ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• В связи с празднованием 60 летия освобождения Освенцима в краковском Театре им. Словацкого прошел международный форум, посвященный Катастрофе. В нем приняли участие выжившие узники, а также главы многих государств, в т.ч. и президент России Владимир Путин. «Быть может, сегодня нам представилась последняя возможность открытого диалога между спасшимися узниками лагерей, освободителями, молодежью и лидерами государств», — сказал инициатор форума Моше Кантор. Прошедшему Аушвиц писателю и лауреату Нобелевской премии мира Эли Визелю была вручена Всемирная декларация студентов, в которой, в частности, сказано: «Мы призываем студентов и молодежь выполнить свой долг и пропагандировать диалог между культурами и религиями, чтобы мы лучше понимали друг друга и с уважением относились к другим культурам». Послание форума лапидарно выразил президент Польши Александр Квасневский: «Мы не забудем этого и сделаем все, чтобы будущие поколения тоже не забыли».

• Открывшаяся в январе выставка работ Исаака Цельникера стала прекрасным, выразительным фоном для официальных освенцимских торжеств. Ее основная часть «Время плача... время войны» включает в себя картины и рисунки художника, сделавшего главной целью своего творчества свидетельство о военном аде польских евреев. «Мир Цельникера деформирован, залит грязью и погружен во мрак. Страшный, жестокий, полный криков, голода, мертвых детей, убиваемых стариков, виселиц и костей», — пишет Катажина Бик. Краковская выставка — первая в Польше столь обширная подборка творчества этого почти забытого живописца. Сам Цельникер чудом избежал гибели, прошел гетто, тюрьмы и лагеря, что делает его свидетельство особенно достоверным.

• Через Аушвиц прошла и Кристина Живульская. После войны эта известная писательница-сатирик и автор эстрадных текстов дебютировала автобиографической книгой «Я пережила Освенцим». Недавно книга была переиздана, в связи с чем подруга Живульской Стефания Гродзенская сказала: «Она писала не для того, чтобы напечататься, но чтобы освободиться от ужасающей травмы после Павяка [тюрьмы в Варшаве] и Освенцима, чтобы почтить память других узниц — этих замечательных девушек, которые там, где не осталось ничего человеческого, ухаживали за еще более слабыми».

• В этом году премию им. Александра Гейштора, присуждаемую Банковским фондом им. Леопольда Кроненберга, получил Казимеж Петр Залесский — как сказано в вердикте жюри, «за проведение полной модернизации Польской библиотеки в Париже». Польская библиотека была основана в Париже в 1838 году. С 1853 г. она размещается в старинном дворце на острове Сен-Луи, купленном на пожертвования эмигрантов. Проф. Залесский, по образованию физик, а с 1999 г. директор библиотеки, говорит, что «больше времени, чем сами ремонтные работы, заняли хлопоты, связанные с получением от французских властей разрешения на перепланировку здания, являющегося памятником архитектуры (...) По-моему, главное — что мы предотвратили постепенное обветшание фондов». Этому наверняка способствовало и окончательное определение права собственности на здание библиотеки, за которое в последнее время велись ожесточенные бои. Сегодня хозяева Польской библиотеки — это Литературно-историческое общество и краковская Польская академия знаний, возрожденная после долгих лет небытия. «Множество ценных книг, отправленных в Польшу в 20 е годы, пропало во время войны. Так, может быть, лучше сохранить часть польских сокровищ в Париже? Париж — прекрасное место для популяризации польской культуры», — ответил директор библиотеки на вопрос, не должны ли ее фонды оказаться в Польше.

• Между тем ожидается очередная реструктуризация Института Адама Мицкевича, который должен заниматься популяризацией польской культуры в мире, но, как утверждает руководство министерства культуры, делает это чрезвычайно неумело.

• В Варшаве на 84 м году жизни скончалась Михалина Вислоцкая, автор первого польского учебника по сексологии. Ее изданная в 1976 г. книга «Искусство любви» сначала вызвала невероятный скандал, а затем разошлась многомиллионным тиражом. «Секс — это пролог к любви, — писала Вислоцкая. — Когда двое молодых людей встречаются, сначала они испытывают друг к другу сексуальное влечение. И так постепенно это начинает сближать их».

