ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

Министр иностранных дел Влодзимеж Цимошевич об основных направлениях внешней политики Польши: «Вступив в Евросоюз, мы выполним последнюю из стратегических задач польской внешней политики, сформулированных более десяти лет назад. В их число входило: восстановить суверенитет, нормализовать отношения с соседями, развивать региональное сотрудничество, получить гарантии безопасности (благодаря вступлению в НАТО) и обеспечить развитие и благосостояние (благодаря вступлению в Евросоюз). Эти задачи определяли направления внешней политики каждого правительства, придавая ей внепартийный характер. Сегодня мы стоим перед необходимостью наметить новые горизонты нашей политики, укрепить нашу позицию в НАТО, ЕС и международном сообществе». («Газета выборча», 22 янв.)

Сейм принял положение о выборах в Европейский парламент. Голосование пройдет по 13 избирательным округам. Мандаты получат партии и избирательные комитеты, которым удастся набрать более 5% голосов. («Тыгодник повшехный», 1 февр.)

«Правовое ли государство Польша?» — этому вопросу была посвящена конференция, организованная президентом Александром Квасневским. В конференции приняли участие представители законодательной и судебной властей, юридических корпораций, а также профессора права. Директор Института социальных вопросов социолог Лена Колярская-Бобинская представила картину государства, подчиненного влиянию верхов, которые определяют правила игры в соответствии со своими групповыми, партийными или профессиональными интересами. «Уверенность в том, что основные принципы демократии так и не воплотились в жизнь, влияет на оценку самой демократии, — сказала проф. Колярская-Бобинская. — Люди потеряли доверие ко всем государственным институтам, считая, что они изъедены коррупцией и не заботятся о благе государства и граждан. Кризис углубляет средний класс, считающийся оплотом демократии, — интеллигенция, руководящие кадры, предприниматели, представители свободных профессий. Именно в этой группе больше всего людей (37%) признаются в даче взяток». («Газета выборча», 16 янв.)

Проф. Стефан Неселовский, бывший политзаключенный и депутат: «Политики стали самодостаточным классом. Они перестали представлять кого бы то ни было и наподобие профессиональной корпорации защищают только собственные интересы. Вместо того чтобы бороться за реализацию программ и выдвигать идеи, они заботятся лишь о том, чтобы не оказаться вне группы, обеспечивающей доступ к власти и привилегиям. Из-за этого все более распространенным явлением становится внезапная «перекраска» — смена партии, вывески, коалиции, исповедуемых принципов. То, что раньше считалось ренегатством, теперь называется прагматизмом. Типичный политик Третьей Речи Посполитой уже успел сменить несколько партий. Перед каждыми выборами он появляется в той из них, которая лидирует в опросах. С серьезным лицом он провозглашает лозунги, полностью противоречащие тому, что он говорил вчера, и подобно кондотьеру служит тому, кто больше даст. В результате общество рассматривает весь политический истеблишмент как одну клику, а партийная принадлежность отходит на второй план». («Газета выборча», 31 янв. — 1 февр.)

Архиепископ Юзеф Жицинский: «Сейчас Польша находится в состоянии беспрецедентного кризиса, проистекающего из коррупции в высших сферах власти. Отсутствие реакции на тревожные явления, с одной стороны, грозит закреплением патологического кастового сознания, с другой же — связано с серьезным риском неконтролируемого возмущения, подогретого демагогическими лозунгами (...) Минимальным условием протеста против касты «власть предержащих» должно быть требование временно отстранить от должности всех, против кого выдвинуты обоснованные обвинения в аморальных действиях или/и в некомпетентности. Такая практика существовала при правительстве Ежи Бузека, а отказ от нее следует расценивать как тревожный признак возвращения к патологии власти в условиях ПНР». («Жечпосполита», 10-11 янв.)

Ян Кшиштоф Белецкий, в 1992 г. премьер-министр Польши, на протяжении последних десяти лет — директор Европейского банка реконструкции и развития: «Когда-то мы жили в наивном убеждении, что, как только кончится ПНР, все словно по мановению волшебной палочки преобразятся — станут лучше, милее и т.п. (...) Я считаю (...) что в первые несколько лет после 1989 г. многие были настоящими образцами идеализма, честности и труда на благо Польши за символическое «спасибо». В середине 90 х такой подход стал исчезать, и все больше людей начали смотреть на свою общественную деятельность через призму выгоды. Ожидания были огромны, и люди (особенно те, кто не выиграл от этих изменений) рассчитывали, что новая система будет основана на порядочности. Это должно было компенсировать огромную цену, которую они заплатили, вплоть до самой высокой — потери работы. То, что система оказалось непорядочной, породило ужасное разочарование» («Жечпосполита», 24-25 янв.)

