европы», — проф. Павел Шпевак. («Польска», 27-29 янв.)
• «Несколько определяющих признаков фашизма мы можем отчетливо увидеть в сегодняшней Польше. Во-первых, авторитаризм. Во-вторых, национализм. И в-третьих, вождизм. Вождь стоит выше государства и выше закона. (…) Что-то подобное у нас и происходит. Все решения принимает орган, не фигурирующий в конституции, а именно —господин Ярослав Качинский. (…) Ни одна правящая сила в Польше не прибегала к такой омерзительной риторике в отношении своих политических противников, какую ныне позволяет себе ПИС. Это фашистская риторика. С ее помощью ПИС начал делить людей на сверхлюдей и недолюдей. (…) Дескать, есть худший и лучший сорта поляков. (…) Такое отношение к вопросам суверенитета — еще один фундаментальный элемент фашистского государства», — проф. Роман Кузняр. («Политика», 18-24 янв.)
• «Я не согласен с мнением Романа Кузняра. Фашизм (…) — это однопартийная система, отсутствие легальной оппозиции и единая, навязываемая силой идеология. (…) Мой диагноз другой. Ярослав Качинский строит авторитарное государство, где центральный орган власти (которым сейчас является он сам) решительно доминирует над другими властными структурами Речи Посполитой, а также над обществом. Многие институты в таком государстве носят показной характер, о настоящем разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную речи не идет, а оппозиция, чье право на существование вроде бы не оспаривается, не может на равных конкурировать с правящим лагерем. Если же она начинает представлять для власти опасность, против оппозиции используется государственный аппарат, сила закона (всегда интерпретируемого в пользу власти), а также манипуляции на выборах», — проф. Александр Халл. («Политика», 1-7 фев.)
• «Проблема Польши — это не ПИС, не Качинский, а люди, которые за них голосуют. Это та часть народа, которая постоянно чувствует себя обиженной и недовольной. И среди этих недовольных очень много представителей духовенства. Католическая церковь, которая в эпоху ПНР сыграла важную роль в формировании движения за независимость, после падения коммунизма надеялась, что в демократической Польше займет привилегированную позицию. (…) Вместо этого епископы увидели, что Польша стала светским государством, где Церкви отведена роль одного из участников игры. А этого, судя по нынешнему поведению Церкви, явно не хватает для удовлетворения амбиций духовенства», — проф. Норман Дэвис. («Ньюсуик Польска», 16-22 янв.)
• «По данным ЦИОМа (опрос, проведенный в октябре 2016 г.), 7% поляков считают себя националистами, а 17% поддерживают деятельность таких организаций, как “Национально-радикальный лагерь” и “Молодежь всея Польши”. Еще более многочисленная группа (от 30 до 40% поляков) разделяет классические взгляды “эндеков” (сторонников “национальной демократии”), то есть неприязнь к евреям и убежденность, что католицизм — это суть польского характера. Каждый третий опрошенный считает, что евреи оказывают чересчур сильное влияние на дела нашей страны (противоположного мнения придерживаются 37% респондентов), а 38% участников опроса полагают, что настоящий поляк должен быть католиком (не согласны с этим 52% респондентов). Три четверти опрошенных считают, что (…) на протяжении нашей истории мы поступали благороднее, нежели другие народы (не согласен с этим каждый пятый респондент). По мнению 76% участников опроса польский народ страдал чаще других (противоположное мнение высказали 14% анкетированных). Почти половина респондентов (44%) убеждена, что у поляков больше достоинств, чем у других народов, а каждый десятый — что мы не должны вступать в близкие отношения с представителями других национальностей». («Политика», 18-24 янв.)
• «Больные, умирающие животные, и даже их разлагающиеся трупы, неухоженные клетки, в которых нет питьевой воды — такая картина царит на многих польских фермах норок, лис, шиншилл и енотов. Об этом говорится в отчете Фонда международного движения в защиту животных “Viva!”. Отчет появился в результате расследования, проведенного активистами фонда в 2014-15 годах на 40 с лишним фермах из 700 зарегистрированных в Польше. (…) По количеству животных, разводимых ради меха, Польша находится на втором месте в Европе. Ежегодно у нас убивают 8 млн таких животных». (Виктор Ферфецкий, «Жечпосполита», 31 янв.)
• «Столичная полиция опубликовала несколько десятков фотографий участников легальной акции протеста у здания Сейма в ночь с 16 на 17 декабря. Эта публикация, озаглавленная “Помогите опознать этих людей”, размещена рядом с информацией о преступниках, задержанных за скупку краденого и разбой, а также о воре, укравшем 20 кг лосося». (Дариуш Цвикляк, «Ньюсуик Польска», 23-29 янв.)
