ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• «Силезия: пространство надежды или разложения» — так называлась сессия, прошедшая в Миколовском институте, который был основан после 1989 г. в бывшей квартире поэта Рафала Воячека и представляет собой один из самых оживленных общественно-культурных центров сегодняшней Польши. Во встрече, на которой обсуждалось драматическое положение Силезии — некогда самой процветающей части Польши, — принял участие сенатор от этого региона, всемирно известный режиссер Казимеж Куц. Он говорил о цене цивилизационных перемен и о том, что Силезия вместе со всей Европой прощается с индустриальной эпохой. «Этот процесс идет у нас совершенно бесконтрольно, при полном равнодушии общества», — говорил сенатор, в то же время с энтузиазмом отмечая такие места, как Миколув, небольшой городок, в который на этапе общественно-политических преобразований и своего рода культурной революции начинают переезжать люди из столицы региона Катовице.

• 11 ноября, в годовщину обретения Польшей независимости, в бывшей усадьбе Юзефа Пилсудского в Сулеювеке открылась выставка уникальных личных вещей маршала. Все экспонаты — собственность потомков Пилсудского. До 1939 г. они хранились в Бельведере, затем скитались по свету, а в прошлом году наконец вернулись в Польшу.

• Присуждены главные польские архитектурные премии. Отмеченные ими здания часто порождают споры — они нетипичны, полны заимствований из разных архитектурных традиций и стилей. Здания эти объединяет одно: поиски прекрасного в конструктивных возможностях использованных материалов, а не во внешних украшениях. Первые премии достались проектировщикам из Кракова, Гданьска и Познани. Лауреатом премии за творчество в целом стал Марек Дуниковский, с 1991 г. возглавляющий одно из серьезнейших проектных бюро ДОЙМ. Бюро располагается в Кракове, но сам Дуниковский стяжает лавры во всей Польше и за границей. «Дуниковский — прирожденный модернист, — пишет о нем Ежи С. Маевский. — С течением времени его технологические и функциональные решения становятся все более изощренными, и только лапидарность архитектурного языка и рациональность решений остаются неизменными. Рационализм не исключает оттачивания деталей, мастерства и уважения к месту».

• Под эгидой торгового дома «Братья Яблковские», фирмы с более чем 100-летней традицией, создан совет Премии за честную торговлю. Премия будет присуждаться ежегодно. По словам Яна Яблковского, ее цель — «положить начало дискуссии об этике честной торговли (...) Мы считаем, что ответ на вопрос об этических принципах торговли можно искать среди семейных фирм — таких, которые пережили тяжелые времена, в управлении которыми участвует вся семья, а фамилию пишут на вывеске (...) Каждый год мы хотим приурочивать к вручению премии какую-нибудь акцию, которая поможет выявить добросовестные фирмы».

• Современному польскому спальному району посвящен драматургический проект «Made in Poland», осуществленный в легницком районе Пекары молодым кинорежиссером Пшемыславом Войцешеком («Вниз по разноцветному холму»). Этот необыкновенный спектакль играют не в театре, а в окруженном блочными домами бывшем пээнэровском универсаме. «Натуралистическая сценография — не единственная причина, по которой местом представления избран спальный район, — говорит директор легницкого театра Яцек Гломб. — “Made in Poland” — это первая ласточка проекта “Сцена в Пекарах”, соединяющего в себе художественные и общественные цели. Пекары — самый большой спальный район города и в то же время культурная пустыня». В ликвидированном универсаме в Пекарах будет создана постоянная театральная сцена. Подобный проект осуществляется и в краковской Новой Гуте, где режиссер и деятель культуры Бартек Шидловский получил от города здание мастерских механического техникума и перенес туда свой театр «Лазня» («Баня»). В бывших мастерских планируется создать настоящий культурный центр для жителей Новой Гуты.