• В варшавской «Галерее XXI» прошла выставка «День матери», посвященная искусству женщин. «В выставке участвуют художницы помоложе и постарше, а в каждой работе есть что-то на тему материнства и отношений между матерью и дочерью», — написала Дорота Ярецкая. Но это вовсе не ангельская идиллия. «Меня интересуют женщины, которых обстоятельства места и времени вынуждают расстаться с укоренившимся в культуре образом. Они перестают быть нежными матерями и возлюбленными и внезапно делаются агрессоршами, террористками», — говорит художница Анна Баумгарт. Другая, Эва Тоняк, рассказывает о предыстории выставки: «Женских групп не было, так как зачастую художница просто боялась признаться, что она женщина. Признаться, что ты женщина, — значит признать себя кем-то более слабым, а создать группу — это признаться вдвойне». «И вдруг в середине 90 х появилось множество женщин-художниц, — добавляет Магдалена Уйма. — Это было связано с переменами в самом искусстве. Живопись и скульптура уступили первые позиции в иерархии искусств, появились новые выразительные средства, исчез “великий отец”, гений мужского пола (...) непогрешимый законодатель мод». «Польские женские группы наверстывают упущенное время — время невиданной прежде феминистической революции в искусстве, но и время поп-игры, которой раньше тоже не было», — подытоживает Дорота Ярецкая.

• В краковской галерее искусств «Бункер штуки» («Бункер искусства») открылись две любопытные выставки: «Thanks Jackson» (имеется в виду Джексон Поллок) Эдварда Двурника и «Десятилетие живописи» Оскара Давицкого. «Известный польский художник и признанный мастер перформанса ведут удивительную игру со своим творческим образом, — пишет Юстина Новицкая. — Эдвард Двурник впервые в своей жизни выставил серию абстрактных полотен, в то время как Оскар Давицкий дебютировал выставкой традиционно написанных картин».

• В радиоцикле «Музыкальные города», транслирующемся в нескольких десятках стран мира, недавно была представлена Варшава. По радио прозвучало семь концертов и один оперный вечер. Все концерты были выдержаны в разных стилях — от барокко до современности. Варшава показала себя городом ярким и многогранным.

• Поставленный в Музыкальном театре Гдыни спектакль «12 лавок. Проект без цензуры» стал первым в Польше театральным проектом, основанном на музыке хип-хоп, где в главных ролях выступают брейкеры. «Почему “12 лавок”? — пишет о спектакле Яцек Цесляк. — Потому что мечты многих поляков не сбылись. По дороге в Европу они застряли в своем микрорайоне, на лавке возле перекладины для выколачивания пыли. Это единственный в стране круглосуточный дом культуры для подростков, брошенных на произвол судьбы школой, Церковью, семьей и политиками. Молодежь считает, что, танцуя брейк, она ставит страну с ног на голову (...) У героев гдыньского спектакля нет дипломов художественных училищ, но это прирожденные шоумены. Брейк в их исполнении нарушает законы тяготения. Они танцуют на голове, на руках, на спине и на коленях, провоцируя девушек на сольные номера (...) Они ведут себя вызывающе, так как хотят разрядиться после школы. Они копируют заграничные образцы, поскольку наши оказались малопривлекательными. Режиссер Ярослав Станек доказал, что из любительского дворового движения могут вырасти профессионалы, не лишенные художественного чувства».

• В рецензии на спектакль «Поколение», тексты к которому написали десять разных авторов, Роман Павовский размышляет о современной польской драматургии: «Между яппи из международных корпораций и дворовыми хулиганами появилась целая гамма героев, которых уже невозможно впихнуть в определение одного поколения. Сегодня герои “поколенческих” пьес — это рабочие, врачи, менеджеры, студенты, безработные, несовершеннолетние преступники, жители метрополий и глубинки. Это люди, подчиняющие себе действительность, карабкающиеся по ступенькам карьеры, и те, кто отстал от поезда капитализма и теперь толкается в коридорах бирж труда».

• Предпремьера спектакля, о котором пойдет речь, состоялась в Дюссельдорфе, а польская премьера — в краковском Старом театре. Анджей Стасюк написал по заказу немецкого театра пьесу о национальных стереотипах, бытующих у поляков и немцев. О своем произведении, полное название которого звучит «Ночь, или Славяно-германский медицинский трагифарс», Стасюк говорит следующее: «Мне хотелось написать ритмичную, поэтичную и забавную вещь. Я решил, что “Ночь” будет ироничным намеком на славянских “Дзядов» и германскую “Вальпургиеву ночь” (...) Я написал текст, состоящий из расхожих мнений и стереотипов, которые граничат с абсурдом».