• «“Полиция идентифицировала уже 80 человек, принимавших участие в акции протеста перед Сеймом в Варшаве. Большая просьба к людям на фотографиях самим прийти в полицию с целью установления их личности”, — говорит министр внутренних дел Мариуш Блащак, добавляя, что эти люди должны ответить за нарушение закона. Министр также проинформировал, что полиция установила личности 22 человек, участвовавших в акции протеста в Кракове». (Лукаш Возьницкий, «Газета выборча», 19 янв.)
• «В понедельник в варшавской Окружной прокуратуре были допрошены два человека, принимавшие участие в акции протеста перед Сеймом в ночь с 16 на 17 декабря минувшего года. Прокуратура предъявила им обвинения. (…) Представители оппозиционных партий, протестовавшие в тот вечер в зале пленарных заседаний Сейма, решили защитить активистов, вызываемых на допросы. Первая группа состояла из 12-13 человек. Им обеспечили консультацию адвоката, а также инструктаж относительно того, как себя вести перед следователями, рассказывает Лукаш Залевский из депутатского бюро Анджея Халицкого (“Гражданская платформа”). (…) Похожую тактику взяла на вооружение партия “Современная”. Ее адвокат в понедельник представлял интересы допрашиваемых. (…) Варшавские адвокаты охотно помогают активистам, вызываемым на допросы. (…) Оказать бесплатную юридическую помощь вызвались около 15 адвокатов». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 24 янв.)
• «Кристина Богуцкая будет уже пятым человеком, который понесет уголовную ответственность за участие в антиправительственных акциях 16 и 17 декабря. (…) “Я не признала своей вины, потому что не сделала ничего плохого. Я всего лишь выразила свое мнение относительно польских СМИ, в частности, телевидения, и только”, — сказала после допроса Богуцкая». (Лукаш Возьницкий, «Газета выборча», 27 янв.)
• «16 декабря тотальная оппозиция, как она сама себя называет, была готова полностью дестабилизировать работу парламента, парализовать государство и сменить правящий строй. (…) Сегодня можно с уверенностью сказать, что оппозиция потерпела поражение, и что силы, которые собирались захватить в Польше власть, полностью себя скомпрометировали», — премьер-министр Беата Шидло. («Газета польска», 25 янв.)
• В опубликованном во вторник отчете “Amnesty International” «раздел, посвященный Польше, начинается так: “В июне 2016 года Польша приняла «драконовский» закон о борьбе с терроризмом, закрепляющим в повседневной правоприменительной практике положения, которые обычно действуют исключительно при наступлении чрезвычайных обстоятельств. (…) Новый закон создает условия, благоприятствующие нарушениям следующих прав и свобод: права на личную безопасность, на уважение частной жизни, на открытый и добросовестный процесс, свободы высказываний и мирных собраний, а также свободы от дискриминации». (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 18 янв.)
• «Проект нового закона о Национальном совете правосудия (НСП) вызвал настоящую бурю. Министр юстиции хочет, чтобы судей в НСП избирал парламент. (…) В понедельник в столице прошли встречи представителей судейского сообщества — в общей сложности в Варшаву приехали свыше 300 судей со всей Польши. Сначала на совещание собрались представители апелляционных и окружных судов, а затем началось чрезвычайное заседание Национального совета правосудия. (…) В понедельник на официальном сайте НСП было размещено заключение Исполнительного совета Европейской сети советов правосудия (EССП) о законопроектах, представленных польским правительством. Заключение было подготовлено в понедельник 30 января в Брюсселе по ходатайству НСП. (…) Стандарты ЕССП, применяемые во многих сферах, не были соблюдены, а подготовленные законопроекты не служат укреплению правосудия, говорится в заключении». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 31 янв.)
• «Принятие нового законопроекта приведет к однозначной политизации Национального совета правосудия, а также лишит судейское самоуправление возможности влиять на представление кандидатов в судьи», — пишет НСП в обоснование своей позиции. (Эва Седлецкая, «Газета выборча», 31 янв.)
• «Национальный совет правосудия на самом деле является не только представительным органом судейского сообщества, но в первую очередь конституционной структурой, состоящей в том числе и из политиков. Вряд ли его можно назвать сугубо корпоративной организацией, защищающей одни лишь интересы судей», — Дариуш Завистовский, председатель Национального совета правосудия. («Дзенник газета правна», 7 февр.)
• «Для всех профессиональных юристов в Польше, в особенности для специалистов по конституционному праву, очевидно, что навязываемые министерством юстиции изменения в законах о Национальном совете правосудия, прокуратуре и системе судов общей юрисдикции противоречат конституции», — Моника Фронцковяк. («Жечпосполита», 31 янв.)