• В день 50-летия со дня основания варшавского Студенческого театра сатириков (СТС) прошли многочисленные мероприятия, напоминающие об этой заслуженной сцене, на которой в свое время боролись за правду студенты-любители. Об открывшейся в Музее литературы выставке, посвященной СТС, ее куратор Барбара Рисс сказала: «Я хотела создать повесть о театре и его времени». Сегодня СТС уже нет, но мы до сих пор помним некоторые названия его программ, прочно вошедшие в нашу речь, такие, как «Мышление имеет колоссальное будущее» или «Мне не все равно». Авторы же СТС — Агнешка Осецкая, Анджей Ярецкий, Ярослав Абрамов, Витольд Домбровский — заняли прочное место в польской литературе.

• «Состарившись, я пришел к выводу, что Макбет и леди Макбет убивают, потому что это их последний шанс урвать что-то от жизни. И они сделают всё, чтобы этого добиться», — сказал Анджей Вайда перед премьерой поставленного им в краковском Старом театре шекспировского «Макбета». А уже после премьеры рецензентка «Политики» написала: «Режиссер последовательно строит свою постановку на словах. Образ играет второстепенную роль. Условность спектакля подчеркивают все постановочные приемы. Идеально строгая, сведенная к ясным знакам сценография Кристины Захватович вносит в спектакль элемент современности и в то же время универсализма (...) В очередной раз оказывается, что зло не нуждается ни в каком особенном костюме».

• Свое 80-летие отпраздновал Анджей Лапицкий — замечательный актер театра и кино («Все на продажу», «Лекарство от любви»), многолетний ректор варшавской Высшей государственной театральной школы и директор Польского театра, сыгравший во многих фильмах Анджея Вайды и Тадеуша Конвицкого.

• Пьеса Ежи Пильха «Лыжи Святейшего отца» была написана по заказу варшавского Национального театра, на сцене которого и прошла предпремьера одноименного спектакля. До сих пор Пильх был известен как автор смелых романов. «В своей дебютантской пьесе, — пишет Роман Павловский, — известный писатель ставит вопрос, что было бы, если бы всеми обожаемый поляк, святой при жизни, гордость народа внял призывам толпы: “Останься с нами!” — и в один прекрасный день вернулся на родину. И остался бы среди нас, испытывающих к нему такую любовь. Ответ горек: скорее всего, мы не справились бы с этим даром». Сам же автор, воспользовавшись случаем, высказался о театре: «Теперь я понимаю великих писателей, которые приходили в экстаз от театра. Это такая квинтэссенция всего, такая конденсированная действительность, и эта действительность находится в театре под таким гигантским увеличительным стеклом, что очень трудно не заглянуть в этот микроскоп еще раз (...) Поэтому боюсь, что “Лыжи Святейшего отца” не станут моей последней пьесой».

• В Польше вышла созданная французскими художниками книга «Из Вадовице в Рим», посвященная Иоанну Павлу II. Этот агиографический комикс рассказывает о жизни Папы на фоне истории Польши. А если у кого есть сомнения относительно формы... Перед выходом книги польские издатели провели в краковских школах опрос, в ходе которого школьники признались, что охотнее читают комиксы, чем традиционные книги.

• Сообщая о французской премьере спектакля по пьесе Тадеуша Ружевича «Свидетели, или Наша малая стабилизация», корреспондент газеты «Жечпосполита» пишет: «В парижском спектакле обращает внимание характерная для французской культуры гармония. Драма переживается с улыбкой на устах, под аккомпанемент торжественной органной музыки (...) Во французском театре даже скука может быть облечена в прекрасную форму. Быть может, это образ жизни, который ждет нас в Евросоюзе. Образ повседневности».

• Вышел в свет новый сборник стихов Тадеуша Ружевича «Исход». О книге 83-летнего поэта пишет Малгожата Барановская: «И вновь Ружевич опубликовал сборник, который звучит как узнаваемая нота и в то же время несет в себе огромный заряд новизны. Ружевич всегда — ну, скажем, долгие годы — открывает множественность времен своего и нашего существования. Одно из них — это время, если так можно выразиться, репортерское, совершающаяся в данный момент действительность. Второе — это вечность, которой мысль Ружевича достигает не через жизнь вечную, но через этику и жизнь здесь, на земле, в культуре. Оба этих времени встречаются в вечном времени поэзии (...) “Исход” резко критикует массовую культуру. Кроме того, ни в одном сборнике Ружевича не было столько сказано о Боге».

