ПОЛЬША И УКРАИНА: ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ

Теперь, после того как и Польша, и Украина обрели независимость, об отношениях двух стран принято говорить, что они хорошие, как никогда прежде. В этом утверждении есть некоторое публицистическое преувеличение (в конце концов обе страны впервые в истории, не считая давнего прошлого, имеют возможность вполне самостоятельно формировать взаимные отношения), однако оно действительно еще никогда не было столь близким к истине, как ныне. Огромное значение имели события осени и зимы прошлого года. Во-первых, в дни “оранжевой революции” украинцы продемонстрировали, насколько близки им такие ценности, как свобода, правда, солидарность — ценности, которые поляки тоже считают фундаментальными. Во-вторых, в добивавшихся уважения к своему выбору украинцах поляки увидели как бы самих себя времен борьбы с тоталитарной диктатурой. А это вызвало — несмотря на некоторые сложности во взаимоотношениях в прошлом — не отмечавшуюся прежде на берегах Вислы волну солидарности с украинской демократией и поддержки украинского общества как такового. Не опасаясь преувеличения, можно сказать, что “оранжевая революция” вывела польско-украинские взаимоотношения на невиданный по своим масштабам “массовый уровень”. Теперь самое главное — не упустить достигнутое и одновременно расширять польско-украинские отношения во всех возможных областях.

События прошлого

С того момента, как Польша и Украина стали суверенными государствами, наибольшую напряженность в двусторонних отношениях, как это ни парадоксально, вызывали не текущие политические разногласия, а события прошлого. Главными очагами, вокруг которых возникали исторические споры, вызывавшие порой серьезные кризисы во взаимоотношениях, были: польско-украинская война 1918-1919 гг. (ее символом стало польское воинское кладбище во Львове, которое в Польше обычно называют Кладбищем Орлят), а также наследие II Мировой войны, в частности, бремя польско-украинского конфликта, в котором для польской стороны символом является антипольская операция УПА на Волыни, в Подолье и Восточной Галиции, а для украинцев — операции “Висла”, переселение украинского населения из юго-восточной в северную и западную части Польши.

Хотя процесс исторического примирения поляков и украинцев не был простым и безболезненным, следует отметить (учитывая относительно недолгий период свободного польско-украинского диалога), что народам обеих стран удалось достичь в этом процессе весьма многого. Главное, что они начали создавать (либо восстанавливать) как настоящие, так и символические кладбища жертв польско-украинских конфликтов в ХХ веке: польско-украинской войны — на Украине во Львове, а в Польше — в Перемышле, Александрове-Куявском, Калише-Щипёрне, Варшаве и Кракове; конфликтов во время и сразу после II Мировой войны — на Волыни и в юго-восточной части Польши). Процесс этот идет медленно и в прошлом неоднократно вызывал напряженность. Успех поляков и украинцев состоит в том, что эта напряженность не испортила текущих двусторонних отношений. Следует особенно подчеркнуть, что когда из-за событий прошлого возникал кризис, то диалог продолжал осуществляться благодаря поддержке сторонников сотрудничества по обе стороны границы (важнейшей, вероятно, стала первая польско-украинская встреча 1 ноября 2002 г., которая сопровождалась общей молитвой на польском и украинском воинских кладбищах во Львове и состоялась меньше чем через полгода после кризиса вокруг Кладбища Орлят, ставшего причиной отмены визита президента Польши на Украину). В последние месяцы новым и чрезвычайно важным явлением стало то, что в польско-украинский диалог включились римско-католические и греко-католические епископы, которые 18 июня 2005 г. обратились к верующим с письмом, содержавшим призыв к взаимному прощению и примирению. Это настойчивое стремление к диалогу, а также готовность обеих сторон искать компромисс принесли свои плоды в июне нынешнего года: состоялось официальное открытие Кладбища Орлят и кладбища воинов Украинской Галицийской армии во Львове, в котором приняли участие президенты обоих государств. Один из самых длительных споров в двусторонних отношениях завершился. Однако это не означает, что история больше не будет вмешиваться во взаимоотношения двух стран. Чтобы ее роль не была отрицательной, необходимо продолжать неустанный диалог между польскими и украинскими историками и в результате вносить необходимые изменения в учебники истории по обе стороны границы; требуется также завершить процесс создания мест памяти жертв польско-украинского конфликта. И хотя этот процесс, наверняка, не будет легким, тем не менее, учитывая имеющиеся достижения в польско-украинском сотрудничестве в этой области, можно и здесь выразить осторожный оптимизм.