• «Когда я слышу о предлагаемых изменениях, то уже знаю, что будет еще сложнее. (…) Я вижу маразм и растерянность. (…) Судьи тоже люди. У них семьи, кредиты. Им нужно как-то жить. Не каждый создан для борьбы. Но они должны быть храбрыми. Храбрый судья не может быть лишь исключением из правил. Смелость — это обязательное требование, которое ни один из нас не должен нарушать. Меня всякий раз удивляет, когда кого-то хвалят за его смелость — ведь это то же самое, что поздравлять человека с тем, что он нормален», — судья Ярослав Гвиздак, председатель районного суда в городе Катовице. («Жечпосполита», 7 февр.)
• «Мы имеем дело с ползучим государственным переворотом. С попыткой ликвидации демократического государства и насаждения в Польше фашистской диктатуры. Мы должны защитить себя от этого. (…) Когда у власти была “Гражданская платформа” в стране рос ВВП, даже во время кризиса. Увеличивалась минимальная зарплата, а также минимальная пенсия. (…) Строились дороги и автострады. По уровню экономического развития Польша занимала 6-е место в Европе и 21-е — в мире, и это среди двухсот и более стран. Несмотря на наши достижения, пропаганда под лозунгом “Польша в руинах” не прекращалась, и часть народа в это поверила. ПИС выиграла благодаря безудержной пропаганде. И сейчас ее только творчески развивает», — Кшиштоф Лозинский, писатель, альпинист, один из авторов идеи создания Комитета защиты демократии. («Жечпосполита», 23 янв.)
• «Лидеру Комитета защиты демократии Матеушу Киёвскому уже приходилось объясняться по поводу неуплаты алиментов. Теперь же в его адрес выдвинуты новые обвинения. Как выяснили журналисты портала Onet.pl, деньги, собираемые комитетом среди сторонников и сочувствующих, поступали на счет фирмы Матеуша Киёвского и его жены Магдалены Киёвской. В общей сложности речь идет о счетах на сумму 91 тыс. 143,5 злотых». (Дорота Ковальская, «Польска», 9 янв.)
• «В Комитете защиты демократии продолжается кризис. Правление организации призвало Матеуша Киёвского покинуть пост председателя». (Павел Браво, «Тыгодник повшехны», 29 янв.)
• «Бывший президент Лех Валенса подписал большинство доносов, а также квитанций о выплате денег, находящихся в папке тайного сотрудника по прозвищу “Болек”, которую завели на него органы госбезопасности. К такому выводу пришли графологи Института судебных экспертиз им. Яна Сехна, исследовавшие документы. Папку “Болека” прокурор Института национальной памяти год назад нашел в квартире бывшего начальника госбезопасности, генерала Чеслава Кищака». («Жечпосполита», 1 фев.)
• Лех Валенса «в декабре 1970 года, несмотря на молодой возраст, был одним из лидеров забастовки. Как предводителя бастующих, его арестовали коммунистические власти и принудили к сотрудничеству с ними. (…) Через полтора года он начинает от этого сотрудничества уклоняться. (…) Донесения тайного сотрудника по прозвищу “Болек” с 1973 года касались ситуации на верфи и жизни рабочих. (…) Важно не только то, что он в итоге прекратил это сотрудничество, но и то, каким образом он это сделал. Первый раз он попытался он сделать в 1973 году, затем — в 1975-м. (…) В конце концов госбезопасность согласилась с тем, чтобы руководство судоверфи им. Ленина уволило его с работы, поскольку он сеял смуту среди коллектива и был одним из руководителей протеста», — проф. Ян Скужинский, специалист по истории оппозиции в ПНР. («Газета выборча», 1 фев.)
• Попытки вычеркнуть Леха Валенса из истории «предпринимаются уже много лет с целью делегитимизировать достигнутый в 1989 г. компромисс и всю Третью Речь Посполитую, как результат этого компромисса. А поскольку Валенса — это символ оппозиционной борьбы тех лет, подрыв его авторитета служит делегитимизации всех достижений тогдашней оппозиции. Всё это делается с очевидной политической целью — заменить Леха Валенсу другими национальными героями. К примеру, Лехом Качинским, которого вдобавок можно объявить мучеником», — проф. Анджей Пачковский. («Польска», 3-5 фев.)
• «Скандал вокруг “Болека” ничего не значит. Люди, которые с самого начала были рядом с Валенсой, знали о темных пятнах в его биографии. Однако он смыл эти пятна своей отвагой в Свободных профсоюзах, маленькой группе гданьских оппозиционеров, бросивших вызов властям в конце 70-х годов. (…) А то, что Валенса не хочет ни говорить об этом, ни извиняться… “Буйвол”, как его тогда называли, не умеет признавать свои ошибки. Таким он был и позже, когда стал президентом, таким остается и по сей день. Об этом знает каждый, кто с ним когда-либо имел дело», — Ежи Сурдиковский. («Жечпосполита», 7 фев.)