• В этом году «Золотые Пятницы», присуждаемые по итогам плебисцита газеты «Жечпосполита» самым популярным представителям мира польской культуры, получили Кристина Фельдман, Данута Стенка, Войцех Манн, Артур Жмиевский и Ирена Сантор.

• Число зрителей, посетивших польские кинотеатры в 2004 г., возросло по сравнению с 2003 годом на 40,3%. Больше всего людей посмотрело «Страсти Христовы» Мела Гибсона (3,45 млн.). Из польских фильмов наибольшей популярностью пользовалась экранизация книги Катажины Грохоли «Никогда в жизни» (1,62 млн.). Почти 350 тыс. человек посмотрели фильм Юлиуша Махульского «Винчи».

• Премию «Книга 2003 года» получил Юзеф Хен за роман «Мой друг король» о последнем короле Речи Посполитой Станиславе Августе.

• «Ласковый варвар» — так называется популярное сегодня в Варшаве место — нечто среднее между книжным магазином, кафе и таинственным фан-клубом. Здесь часто проходят литературные встречи, а недавно был организован цикл «Ласковых чтений» для детей. Афиша приглашала «любителей очень хорошей литературы дошкольного и младшего школьного возраста». Это еще одно мероприятие, которое должно познакомить детей с книгами. Есть надежда, что, раз подружившись с ними, они уже никогда этого не забудут.

• Сегодня вместо списка бестселлеров я представлю два новых сборника замечательных поэтов, которые, вероятно, в такие списки никогда не попадут, и две книги молодых авторов, которые настолько шокировали общественное мнение, что вскоре наверняка в них окажутся.

• О сборнике Рышарда Крыницкого «Камень, иней» пишет Юстина Соболевская: «Среди потоков книг, ничего не значащих слов, актуальных газетных строчек и рекламных лозунгов случается иногда услышать голос иной — сосредоточенный, тихий, очень личный и обращающийся к нам как бы из-за пределов времени (...) Сборник подобен ракете перед стартом, направленной прямо в космос. Признаться, такими вещами мы обычно не занимаемся — вечность, потусторонний мир. Да и существуют ли они? Может быть, нет никакого “там”, а есть только “здесь”? (...) Это не просто сборник стихов. Это голос из другого измерения».

• О последнем сборнике Эвы Липской «В другом месте» говорит сама поэтесса: «Я пишу, потому что хочу что-то сказать или рассказать. Обратить на что-то внимание. Поделиться своей мыслью, чем-то, что для меня важно и, быть может, будет важно также для читателя».

• «Вокруг романа “Любево” Михала Витковского поднимается все большая шумиха, — пишет Катажина Яновская. — Ничего удивительного — ведь Витковский разошелся не на шутку. Он нарушил все правила политкорректности и написал книгу не столько о гомосексуалистах, сколько о педиках — рассказы мужчин-проституток (...) На представлении романа Витковского (...) собралось множество видных издателей, известных феминисток, литературных критиков (женщин) и авторов громких прозаических дебютов (опять-таки женщин) — словом, состав аудитории подтверждал, что “Любево” — это хит. Вопрос лишь в том, станет ли Витковский кометой одного сезона или новой литературной звездой?» По мнению критика Петра Сливинского, «все же не стоит классифицировать Витковского, приклеивая ему ярлык автора для “голубых”. У “Любева” есть шанс постоять за себя и на территории “неориентированной” литературы».

• Однако главным хитом сезона обещает стать книга «Ничего» 40 летнего Давида Беньковского. «“Ничего” — это первая вполне удачная попытка подвести итоги первого 15 летия III Речи Посполитой. К сожалению, в романе преобладают потери, а не приобретения, разочарования, а не достижения, — пишет Кшиштоф Маслонь. — Вышел роман, говорящий в полный голос о нашем “здесь и сейчас”, представляющий жизнь разных кругов общества и поколений, вдумчиво анализирующий действительность и ставящий меткий диагноз. Такой книги о Польше без прикрас, о Польше, за которую больно (...) мы ждали уже очень давно». Роберт Осташевский идет еще дальше: «Роман “Ничего” Давида Беньковского можно с успехом рассматривать как современный аналог “Куклы” Болеслава Пруса (...) В расписанном на несколько голосов романе Беньковский показывает, до какой степени прохождение через зубцы перемен, которые испытало на себе наше общество после 1989 года, меняет людей». Добавим , что по профессии автор — психотерапевт. «Ничего» — уже второй его роман. Дебютантская книга «Есть» заинтересовала критиков, получила множество премий, но не вызвала энтузиазма у читателей.