Новым директором Польского телевидения стал теле- и кинопродюсер Ян Дворак, в прошлом деятель антикоммунистической оппозиции, один из организаторов независимых издательств (в подполье он печатал, в частности, произведения Александра Солженицына), интернированный во время военного положения, а затем участвовавший в заседаниях «круглого стола». Контрольный совет пытался выбрать директора из числа трех кандидатов, вышедших в финал конкурса, однако, поскольку ни один из них не набрал в состоящем из девяти членов совете необходимых шести голосов, в следующем туре рассматривались кандидатуры шести человек, прошедших в полуфинал. В их числе был и Ян Дворак, показавший лучшие результаты в тестах на психические и менеджерские качества. После голосования оказалось, что за него проголосовали семь из девяти членов совета. По сведениям комментатора газеты «Жечпосполита», за Дворака наверняка голосовали «трое представителей т.н. оппозиции, трое центристов, а также кто-то из трех человек, поддерживающих нынешнюю дирекцию ТВП. Кто? Это остается загадкой. Никто не признался, а голосование было тайным». («Жечпосполита», 24 янв.)

«Это очень хорошая новость: для общественного телевидения, для рынка СМИ, для зрителей, для демократии (...) Ян Дворак, получивший на первом этапе высшие оценки независимых экспертов, сперва был отвергнут контрольным советом: у него не было сильных политических покровителей. Однако затем сложилась настолько патовая ситуация, что понадобился кандидат, не связанный с политическими группировками, который мог бы примирить все стороны конфликта. Теперь у нас есть все шансы на то, что Польское телевидение действительно станет общественным». (Игорь Янке, «Жечпосполита», 28 янв.)

«Контрольный совет ТВП (...) был создан по принципу пропорционального разделения политического влияния. Таким же образом — путем договоренностей и торгов между различными политическими силами — он пытался избрать и директора Польского телевидения (...) Однако случилось чудо: совет выбрал Яна Дворака — кандидата не с лучшими связями, а с лучшей профессиональной подготовкой (...) Что же заставило голосовавших взяться за ум, вместо того чтобы в очередной раз звонить партийным боссам? Думаю, что решающую роль тут сыграло давление общественного мнения (...) Что из этого следует? Все, кто занимает ответственные государственные посты, должны находиться под постоянным давлением общественного мнения. Именно благодаря ему политики становятся более порядочными. Только таким образом наша страна сможет превратиться из Второй Речи Партийной в Речь Посполитую (Речь Посполитая, от лат. res publica, дословно — общественное благо. — Пер.). (Павел Вронский, «Газета выборча», 29 янв.)

Согласно опросу ЦИОМа, в январе «Гражданскую платформу» поддерживали 29% поляков, «Союз демократических левых сил» (СДЛС) — 17, «Право и справедливость» — 13, «Самооборону» — 11, «Лигу польских семей» — 10, крестьянскую партию ПСЛ — 6%. («Жечпосполита», 21 янв.)

Правительство лишилось парламентского большинства: коалиция СДЛС и «Унии труда» проиграла в Сейме голосование по поправкам Сената к бюджету. («Тыгодник повшехный», 1 февр.)

Всепольский совет СДЛС подвел итоги контроля. После него из СДЛС вышло 70 560 человек. 79 851 человек остался. Распалось несколько сот местных партийных ячеек. («Газета выборча», 26 янв.)

Проф. Ежи Вятр, бывший министр просвещения, депутат от СДЛС: «Сегодня СДЛС гложет болезнь, заключающаяся в партийном подходе к государству. Когда кадровая политика подчинена партийным критериям, ответственные должности часто занимают люди слабые, некомпетентные; появляются клики и закулисные договоренности (...) В СДЛС царит чрезмерная терпимость к своим (...) Высокие должности не могут занимать люди, против которых серьезные лица и учреждения выдвигают серьезные обвинения (...) Контроль не оправдал возлагавшихся на него надежд (...) Людей, против которых выдвинуты различные обвинения, значительно больше, чем вышедших из партии (...) Левая партия должна представлять интересы слабых и обездоленных, а она вместо этого стала трамплином для сколачивания состояний, рассадником кумовства и коррупции. Людей это должно особенно коробить». («Газета выборча», 19 янв.)