• «За последние десять лет Польша дважды потеряла весь состав высшего командования вооруженными силами. Первый раз — в смоленской катастрофе. Второй — после года работы Антония Мацеревича на посту министра обороны. Во вторник президент официально уволил из вооруженных сил начальника генерального штаба, генерала Мечислава Гоцула и главнокомандующего ген. Мирослава Ружанского. Уволились также оперативный командующий ген. Марек Томашицкий, командующий войсками специального назначения ген. Петр Паталонг, ответственный за модернизацию армии ген. Адам Дуда, инспектор ВВС ген. Томаш Древняк и многие другие. (…) Потери окажутся еще большими, если взглянуть на руководство генштаба, на структуру командований. (…) Уходят сравнительно молодые офицеры, обучавшиеся в США, Великобритании, Канаде, Голландии, имеющие боевой опыт в Ираке и Афганистане, высоко ценившиеся командованием НАТО». (Павел Вронский, «Газета выборча», 2 фев.)
• «Менее чем за год работы Антония Мацеревича на посту главы министерства национальной обороны в отставку ушли 24 генерала и 254 полковника. Сегодня эти цифры значительно выше. В январе примерно с тридцатью полковниками и майорами прощался увольняющийся ген. Мирослав Ружанский; с очередными тридцатью — ген. Лех Суровицкий. (…) О следующих увольнениях известно немногое, поскольку информация о них исчезла с официальных страниц Генерального штаба и Генерального командования. Это делается для того, чтобы офицеры не знали, кто и откуда увольняется, поскольку это “оказывает негативное воздействие на моральное состояние офицерских кадров”. (…) “К польской армии в НАТО сегодня относятся, как к турецкой. Неизвестно, когда и кто из офицеров будет внезапно вызван на родину”, — говорит один военный». (Павел Вронский, «Газета выборча», 28-29 янв.)
• «Новым главнокомандующим стал ген. Мирослав Мика, бывший командир 11-й бронетанковой дивизии, служивший в Ираке и Афганистане. На церемонии в президентском дворце ген. Мирослав Ружанский, покидающий пост главнокомандующего, заявил: “Я хочу попросить прощения у всех тех, кто в последние месяцы доверился мне, выполнял вместе со мной важные задачи, а теперь оказался в кадровом резерве”. (…) На вчерашней церемонии присутствовал и Мацеревич, безусловно, слышавший, как генерал Ружанский подчеркнул: “Моим коллегам-генералам, в особенности тем, кого недавно назначили и повысили в звании вопреки инструкциям и уставам, я настоятельно рекомендую чтение конституции…». (Павел Вронский, «Газета выборча», 9 фев.)
• «Январский рейтинг доверия политикам, составляемый ЦИОМом, продолжает возглавлять президент Анджей Дуда, которому доверяют 59% респондентов. Второе место досталось Беате Шидло (53%). (…) Павел Кукиз — 49% доверия и лишь 23% скептицизма. (…) Ярославу Качинскому доверяют 38% опрошенных, недоверие же он вызывает у 50% поляков. На 1% снизился рейтинг министра обороны Антония Мацеревича. (…) Доверие к Рышарду Петру (партия “Современная”) составляет 25%, снизившись на 6%, в то время как недоверие выросло на 10%, достигнув 41%. (…) Лидеру “Гражданской платформы” Гжегожу Схетыне доверяют 26% опрошенных. (…) Руководителю крестьянской партии ПСЛ Владиславу Косиняку-Камышу доверяют 36% респондентов». (Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 24 янв.)
• По данным опроса ЦИОМа, проведенного 7-15 января, «впервые за последние 25 лет так много поляков (52%) не согласны с утверждением, что “иногда недемократическая форма правления оказывается предпочтительнее демократической”. 28% опрошенных придерживаются противоположной точки зрения — и это самый низкий показатель с 1992 года. (…) Начиная с осени 2015 года, когда к власти пришла партия «Право и справедливость», довольных нашей демократической системой стало меньше (показатель снизился с 43 до 39%), а недовольных прибавилось (с 49 до 52%)». (Агнешка Кублик, «Газета выборча», 8 фев.)
• «По данным последнего опроса ЦИОМа, 39% поляков поддерживают правительство, 32% — считают себя его противниками. 26% респондентов настроены равнодушно. (…) Позитивная оценка самой г-жи премьер-министра удерживается на уровне 45%». («Газета выборча», 20 янв.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 38%, «Граж¬дан¬ская платфор¬ма» — 19%, «Современная» — 11%, Кукиз’15 — 7%, крестьянская партия ПСЛ — 7%, Союз демократических левых сил — 5%, «Вместе» — 3%, «Свобода» (бывшая КОРВИН — «Коалиция обновления Республики – вольность и надежда») — 1%. Опрос Института рыночных и социологических исследований, 19-20 янв. («Жечпосполита», 23 янв.)
