Мир утраченный — мир запечатленный

Большая Синагога на ул. Тломацке в Варшаве. Фото Х. Поддембского из архива Института искусства Польской академии наук. Открытая в 1878 г. синагога символизировала значение и позицию сторонников гаскалы, еврейского движения эпохи Просвещения и реформированного иудаизма. Одно из красивейших общественных зданий, построенных на польских землях в XIX веке, просуществовало всего 65 лет. 16 мая 1943 г. немцы взорвали его, символически отметив таким образом окончательное подавление восстания в варшавском гетто.

 

 

 

 В конце прошлого года в Люблине вышел в свет интересный альбом — «Утраченный мир. Польские евреи». Четыреста страниц тщательно подготовленного издания иллюстрируют важный отрезок истории многонациональной Речи Посполитой, этническая разнородность которой осознается каждым современным интеллигентом в Польше. Однако просмотру страниц альбома сопутствует странное чувство, укрепляющее понимание того, сколь непрочен мир не только вещей, но также и идей. Собранные в этом издании уникальные архивные материалы рисуют широкую панораму присутствия евреев в Польше в межвоенный период, без замалчивания трудных и жестоких моментов, таких как проявления нетерпимости, антисемитизма, еврейские погромы. И все же это — запечатленное с о с у щ е с т в о в а н и е, которое и в прекрасных своих, и в прискорбных проявлениях завершилось в катастрофе Второй мировой войны. Так что во всех отношениях верным кажется название — «Утраченный мир», потому что, рассматривая множество снимков, показывающих героев альбомов в разных контекстах и в разной среде, мы чувствуем, что наблюдаем присутствие евреев в Польше в его зените — многоцветный мир на черно-белых фотографиях. И безусловно, здесь важен не только изобразительный ряд, но и тщательно проработанный комментарий. Все снимки снабжены максимально точными подписями, помещающими изображения в широкий контекст. Каждый из восьми тематических разделов открывается вступлением, написанным проф. Конрадом Зелинским. Эти вступления дают читателям возможность установить точные координаты событий, позволяют понять исторический контекст, разъясняют многочисленные нюансы, не всегда очевидные даже для тех, кто интересуется соответствующей проблематикой. Глубоко продуманным сопряжением визуальной компоненты со словом созидается прочный памятник безвозвратно ушедшему миру. Во вступлении авторы (уже названный проф. Зелинский и издатель, автор концепции альбома Лешек Дулик) пишут: «Мы верим в силу этих снимков. Верим, что с их помощью можно совершить путешествие во времени, что они помогут приблизить к нам тех, кто был их героями. Здесь люди заурядные и выдающиеся, состоятельные и бедные. Можно посмотреть им в глаза, зайти в их дома, увидеть за работой, узнать, как они переживают радости и заботы. Картина бытия за краткий миг до трагедии: героям неведомо еще, что и они, и мир, в котором они живут, вскоре будут уничтожены».

Особенно важно, что в тематических блоках, по которым сгруппированы фотографии, иллюстрирующие каждый раздел («Город, местечко, село», «Повседневная жизнь и работа», «Вера и жизнь», «В обществе», «Антисемитизм», «В мире политики», «Эмиграция», «Культура и наука»), в комбинации панорамных планов с портретными снимками доминирует Человек, так что возникает впечатление, что просматриваешь хотя и монументальный, но отчасти и семейный альбом. Тонко указывает на эту доминанту издания Павел Спевак, директор Еврейского исторического института им. Эммануэля Рингельблюма, в отзыве, помещенном на четвертой страницы обложки: «Снимки приносят радость, вызывают подъем, будят интерес. Они останавливают прошлое, которое бывает радостным, утомительным, драматическим, комичным. Их надо рассматривать ради них самих, как семейный альбом, как рассказ о прошлом».

Издатель приложил максимум усилий, чтобы идентифицировать не только героев помещенных снимков, но также и авторов без малого пятисот воспроизводимых фотографий. Понятно, что не всегда это было возможно: в альбоме нашлось место для сюжетов и фигур, сыгравших выдающуюся роль как в еврейской, так и в польской культуре (сакральная архитектура, похороны государственных деятелей, традиционные свадьбы, портреты общественных деятелей и т. д.), и для моментальных снимков из жизни предместий, из домов, из мастерских бедных ремесленников. Из этого разнообразия лиц и мест складывается иконографически-вербальный нарратив об истории еврейско-польского сосуществования. Общей истории, ибо неотделимы от польской памяти педагогическое наследие Януша Корчака или скромное по объему, но значительное в историко-литературном отношении творчество Зузанны Гинчанки, для которых нашлось место в этом издании.

Безусловно, альбом не исчерпывает всех нюансов еврейского вклада в культуру и историю Польши. Раздел «Культура и наука» можно было бы обогатить рядом имен и лиц, но это не самое существенное, поскольку идея полноты едва ли превалировала в замысле альбома. Именно в его ннынешнем виде, именно в этом выборе героев и проблематики издание выполняет свою недюжинную задачу — привлечь внимание к довоенной, сложной полнокровности еврейско-польского сосуществования и указать на нынешнюю фрагментарность знаний и свидетельств о нем.

Альбом доступен в пяти языковых версиях: кроме польского издания, подготовлены англо-, немецко-, франко- и русскоязычные тома, которые можно приобрести через интернет-страницу издательства http://swiatutracony.pl, там доступны также отдельные снимки, составляющие панорамный альбом «Утраченный мир». И мир запечатленный.

 

Утраченный мир. Польские евреи. Фотографии 1918–1939 гг. / Лешек Дулик, Конрад Зелинский. – Люблин-Варшава: «Boni Libri» и Еврейский исторический институт, 2015.