«В Сейме произошло необычайное событие: депутаты «Гражданской платформы» отказались от тринадцатой зарплаты, призвали к такому же шагу своих коллег из других партий и предложили принять постановление, ликвидирующее тринадцатые зарплаты депутатам Сейма. Обычно полупустой зал внезапно заполнился, и как правые, так и левые предприняли контратаку. Было сказано, что такое постановление противоречит закону, что оно неправильно, что это всего лишь обычная демагогия. Потом, как всегда, дело было замято, спущено на тормозах и в конце концов растворилось в тумане». (Эва Шуманская, «Тыгодник повшехный», 18 янв.)

Согласно опросу Лаборатории социальных исследований, 41% избирателей считает, что после выборов должна возникнуть коалиция, сплоченная вокруг «Гражданской платформы» и «Права и справедливости». По мнению опрошенных, это партии честных и компетентных людей, хотя об интересах собственных группировок они и пекутся больше, чем об общественном благе. («Жечпосполита», 26 янв.)

Александр Квасневский, Ян Рокита («Гражданская платформа») и Анджей Леппер («Самооборона») — так, по данным ЦИОМа, выглядит первая тройка самых популярных политиков минувшего года. Другие политики остались далеко позади. («Жечпосполита», 24-25 янв.)

По данным опроса института исследований общественного мнения и рынка «Пентор», поляки хотели бы, чтобы бóльшую роль в политике играли: Иоланта Квасневская (60%), Александр Квасневский (51%) и Ян Рокита (48%). Анджей Леппер занял 13 е место с 27% голосов. («Впрост», 18 янв.)

В прошлом году в польские вузы поступило 465,8 тыс. студентов. Год назад эта цифра составила 461,8 тысяч. Тем не менее государственные вузы начинают ощущать уменьшение числа поступивших: в 2002 г. их было 329,9 тыс., а в 2003 м — только 324,3. Между тем рост числа студентов наблюдается в частных учебных заведениях, несмотря на необходимость платить за учебу. В 2002 г. туда было зачислено 132 тыс. человек, а спустя год — уже 141 тысяча. («Газета выборча», 19 янв.)

В 2003 г. поляки продолжали снимать деньги с банковских счетов, хотя и в меньшей степени, чем годом раньше. В 2003 г. вклады населения уменьшились на 4 млрд. злотых, в 2002 м — на 8,9 млрд. Причины прежние — необходимость платить налог на прибыль от сберегательных вкладов и уменьшение процентных ставок, а также конкуренция инвестиционных фондов. В то же время значительно увеличилась общая сумма кредитов, взятых домашними хозяйствами. Задолженность населения возросла на 12,6 млрд. злотых (в 2002 г. она возросла на 7 млрд., а в 2001 — на 10,6 млрд.). («Жечпосполита», 15 янв.)

««Правила, запрещающие отчислять от налога на благотворительные цели до 10% годового дохода, отбивают у людей желание жертвовать», — заявил эконом Епископата Польши свящ. Ян Дроб. С 1 января на благотворительные или религиозные цели от налога можно отчислить не более 350 злотых. «Малые предприятия передавали дары — особенно продукты с истекающим сроком хранени=я — домам престарелых, кухням для бедных, столовым при приходах, ночлежкам. Теперь государству придется взять на себя всю благотворительную деятельность — в противном случае эти люди начнут умирать с голоду», — сказал о. Ян. Для примера: ченстоховская Федерация обществ инвалидов «Бетель», которая на протяжении более чем года ежедневно выдавала бедным до 500 буханок хлеба, после изменения правил вынуждена была приостановить свою акцию. Передавая бедным излишки выпечки, пекари должны были бы заплатить налог на дарение. Дешевле просто уничтожить лишний хлеб или переработать его на корм для скота». («Тыгодник повшехный», 18 янв.)

«Часто я задумываюсь, насколько на форму нашего права собственности до сих пор влияют многолетние навыки прежней власти. К сожалению, я вижу эти навыки в склочнических процессах, которые государство ведет против собственных граждан, в административных решениях (даже министров), в недомолвках законодательства и в том, что на протяжении 14 лет не упорядочен вопрос т.н. реприватизации. Тот факт, что польское государство проиграло в Европейском суде по правам человека все 39 процессов с собственными гражданами, говорит сам за себя». (Станислав Подемский, «Газета выборча», 17-18 янв.)

Варшавский Воеводский административный суд постановил, что переписка между министрами — это официальные документы, которые, согласно закону о доступе к общественной информации, должны быть общедоступны. («Жечпосполита», 17-18 янв.)