Политические взаимоотношения

В области политических взаимоотношений обе страны стоят перед серьезным вызовом. Как Польша, так и Украина переживают период смены власти (в Польше политическая “смена караула” произошла осенью текущего года, на Украине она наступит весной будущего года), и чрезвычайно важно, чтобы накопленный до сих пор капитал в области польско-украинского политического сотрудничества не оказался после выборов растранжиренным (что касается Польши, то там нет такой опасности, ибо к власти пришли политические силы, активно участвовавшие в поддержке демократических перемен на Украине; значительно труднее предвидеть, как сложится политическая ситуация после украинских парламентских выборов). Еще один серьезный вызов — выработать и проводить эффективную политику на международных форумах в контексте кризиса внутри Евросоюза (возникшего вследствие проигранных референдумов по конституции во Франции и Голландии). Сложности в этой области возникают по причинам как внутренним, так и внешним. Самая серьезная трудность в эффективном лоббировании Польшей украинских национальных интересов — нестабильная поддержка стремления Украины в Европу самим украинским политическим классом (самым красноречивым тому примером стало парламентское голосование по пакету законов, необходимых для вступления во Всемирную торговую организацию). Внутренний кризис в Евросоюзе ведет в свою очередь к тому, что нелегкий и прежде процесс формирования Польшей коалиции в пользу членства Украины в ЕС, становится еще труднее. Это не означает, что он не может завершиться успехом. Тут самый главный капитал Украины — относительно высокая (как показывают данные опросов) поддержка стремления Украины в ЕС в странах-членах Евросоюза. Она куда выше, чем поддержка Турции, уже несколько десятилетий остающейся кандидатом на вхождение в европейские структуры. Членство в ЕС для Украины — цель стратегическая. Тем не менее было бы непростительной ошибкой сводить польско-украинские политические взаимоотношения в целом лишь к этому вопросу, ибо вне зависимости от того, когда интеграционные устремления Украины увенчаются успехом, польско-украинское политическое сотрудничество было и остается важным элементом стабильности и безопасности в нашем регионе Европы.

Экономика

Польша занимает одно из первых мест в списке торговых партнеров Украины: на пятом месте как партнер Украины по экспорту и на четвертом — по импорту. В 2004 г. объем товарооборота между двумя странами превысил 3 млрд. долларов. Следует подчеркнуть, что в последние десять лет в объеме товарооборота постоянно сохраняется тенденция роста.

В перспективе значительно более важным фактором, чем товарооборот, представляются инвестиции, ибо именно они стабилизируют экономическое сотрудничество. До конца 2004 года инвестировали главным образом поляки. На Украине работает около тысячи польских и польско-украинских фирм. По общему объему польских капиталовложений, составляющему около 200 млн. долл., наша страна занимает седьмое место среди иностранных инвесторов на берегах Днепра. Самой значительной польской инвестицией на протяжении многих лет была покупка польским “Кредит-Банком” Западно-Украинского коммерческого банка (теперь собственность банка ПKO). В последнее время на Украину начали поступать инвестиции крупнейшего польского страховщика ПЗУ. Но больше всего денег польские предприниматели вкладывали на Украине в малый и средний бизнес. Следует отметить тот факт, что объем польских инвестиций за последние два года почти удвоился. Будет ли эта тенденция сохраняться, зависит прежде всего от экономической политики Киева, от того, справится ли новая правительственная команда с разгулом коррупции и станут ли прозрачными вводимые ею правила игры в экономике (первые, несколько поспешные шаги правительства Юлии Тимошенко, когда без переходного периода ликвидировались свободные экономические зоны, к сожалению, не способствовали созданию образа Украины как страны с благоприятными условиями для инвестиций).