• «В январе негативную оценку работе депутатов дали 67% опрошенных, говорят результаты опросов ЦИОМа. Недовольство людей работой Сейма по сравнению с декабрем прошлого года выросло на 9%. (…) Положительно работу депутатов оценивают 21% опрошенных, что на 6% меньше, чем в прошлом месяце. Не определились с ответом 12% опрошенных. (…) Работой Сената удовлетворены 28% респондентов (рост составил 2%), а 51% оценивает ее негативно (рост 1%). 21% участников опроса не смогли сформулировать свое отношение к деятельности верхней палаты парламента. (…) Работой президента Анджея Дуды довольны 52%, а каждый третий поляк оценивает ее критически». («Политика», 1-7 фев.)
• «Мы фактически уничтожили тот важный государственный институт, который опирается на работу депутатов. Статус депутата сегодня ассоциируется с коррупцией, с действиями, причиняющими вред гражданам. Депутатский авторитет подорван, престиж этой профессии упал ниже уровня канализации. В наши дни люди уже не верят депутатам. Странно, что они вообще за них голосуют. (…) Я обычный депутат, и вижу, что некоторые здесь, на ул. Вейской (в Сейме — В.К.), забыли о том, к чему этот статус обязывает», — Петр Лирой-Мажец. («Польска», 20-22 янв.)
• «Между политикой общепольского уровня и локальной политикой лежит глубокая пропасть. Если послушать людей, то окажется, что репутация деятелей самоуправления гораздо лучше, чем у политиков национального масштаба. От самоуправления вообще намного больше толку. (…) Партии общенационального характера проникли на муниципальный уровень в очень незначительной степени, у них очень мало представителей в органах самоуправления. Эта ситуация усугубилась после 2002 года, когда появилось множество локальных партий, нацеленных на участие в выборах. Очень часто такие партии появляются вокруг харизматического лидера. Такой порядок вещей не всегда является патологией, поскольку не каждая такая ситуация обязательно приводит к расцвету предвзятости и кумовства», — кандидат географических наук Адам Гендзвилл, институт развития локальной политики факультета географии и регионалистики Варшавского университета. («Польска», 27-29 янв.)
• Фрагмент беседы Кшиштофа Пилавского с профессором Варшавского университета Себастьяном Козловским. «К.П.: — В соответствии с подготовленным ПИС проектом нового закона о структуре столичного города Варшавы, жители подваршавских гмин, составляющие менее одной трети избирателей, будут выбирать 32 из 50 депутатов Совета столичного города Варшавы. (…) Зачем это делается? С.К.: — Это делается в первую очередь для того, чтобы увеличить шансы кандидата в мэры Варшавы, связанного с правительственным лагерем». («Пшеглёнд», 6-12 фев.)
• «“Гражданская платформа” перешла в контрнаступление, потребовав провести 26 марта референдум в Варшаве. Жители столицы должны будут сказать, что они думают о предложенном ПИС присоединении к столице 33 соседних гмин». (Михал Шулджинский, «Жечпосполита», 7 фев.). Вопрос будет поставлен так: “Поддерживаете ли Вы изменение границ Варшавы путем присоединения к ней нескольких десятков соседних гмин?”».
• «Ответ Качинского на вопрос о возможных протестах не оставил никаких иллюзий. Подваршавские гмины могут проводить референдум, однако ПИС “непременно” примет закон о структуре Варшавы до муниципальных выборов». (Доминика Веловейская, «Газета выборча», 11-12 фев.)
• «В прошлом году в Варшаве было отловлено 623 кабана. (…) Около сотни животных погибло под колесами автомобилей. Кроме того, мэр города согласовала отстрел 80 кабанов. Погибли главным образом крупные особи, научившиеся избегать ловушек. Несмотря на это, в Варшаве по-прежнему может обитать до тысячи этих животных. (…) Варшавские кабаны, привыкшие к соседству людей, почти ничего не боятся, при этом они необыкновенно жирные. (…) Характерно, что кабаны не нападают на людей. Ни одного подобного случая в Варшаве не зафиксировано». (Якуб Хелминский, «Газета выборча», 3 фев.)
• «Дуб рос себе спокойно многие годы. (…) До недавнего времени его защищал закон, однако с 1 января он изменился, и дерево стало одной из первых жертв этих изменений. (…) Вступили в силу новые редакции закона об охране природы, а также закона о лесах, которые позволяют вырубать деревья на частных территориях. (…) Без разрешения можно вырубать даже деревья, чей возраст превышает 40 и 50 лет, то есть имеющие историческую ценность. Дуб, росший в районе Садуль, был как раз таким — одним из самых красивых и самых старых во всей округе. (…) Его ствол достигал трех метров в обхвате, и, по мнению специалистов, возраст дерева мог составлять 190-210 лет», — говорит Рафал Червонка, депутат гмины Вавер. («Информатор Вавра», 3 фев.)