В 1990-м — первом году польских преобразований — «Законодательный вестник» содержал 547 законов и насчитывал 1348 страниц; в 2000 г. — 1346 законов и 7456 страниц; в 2002 г. — 2098 законов и 16 020 страниц; в 2003 г. — 2191 закон и 16 456 страниц. Принятый в 1991 г. закон о подоходном налоге с физических лиц дополнялся 41 раз; закон 1991 г. об учреждениях здравоохранения — 32 раза; закон 1991 г. о системе образования — 27 раз; закон 1998 г. о пенсиях из Фонда медицинского страхования — 26 раз. («Тыгодник повшехный», 25 янв.)

Уже около 2 млн. поляков легально приобрели огнестрельное оружие. Поляки вооружаются главным образом из страха. По данным ЦИОМа, в 2003 г. 62% граждан считали, что жить в Польше небезопасно, а 73% хотя бы в небольшой степени чувствовали, что им грозит опасность. (Кшиштоф Трембский, «Впрост», 18 янв.)

В Польше существенно улучшилось качество воздуха. За последние годы концентрация таких веществ, как двуокись серы или окись азота, уменьшилась в несколько раз. В данной области Польша уже соответствует европейским нормам. Однако самой большой проблемой продолжает оставаться пыль. В разных регионах страны ее концентрация превышает допустимые нормы. В этом отношении наши города выглядят значительно хуже, чем Лондон, Берлин или Мадрид. (Ян Страдовский, «Впрост», 25 янв.)

«Налицо экономическое ускорение. По данным Главного статистического управления (ГСУ), в прошлом году ВВП увеличился на 3,7%, т.е. больше, чем ожидалось. Несмотря на это, уровень безработицы не снизился и достиг 20%! Если все так хорошо, то почему нам так плохо?» («Газета выборча», 31 янв.)

В декабре 2003 г. объем продаж в промышленности увеличился на 13,9%, а его рост за весь прошлый год составил 8,7%. («Жечпосполита», 21 янв.)

Правительство Украины утвердило план продолжения трубопровода Одесса—Броды до польского Плоцка. Однако вплоть до открытия нового отрезка оно не примет решения, потечет ли по нему из Одессы каспийская нефть или в Одессу будет поставляться российская. От того, чтó течет по трубопроводу сейчас, зависит, какая нефть будет поставляться с его помощью в будущем. (Анджей Кублик, «Газета выборча», 15 янв.)

Вице-премьеры Польши и Украины обменялись нотами об утверждении правительствами двух стран договора о строительстве отрезка, соединяющего трубопровод Одесса—Броды с Плоцком. Вице-премьер Украины Андрий Клюев сказал, что «для Украины договоренность с Польшей — шаг стратегического значения на пути к сотрудничеству с Евросоюзом». В связи с сомнениями по поводу того, какая нефть потечет по трубопроводу уже сейчас, Клюев заявил: «Мы хотим как можно скорее пустить по трубопроводу Одесса—Броды нефть в том направлении, которое предполагалось при его строительстве». (Анджей Кублик, «Газета выборча», 17-18 янв.)

«Подписанный договор — это не только шаг к энергетической независимости Польши от России. Важнее то, что он способствует обретению экономической независимости Украиной (...) Поглощение Украины Россией — необходимое условие восстановления империи, поэтому в интересах Польши поддерживать независимость Киева». (Бронислав Вильдштейн, «Жечпосполита», 17-18 янв.)

Генерал Анджей Тышкевич передал ген. Мечиславу Бенеку командование международной дивизией в польской зоне Ирака. Смена насчитывающего почти 2,5 тыс. человек польского контингента продлится до 9 февраля. («Жечпосполита», 12 янв.)

Ген. Тышкевич после возвращения в Польшу: «Было трудно, особенно вначале, когда мы создавали дивизию с нуля и надо было командовать подразделениями со всех концов света в тяжелых климатических условиях. Эта миссия позволила нам накопить много опыта. Из Ирака вернулись полностью профессиональные, зрелые солдаты. Они научились применять оружие в трудных боевых условиях. Научились они и служить гражданскому населению». («Жечпосполита», 17-18 янв.)

По данным опроса, проведенного Комитетом американских евреев, евреи из США относятся к Польше и ее правительству лучше, чем к Франции и Германии. Американцев еврейского происхождения спрашивали, в частности, как бы они выразили свое отношение к разным странам по 100 балльной шкале. Польша получила 56 баллов, Франция — 33, Германия — 45, Россия и Ватикан — по 51, а Великобритания — 77. Позиция польского правительства была оценена на 49 баллов, а французского — на 30. («Газета выборча», 27 янв.)