• Презентация нового издания книги Тересы Торанской «Они», в которой собраны донельзя откровенные интервью с высокопоставленными сановниками коммунистической Польши, прошла в бывшей столовой ЦК, в нынешнем здании Финансового центра. Во вступительном слове проф. Кароль Модзелевский напомнил, что именно эту столовую называли когда-то «биржей». Вот это называется дар провидения!

• Уверенность в том, что хороший детектив не может быть написан в Польше, долго не покидала польских читателей, а также авторов, которые привыкли подписывать свои произведения фамилиями, звучащими на английский манер. Однако похоже, что и в этой области начинает что-то меняться. Моду на польский детектив постепенно создает Общество любителей детективов и остросюжетных романов «Труп в шкафу», организовавшее в Кракове I Фестиваль детектива. В рамках фестиваля были впервые присуждены премии за такого рода творчество (по замыслу, они должны вручаться ежегодно). Лауреатом этого года стал филолог-классик из Вроцлава Марек Краевский, награжденный за роман «Конец света в Бреслау». Премию за творчество в целом, разумеется, получила долгие годы лидирующая в списках бестселлеров королева польского детектива Иоанна Хмелевская.

• Между тем в списках бестселлеров произошли первые за долгое время изменения. Вперед снова вырвались мужчины. Лидирует Януш Гловацкий с автобиографическим романом «Из головы». На втором месте историко-биографическая книга Рышарда Капустинского «Путешествия с Геродотом». Далее идут «Божьи воины» мастера фэнтези Анджея Сапковского и, наконец, лауреат премии «Нике» Войцех Кучок и его книга «Говно». А Катажина Грохоля с книгой «Я вам покажу!» — только на 9-м месте!

• Присуждены премии лодзинского Международного фестиваля операторского искусства «Camerimage». Главную премию фестиваля — «Золотую лягушку» — получил Дик Поуп за съемки фильма «Вера Дрейк». «Серебряной лягушки» удостоился Родриго Прието за фильм «Александр» режиссера Оливера Стоуна, который тоже приехал в Лодзь, чтобы получить «Специальную лягушку» «за особую визуальную восприимчивость». Было присуждено еще несколько премий — в частности, Чарлиз Терон, лауреатка «Оскара» за фильм «Монстр», получила актерскую премию им. Кшиштофа Кеслёвского. Однако премии в Лодзи — пожалуй, не главное. «Несомненно, “Camerimage” — это важный фестиваль с большим потенциалом, — пишет Павел Т. Фелис. — Узнаваемое в мире название, оригинальная тема (фестиваль стал праздником операторов), интерес международной публики — всё это козыри, которые следует оценить по достоинству (...) Фестиваль этого года показал также, что “Camerimage” все больше становится местом встречи студентов киношкол. Это они приехали сюда со всего мира, вели страстные споры на импровизированных семинарах в холле или на свободных, не журналистских, а скорее творческих пресс-конференциях операторов». Важно, однако, и присутствие звезд мирового кино. Лично мне лучше всего запомнилось то, что сказал о Лодзи как месте проведения фестиваля знаменитый режиссер Дэвид Линч: «Я уже несколько лет назад открыл, что в Лодзи царит специфическое настроение и неповторимая атмосфера. Обычно здесь хмуро, лишь изредка пробивается легкий, словно приглушенный свет. Когда я обошел восемь или девять пустующих лодзинских фабрик, меня восхитило, как он преломляется на старых машинах, ветшающих стенах или проводах. И то, что в этих местах можно почти осязаемо прикоснуться к течению времени, процессу разрушения. Как будто перед тобой вдруг предстают Природа и Человек». Таким образом, Лодзь тоже включилась в дискуссию о цене цивилизационных перемен и конце индустриальной эры, с которой мы начали эту летопись.