• «К одной из частей довоенного моста на Нысе-Лужицкой приделаны широкие металлические ступеньки. Возле перил к ступенькам прикреплена водосточная труба для спуска велосипедов. Так выглядит единственный в Европе пограничный переход, самостоятельно оборудованный жителями двух деревень — Марковиц на польской стороне и Гросс-Гастрозе на немецкой. На картах этого перехода нет, но в действительности он существует». (Регина Дахувна, «Пшеглёнд», 18-26 дек.)
• «Неизвестные злоумышленники уничтожили один из самых известных польских памятников на территории бывших восточных Кресов, расположенный в Гуте Пеняцкой на Западной Украине. Преступниками был взорван главный элемент памятника — крест высотой 3,5 метра. Монумент был воздвигнут в память о 850 поляках, жителях уже несуществующей деревни, убитых 28 февраля 1944 года украинскими солдатами дивизии СС «Галичина» при участии отрядов УПА. (…) Первое сообщение о случившемся появилось на антиукраинском и пророссийском блоге, после чего было распространено российскими СМИ. (…) Заголовок видеоролика, размещенного в интернете злоумышленниками, был написан по-украински с ошибкой. (…) Нарисованный на памятнике символ СС не используется украинскими крайне правыми организациями. (…) Даже наиболее радикальные националисты на Украине не уничтожают крестов. Власти Украины и украинские радикальные организации отреагировали исключительно оперативно, решительно осудив уничтожение памятника». (Войцех Конончук, «Тыгодник повшехны», 22 янв.)
• «В 2016 году польские фирмы выразили желание трудоустроить рекордное количество — 1,3 млн — работников с Востока, главным образом, из Украины, на основе упрощенной процедуры заявлений, используемых при приеме на сезонную работу. (…) Это на две трети больше, чем в 2015 году. (…) Минувший год был рекордным также по количеству разрешений на постоянную работу: их было выдано свыше 123 тыс., что почти в два раза больше, чем год назад. 83% этих разрешений было выдано украинцам». (Анна Блащак, «Жечпосполита», 24 янв.)
• «Какова главная проблема украинцев в Польше? Нечестные работодатели не платят им деньги, чувствуя свою безнаказанность. Поэтому Юрий Карягин, руководитель Профсоюза украинцев в Польше, начинает свою работу с такого звонка: “Мне бы не хотелось, чтобы у Вас или у меня возникли лишние проблемы с трудовой инспекцией”. В 80-90% случаев этого оказывается достаточно. (…) В суд пришлось обращаться только один раз. (…) Согласно последним данным, количество украинцев в Польше достигло 1,2 миллиона. “Кто-то ведь должен позаботиться обо всех этих людях, — объясняет проф. Карягин. — Я хочу, чтобы они работали здесь легально, платили взносы в Управление социального страхования, помогали и себе, и польским пенсионерам». (Адриана Розвадовская, «Газета выборча», 18 янв.)
• «Мы раздобыли два примерных трудовых договора, используемых двумя польскими фирмами. На основе этих договоров у нас работают украинцы. Выводы совсем неутешительные: некоторых людей берут на работу на условиях самой настоящей эксплуатации. Их труд регулируется правилами, которые словно прямиком перенесены в наше время из помещичьей усадьбы». (Марек Хондзинский, Гжегож Осецкий, «Дзенник газета правна», 9 фев.)
• «Мэр Перемышля Роберт Хома во вторник отправился во Львов. На границе в Медыке выяснилось, что ему запрещен въезд на территорию Украины. (…) В начале декабря Хома принял участие в организованном националистами “Марше перемышльских и львовских орлят”. Один из участников марша, проходя мимо здания украинской автономии, выкрикнул: “Смерть украинцам!”. Посол Украины выступил с нотой протеста». («Газета выборча», 18 янв.)
• «На состоявшийся в пятницу и субботу “Форум Европа-Украина” не приехали ни маршалы Сейма и Сената, ни депутаты от ПИС, ни представители правительства. В форуме принял участие лишь госсекретарь канцелярии президента Кшиштоф Щерский. Политики ПИС предупреждали о таком шаге в масс-медиа, подчеркивая, что их решение будет зависеть от отмены запрета на въезд в Украину мэру Перемышля Роберту Хоме. (…) В пятницу утром по просьбе президента Украины Петра Порошенко запрет на пересечение Хомой границы был отменен. (…) Деятели ПИС на форум, тем не менее, не приехали. Посол Украины Андрий Дещица не скрывал своего удивления тем, что польские парламентарии бойкотировали встречу в Ясёнке (в окрестностях Жешува)». (Анна Горчица, «Газета выборча», 30 янв.)
• «В течение трех кварталов минувшего года из десяти с лишним тысяч ходатайств о признании статуса беженца было удовлетворено только 217, то есть 2%. 1,6 тыс. человек получили отказ, 8,4 тыс. дел было прекращено. Дело прекращается, когда иностранец не заинтересован в продолжении процедуры в Польше. (…) Больше всего решений о признании статуса беженца выдано гражданам России (38%), Сирии (17%), Украины (15%) и Ирака (8%)». («Газета выборча», 19 янв.)