Исполнительный директор Всемирного конгресса евреев Элан Штейнберг: «В дискуссии об истории и антисемитизме Польша продвинулась далеко вперед, и сегодня она может гордиться тем, что поляки честно смотрят на свою историю со всеми ее светлыми и темными сторонами. Мы убеждены, что в этом отношении Польша значительно сильнее многих других европейских государств». («Жечпосполита», 9 янв.)

Некролог: «С глубоким прискорбием сообщаю, что в ночь с 6 на 7 января 2004 года в Израиле после продолжительной борьбы с безжалостной болезнью на 78-м году жизни умер «мальчик, которому так хотелось жить» — Давид Эфраимович Эфрати (Ендрек, Тадек). Он был для меня не просто другом — он был моим еврейским братом, человеком с двумя сердцами, одинаково любившим Польшу и Израиль, поляков и евреев и до последнего мгновения трудившимся ради общего блага. В моем сердце и в сердцах всех, кто встретил его на своем пути, память о нем будет жить вечно. Станислав Галос с семьей». («Газета выборча», 9 янв.)

Группа неизвестных привела в порядок еврейское кладбище в Освенциме, разоренное в начале декабря прошлого года. Кто-то поставил на место 16 старинных надгробий. «Спасибо тому, кто это сделал, кем бы он ни был», — сказал удивленный Артур Шиндлер из освенцимского Еврейского центра. Остается загадкой, как люди, приводившие в порядок кладбище, проникли на него: ключи есть только в Еврейском центре и в освенцимском Международном доме встреч молодежи. («Газета выборча», 9 янв.)

Майкл Трейсон, юрист еврейского происхождения, ведущий дела в Польше: «Польша — единственная крупная европейская страна, воздерживающаяся от критики Израиля. Это объясняется, в частности, историческими причинами: у Центральной Европы нет «долгов» перед бывшими арабскими колониями. В отличие от Западной Европы здесь нет и «нового антисемитизма» — волны нападений на евреев, совершаемых главным образом арабской молодежью — например, во Франции». («Газета выборча», 14 янв.)

«В Познани на Ставной улице была интересная с архитектурной точки зрения синагога с куполом. В 1940-1942 гг. немцы истребили познанских евреев, разрушили купол синагоги и уничтожили сакральные элементы ее убранства. В изуродованном здании они устроили бассейн, который существует до сих пор». (Анджей Осенка, «Газета выборча», 31 янв. — 1 февр.)

Общественно-культурное товарищество евреев в Польше — единственная нерелигиозная организация этой группы польских граждан. Товарищество было основано в 1950 г. и насчитывает 2700 членов в 17 местных отделениях. («Жечпосполита», 22 янв.)

Шевах Вейс, бывший посол Израиля в Польше: «Из всеобщей переписи населения 2002 г. следует, что только 1100 польских граждан считают себя евреями (...) В Польше живут 173 тыс. силезцев (эта национальность пока не признана самостоятельной), 153 тыс. немцев, 49 тыс. белорусов, 31 тыс. украинцев и более 13 тыс. цыган (...) На польской земле было убито около 4 миллионов евреев, в т.ч. более 3 млн. польских евреев. Сравнение цифр 3,351 млн. (в 30 х годах ХХ века) и 1100 (в 2003 м) — самая краткая история трагедии многих поколений еврейского народа (...) В 1989 г., после краха коммунизма, в Польше возродилось и еврейское движение. Сегодня трудно хотя бы приблизительно оценить, сколько евреев живет в Польше. По разным оценкам, их должно быть 10-15 тысяч. В еврейских организациях состоят 3 тыс. человек (...) Как могло случиться, что из 10-15 тыс. живущих в Польше евреев лишь немногим больше тысячи признались в своем еврействе во время переписи населения? (...) То, как мы относимся к национальным и религиозным меньшинствам, — самый простой и надежный экзамен на демократию и плюрализм». («Впрост», 18 янв.)

Прокурор жешувского отделения Института национальной памяти (ИНП) передал в суд обвинительное заключение по делу бывшего сотрудника органов госбезопасности Флориана М. По данным ИНП, в 1946-1950 гг. Флориан М. совершил множество преступлений против деятелей национально-освободительных организаций из Жешува и Ланьцута Флориан М. — двенадцатый бывший сотрудник органов из Жешува и окрестностей, обвиненный ИНП в коммунистических преступлениях. («Жечпосполита», 22 янв.)

