ЕЖИ СОСНОВСКИЙ

Ежи Сосновский дебютировал как прозаик поздно, в 39 лет. В это время он был уже хорошо известен в литературных кругах, хотя о его писательских интересах почти не знали. Раньше, в первой половине 90 х, Сосновский был очень активным и чрезвычайно влиятельным литературным критиком и публицистом (постоянно выступая, в частности, на страницах «Газеты выборчей»), а также телевизионным журналистом и вообще экспертом, охотно и часто бравшим слово по вопросам искусства, в первую очередь литературы. Одновременно он занимался литературоведением, был ассистентом на факультете польской филологии в Варшавском университете, издал сборник статей о польской литературе конца XIX — начала ХХ вв. «Хвала чародейки».

Под конец 90 х его публичная деятельность явно притихла. Как будто будущий прозаик хотел, чтобы не столько, может быть, о нем забыли, сколько не продолжали упорно ассоциировать его имя с литературной критикой. После нескольких лет то ли молчания, то ли тихого присутствия он успешно дебютировал как прозаик, притом сразу двумя книгами. В 2001 г. вышли его фантастический роман «Апокриф Аглаи» и сборник ностальгически-мемуарной прозы «Многостенок». Благодаря этим книгам Ежи Сосновский почти в одно мгновение был признан одним из самых интересных прозаиков последних лет, подтверждением чему стала присужденная ему в том же году премия им. Костельских, самая важная литературная награда для польских писателей моложе 40 лет.

Ежи Сосновский обладает безупречным литературным мастерством, свободно пользуется самыми разными способами повествования, умеет — как в «Апокрифе Аглаи» — виртуозно соединить научную фантастику с мелодрамой и триллером. При этом он весьма современный прозаик, то есть хорошо знает потребности современного читателя. Первоочередная потребность — это, конечно, желание получить развлечение, хорошее и притом достойное. Дебютантский роман Сосновского в совершенстве подходит к этой формулировке. С одной стороны, «Апокриф Аглаи» — современный роман нравов типа «love story», а с другой — самая что ни на есть настоящая фантастика со шпионским сюжетом.

Но Сосновский — писатель с амбициями, с величайшим уважением относящийся к литературе как инструменту критического самопознания. Его «Многостенок», сборник рассказов, объединенных общими героями и событиями, — это набросок портрета типичного польского интеллигента, родившегося, как и писатель, в начале 60 х, а духовно созревавшего в «дурные времена» (польские 80 е). Эта книга в принципе посвящена сведению счетов со своим поколением. Главный герой «Многостенка» возвращается к делам прошлого, ибо хочет понять свои сегодняшние позиции и типы выбора. Он размышляет о своих духовных приключениях, о своей религиозности и нравственности, проще говоря, о том, каким он — под влиянием разнообразных импульсов, дружбы и чтения — стал человеком.

В следующем, 2002 г. вышел сборник рассказов Сосновского «Ночная линия». После этого варшавского прозаика стали называть самым поразительным и коварным писателем первых лет нашего века. «Ночная линия» — это новая порция развлекательной прозы, совершенно непохожей на «Многостенок». Этот сборник коротких фантастических рассказов, вдохновленных снами, состоит из веселых, шутливых страшилок, действие которых происходит главным образом в реалиях сегодняшней Варшавы. «Ночная линия» — это изнанка «дневной линии», состоящей исключительно из реалистических фактов. И нет ничего удивительного, что все дела героев оборачиваются тайной, которая тонко и неожиданно обнаруживается среди самых обычных ситуаций и событий.

Как я уже отметил, Ежи Сосновский — писатель с серьезными амбициями, писатель, которому недостаточно, что его книги хвалят за отличное ремесло. Вероятно, из каких-то более высоких устремлений родился большой проблемный роман «Течение в заливе» (2003). Перед нами современный варшавский интеллигент, погруженный в отчаяние после смерти горячо любимой жены. Более того: впавший в глубокую депрессию сорокалетний мужчина чувствует себя в немалой степени виновным в ее смерти. Он, правда, человек не религиозный, зато чрезвычайно духовно развитый. Когда-то он изучал польскую филологию, потом бросил ее и стал кинооператором. От прежних времен у него осталась слабость — склонность к мистицизму эпохи «Молодой Польши». Под влиянием некогда прочитанного и юношеских увлечений главный герой романа принимает давнюю идею спиритов как свою. Вера в метемпсихоз становится его спасательной шлюпкой. Герой не только утешается верой в реинкарнацию, но и уверен, что новая женщина в его жизни — это та, которую он встретил... сто лет назад.

Бегло пересказанный здесь фрагмент сюжета «Течения в заливе», надеюсь, может намекнуть на размах и внушительность этой книги. Кроме всего прочего, Ежи Сосновский не только обладает неисчерпаемыми возможностями мастерства и неистощимой творческой изобретательностью, но и, похоже, мечтает написать шедевр искусства романа. Воспитанный на большой литературе (не только польской) эпохи модернизма, когда-то объяснявший ее профессионально, он знает, что занятие писательством — игра на самую высокую ставку.