• «Проект закона о предоставлении защиты иностранцам на территории Республики Польша (…) предусматривает, что иностранцы, которых пограничная служба сочтет подозрительными, будут ожидать рассмотрения своего ходатайства в “специально охраняемом центре”. (…) По мнению неправительственных организаций, новый закон может ухудшить ситуацию беженцев, которая и без того является сложной. Вот уже несколько месяцев на польско-белорусской границе находятся несколько сотен чеченцев, у которых пограничная служба, несмотря на все просьбы, не принимает заявлений о признании статуса беженца. Это нарушение не только польского, но и международного права». (Людмила Ананникова, «Газета выборча», 31 янв.)
• «Местные депутаты и мэр Сопота Яцек Карновский хотели бы принять в своем городе детей-сирот из охваченного войной сирийского Алеппо. Соответствующую резолюцию они приняли еще в декабре прошлого года. “У нас есть дом, в котором дети могли бы жить. Есть и семьи, которые хотели бы взять их к себе”, — говорил мэр Карновский. Однако муниципалитеты не имеют права принимать и легализировать иностранцев без согласия правительства. Поэтому город обратился к премьер-министру Беате Шидло. (…) В четверг мэрия получила официальный отказ из МВД». (Эмилия Ставиковская, «Газета выборча», 4-5 фев.)
• «Дети сами по себе не расисты, их не беспокоит другой цвет кожи, это работа взрослых. Где просветительская работа в школах, где уроки этики и религиоведения, на которых ребенок может узнать о других вероисповеданиях? Где католическая Церковь? Где священник, который спросит: почему вы ненавидите ближних? Ну где? Только общественные СМИ как-то поднимают эту проблему, может быть, они объяснят этому темному народу, что чернокожий, араб или еврей тоже может быть успешным человеком, и что он точно так же пахнет, видит, осязает, чувствует. Почему-то если белый человек приезжает в Африку, никто не швыряет в него камнями», — Оменаа Менсах, родилась в 1979 г. в семье ганца и польки; журналистка, ведущая прогноза погоды на телевидении, председатель образовательного фонда “Omenaa Foundation”, хозяйка мебельной фирмы “Аммадора”, выпускница Экономической академии в Познани, аспирантуру окончила в Варшавской школе экономики. («Газета выборча», 28-29 янв.)
• «Некоторые мои друзья-евреи долго скрывали или продолжают скрывать свое происхождение. Можно сказать, что Польша — это страна, в которой евреям до сих пор приходиться скрываться. В других странах такого нет», — Агнешка Холланд, режиссер. («Газета выборча», 28-29 янв.)
• «Президент Польши Анджей Дуда в Иерусалиме наградил бывшего посла Израиля в Польше Шеваха Вейсса орденом Белого орла». («Жечпосполита», 18 янв.)
• «Для президента Анджея Дуды и его жены этот визит был только командировкой — неофициальная программа визита предусматривала также встречу с семьей Агаты Корнхаузер-Дуды в небольшом израильском городке в окрестностях Тель-Авива. (…) Во время визита в Яд ва-Шем Агата Корнхаузер-Дуда передала институту информацию о членах своей семьи, погибших во время Холокоста. В тот же день супруга президента Польши получила от сотрудников института информацию о хранящихся в архиве данных о своих близких». (Каролина Пшевроцкая-Адерет, «Тыгодник повшехны», 29 янв.)
• «Председателем Европейского парламента избран итальянец Антонио Таяни. (…) Поляки по-прежнему будут руководить тремя важнейшими комиссиями: промышленности, науки и энергетики (Ежи Бузек), сельского хозяйства (Чеслав Секерский), а также конституционной комиссией (Данута Хюбнер). Никакая другая национальная делегация не может похвастаться такими прочными позициями в Европарламенте. (…) ПИС сохранил должность одного из вице-председателей для Рышарда Чарнецкого, а также одного из квесторов для Кароля Карского. Кроме того, Анна Фотыга останется председателем подкомиссии по вопросам обороны и безопасности. А “Союз демократических левых сил” выдвинул Богуслава Либерадского, бывшего квестора, на пост вице-председателя парламента». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 19 янв.)
• «В ситуации, когда США уходят из Европы, а несколько больших западноевропейских стран и Россия располагают ядерным потенциалом, положение безъядерных стран будет напоминать что-то вроде “немецко-российского кондоминиума”. (…) Всем, в том числе польскому правительству, придется учитывать интересы этих крупнейших игроков в своей внешней и экономической политике. Поэтому каждый следующий состав польского правительства, как и правительств менее крупных стран Центральной Европы, будет более пророссийским, чем предыдущий — причем независимо от того, какая партия его сформирует. А всё потому, что пророссийская внешняя политика позволит удержать власть и сохранить поле маневра во внутренней политике», — Клаус Бахманн. («Газета выборча», 28-29 янв.)