С 2000 г. количество полевых птиц в Польше уменьшилось на 12%. Уменьшение птичьих популяций не коснулось лесов: вымирают только полевые птицы — тем быстрее, чем более развито в данной стране сельское хозяйство. («Газета выборча», 29 янв.)

Польша — третий в мире (после КНР и России) производитель гусиных перьев для одеял, подушек, курток и спальных мешков. Польский пух очень высоко ценится во всем мире. Он снежно-белый, а не серый, благодаря чему не просвечивает через тонкие наволочки и пододеяльники. На мировых рынках он стоит чуть ли не в два раза дороже, чем пух, произведимый на Востоке. Килограмм перьев высшего качества можно продать за 20-80 долларов. («Ньюсуик-Польша», 18 янв.)

Слупская прокуратура предъявила работнику бойни в Желистшеве обвинение в жестоком обра-щении с животными. Показанный ранее по телевидению фильм Всепольского общества охраны животных выявил варварские условия убоя. Зрители смогли, в частности, увидеть, как еще живых свиней бросают в кипяток. («Жечпосполита», 9 янв.)

Вместо того чтобы блокировать дороги, депутат Альфред Буднер («Самооборона») решил в рамках акции протеста перестать давать корм и воду собственным свиньям, которых у него две тысячи. Моря голодом и лишая воды собственных свиней, Буднер хочет показать, что цена скупки убойного скота невыгодна крестьянам. («Газета выборча», 27 янв.)

В 2003 г. польский экспорт свинины увеличился вдвое и, по оценкам Института экономики сельского хозяйства и пищевой промышленности, достиг уровня 195 тыс. тонн. Бóльшая часть польской свинины экспортируется в Россию (30%), Румынию, Белоруссию, Болгарию и Латвию. («Газета выборча», 27 янв.)

Более 3 млн. животных ежегодно используется в Польше для опытов и тестов. Большинство из них гибнет. С просьбой не подписывать закон, либерализирующий существующие правила, обратились к президенту не только польские, но и заграничные организации защитников животных, в частности Всемирное общество охраны животных с резиденцией в Лондоне, знаменитый специалист по охране животных из Кембриджского университета проф. Дональд Брум, директор Берлинского федерального центра альтернатив тестам на животных проф. Хорст Шпильман, а также Еврогруппа, объединяющая европейские организации по охране животных. («Газета выборча», 9 янв.)

«Я обращаюсь к господину президенту Речи Посполитой с покорнейшей просьбой наложить вето на закон об экспериментах на животных (...) Новый закон ликвидирует какой бы то ни было контроль за причинением им страданий и их уничтожением. Они будут обречены на жесточайшие мучения — ведь страдания этих бессловесных тварей ничего не стоят! Наоборот, они существенно уменьшают расходы и приносят прибыль. Умоляю вас... Станислав Тым». («Жечпосполита», 10-11 янв.)

Президент Александр Квасневский наложил вето на закон об экспериментах на животных и вернул его Сейму для повторного рассмотрения, обосновывая свое решение необходимостью свести страдания животных к минимуму. («Газета выборча», 13 янв.)

Станислав Лем: «Я считаю, что сначала надо навести порядок на земном шаре. Люди должны перестать убивать друг друга — только после этого можно будет создавать какой-то общий фронт космических исследований». («Жечпосполита», 26 янв.)

Януш Кохановский из Варшавского университета: «Я слушал в Лондоне передачу «Скай-Ньюс» или Би-Би-Си. Оказывается, в Интернете сотни или даже тысячи человек принадлежат к т.н. группе людоедства. Я был поражен, когда комментатор сказал, что намечается определенная «субкультура людоедства». Значит, это явление уже получило свою нишу — следующим шагом будет утверждение, что это своего рода меньшинство (...) Врач, убивший несколько десятков или сотен пациентов (...) Педофилы, которые начинают бороться за свои права. А теперь еще и людоед, который кого-то убил, а затем съел (чтобы, как было сказано в обосновании весьма мягкого приговора к 8,5 годам заключения, ощутить как можно более тесную связь с другим человеком. — Ред.). Каждая цивилизация построена на определенных табу. В наше время эти табу нарушаются (...) Цивилизации угрожают не только такого рода действия, но и реакция уголовной системы, которая считает их нормальными». («Жечпосполита», 31 янв. — 1 февр.)