ВИТКАЦИЙ ПО-РУССКИ

18 сентября 1939 г., узнав о вторжении Красной армии в Польшу, покончил с собой один из самых значительных польских писателей нашего века — Станислав Игнаций Виткевич (псевдоним — Виткаций). Критик массовой культуры, осознающий угрозу, порождаемую анонимностью и идеологизацией жизни, проявлением которых стали современные тоталитарные системы, он не питал иллюзий насчет будущего Польши, попавшей одновременно в тиски нацизма и коммунизма. В таком мире, основы которого он успел описать в своих пьесах и романах, Виткаций жить не хотел.

После войны его творчество, поначалу запрещенное, стало приобретать все большую популярность как в Польше, так и на Западе. Высокой оценки заслужило его критическое отношение к миру, в котором истребляются гуманистические ценности и единственной ценностью объявляется непосредственная полезность. В Польше особое значение придавали тем произведениям Виткевича, где он анализировал возникновение и функционирование механизмов тоталитаризма, хотя не оставалось без внимания и то, что он сделал в области живописи и философии.

Сегодня, спустя 60 лет после смерти писателя, создается впечатление, что о Виткевиче забыли. Эссеист Роман Павловский в посвященной этой годовщине статье в «Газете выборчей» подчеркивает, что в 90 е годы пьесы Виткация практически исчезли из театрального репертуара. «Почему, — спрашивает критик, — польский театр, который во второй половине 60 х, а затем в 80 е (...) восторгался драмами Виткация, давая по десять премьер в сезон, сейчас играет их на школьных утренниках? Кто вырвал зубы у автора самых скандальных и нецензурных пьес межвоенного двадцатилетия? (...) А ведь именно 1989 год, возрождение — спустя полвека — свободного рынка, либеральной идеологии и капитализма создали благоприятную для Виткация атмосферу. (...) Сегодня драмы Виткация больше других говорят о действительности и могут обойтись без комментариев. И что же? А ничего. Театр этого нового лица Виткация не заметил».

Однако его, видимо, заметил переводчик Виткевича на русский язык Андрей Базилевский, который в тот самый день, когда была опубликована вышеупомянутая статья, подарил редакции «Новой Польши» сборник «Дюбал Вахазар», куда вошли семь наиболее характерных пьес Виткация. Возможно, после периода популярности польского катастрофиста на Западе мы станем свидетелями его открытия там, где родилась его социальная чуткость, сформированная, в частности, личным опытом свидетеля большевистского переворота. Составленная Базилевским и Исаевым книга, вышедшая в московском издательстве «Вахазар», представляет творчество Станислава Игнация Виткевича необычайно компетентно, открывая тем самым его произведения новому кругу читателей.