• «Канцлер Германии прибыла в Польшу в рамках поездки по всем столицам стран Евросоюза. (…) Шидло поблагодарила Меркель за участие “в укреплении восточного фланга” (несмотря на то, что немецкие военные размещены в Литве). (…) Канцлер пообещала (…), что не согласится на создание в ЕС “эксклюзивных клубов”, вход в которые был бы закрыт для Польши. (…) После ключевой вечерней беседы Ярослава Качинского с Ангелой Меркель общение с прессой не предусматривалось». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 8 фев.)
• «Уже в понедельник на закрытой встрече с немецкими журналистами премьер-министр Беата Шидло заявила, что Польша не будет препятствовать появлению так наз. “Европы двух скоростей”. (…) Концепция “Европы двух скоростей” заключается в том, что часть государств создают “ядро” Евросоюза и усиливают взаимную интеграцию. (…) Те же страны, которые не хотят присоединяться к этому “ядру”, функционируют в рамках ЕС на прежних основаниях, находясь на периферии Евросоюза. (…) Слова Шидло означают, что Польша будет одной из этих стран. (…) Меркель напомнила, что не все страны ЕС перешли на общую валюту или вошли в Шенгенскую зону. Страны-участницы могут сотрудничать в новых сферах деятельности, добавила канцлер Германии». (Бартош Т. Виленский, «Газета выборча», 8 фев.)
• «Сообщение министра иностранных дел Витольда Ващиковского о встрече с делегацией Сан-Ескобара вызвало истерику оппозиции и насмешки СМИ, справедливо заметивших, что такой страны не существует». (Славомир Мизерский, «Политика», 18-21 янв.)
• «Зафиксированный Главным управлением статистики рост ВВП, увеличившегося в 2016 году на 2,8% — результат по европейским меркам неплохой, но менее впечатляющий, чем 3,9% за предыдущий год. (…) Благодаря этому росту наша экономика заняла 89 место в мире, во всяком случае — пока, поскольку не все страны успели сообщить свои данные за прошлый год. (…) Быстрее нас развивались более бедные либо схожие с нами страны: Румыния — 4,3%, Болгария — 3,4%, Литва и Словакия — по 3%. (…) Зато мы снова опередили Венгрию и Великобританию (2,2%), Латвию (2,1%), Украину (2%), Чехию (1,9%) и Австрию (1,8%)». (Збигнев Бартусь, «Польска», 3-5 фев.)
• «Больничные листы, выдаваемые в связи с депрессией и другими подобными проблемами, обходятся Управлению социального страхования (УСС) всё дороже. Эта категория заболеваний формирует наибольшую группу страховых выплат, связанных с освобождением от работы. (…) Для УСС стоимость психических заболеваний выросла с 4,5 млрд злотых в 2010 г. до 5,9 млрд злотых в 2015 году». (Клара Клингер, Патриция Отто). В 2015 г. врачи выдали 1 млн свидетельств о временной нетрудоспособности по причинам психологического характера. («Дзенник газета правна», 1 фев.)
• «Индекс войны» — фрагменты интервью Дариуша Шретера с профессором Гуннаром Хайнзоном. «Г.Х.: Я сравнил количество мужчин, приближающихся к пенсионному возрасту (55-59 лет) с количеством молодых мужчин, только вступающих в жизнь (15-19 лет). Это очень активная и агрессивная группа, начинающая свою борьбу за место под солнцем. (…) Так появился первый индекс войны. (…) Д.Ш.: На самом деле это индекс насилия. (…) Г.Х.: Насилия, переходящего в войну. (…) Д.Ш.: Польский индекс войны составил 0,7 единиц. Что это означает? Г.Х.: То, что на смену тысяче поляков в возрасте 55-59 лет приходит только 700 человек в возрасте 15-19 лет. Сравним это с Афганистаном, где поляки участвовали (…) в военной миссии. Там индекс войны составляет почти 6 единиц, то есть тысячу старших мужчин в борьбе заменит 6 тыс. молодых. (…) Если бы Европа оказалась здесь (Гуннар Хайнзон показывает верхнюю строчку таблицы индекса войны), война разразилась бы уже завтра. (…) Но мы находимся здесь (показывает низ таблицы). Самое большее, что остается европейцам — это риторика ненависти. (…) Комитет защиты демократии будет устраивать демонстрации, ПИС будет устраивать демонстрации, они будут друг друга ненавидеть и называть нацистами и коммунистами, однако я бы из-за этого не переживал. (…) Число стран с внушительным индексом войны, превышающим 6 единиц, будет сокращаться. Однако в самых “горячих” странах, с самым высоким индексом, будет появляться всё больше людей, в том числе молодежи в возрасте 15-19 лет». («Польска», 13 фев.)