Вступление Польши в Евросоюз сделало польскую экономику более привлекательной для инвестирования (благодаря более легкому доступу на рынки внутри ЕС). Этот положительный аспект оценил и крупный бизнес Украины. В первой половине текущего года в завершающую фазу вступили переговоры о двух крупных украинских инвестициях в Польше: Индустриальный союз Донбасса покупает металлургический комбинат “Ченстохова”, а к “Автозазу” переходит завод по производству легковых автомобилей “Жерань”, оказавшийся в исключительно трудных обстоятельствах после того, как обанкротился его прежний владелец — корейский концерн “Дэу”. Объем инвестиций в один только комбинат “Ченстохова” должен составить 1,25 млрд. злотых (около 380 млн. долл.).

Общество

“Добавленной стоимостью” “оранжевой революции” стал, как я уже отмечала выше, весьма важный “массовый уровень” польско-украинских контактов. Непростительным грехом политиков по обе стороны границы было бы растратить капитал взаимной симпатии. Чтобы этого не случилось, необходимо прежде всего организовать обмен молодежью — используя опыт уже действующей программы польско-германского обмена молодежью (эта модель дает возможность действовать в масштабе, весомом с общественной точки зрения, а кроме того предусматривает совместную ответственность, в том числе финансовую, обоих государств за контакты молодого поколения). Необходимо расширение рамок существующих программ стипендий (для молодых ученых; им. Л.Киркланда для молодых лидеров; “Gaude Polonia” для творческой интеллигенции и переводчиков польской литературы), с тем чтобы как можно больше молодых украинцев получило возможность учиться в Польше и знакомиться с нашей страной. Настало время окончательно определить официальный статус Европейской коллегии польских и украинских университетов и расширить ее деятельность.

Большую роль во взаимных контактах играли и по-прежнему могут играть неправительственные организации (добивающиеся получения средств на свою деятельность, в частности, из зарубежных источников). Многие из них (в том числе Фонд им. Стефана Батория, фонды “Новый Став”, “Просвещение для демократии”, “Возрождение”, “Школа лидеров”, “Наш Станислав”, фонды Института восточных исследований, “Польско-Чешско-Словацкой солидарности”, ассоциации “Лэва”, Восточноевропейский демократический центр) на протяжении многих лет сотрудничают с партнерами по другую сторону границы: прекрасно ориентируются в польской и украинской специфике, стремятся попасть в самые отдаленные уголки в обеих странах, и — что также немаловажно — их деятельность обходится относительно дешево. На протяжении последних лет много было дискуссий о необходимости создать специальный фонд для поддержки неправительственных организаций. Будем надеяться, что этот проект в конце концов осуществится (в последние два-три года в бюджете Польши были выделены средства на эти цели, а партии, победившие на минувших выборах, например, “Право и справедливость”, обещали создать Фонд добрососедства).

Прежде в польско-украинских контактах отношение к культуре было как к Золушке, хотя как раз культура может служить прекрасным инструментом взаимного познания и формирования связей между народами обеих стран. В этом вопросе мало что изменилось в связи с проведением Года Польши на Украине и продолжающимся, хотя и мало заметным проведением Года Украины в Польше. Ибо проводимые время от времени акции не заменят систематической работы по всестороннему представлению достижений в области культуры соседней страны (так, чтобы, например, украинская культура не ассоциировалась в Польше исключительно с фольклором). Об успехах в этой сфере мы сможем говорить лишь тогда, когда польские и украинские деятели культуры будут систематически появляться в культурном пейзаже соседней страны, а не только по случаю специально организованных “годов” или “сезонов”. Причем речь идет не только о высокой культуре, но и о популярной, ибо она-то и доходит до самого массового потребителя. Дождемся ли мы того времени, когда, например, киевские радиостанции будут транслировать наряду с украинской и русской польскую легкую музыку?

Один из самых важных вопросов, влияющих на качество наших взаимоотношений, — сама возможность пересечения границы. Речь тут идет и о процедуре выдачи виз, и о том, что происходит на границе. Если бы договор между Польшей и Украиной о визах выполнялся в полном объеме, то он не создавал бы больших трудностей во взаимных контактах (не будем касаться обременительности самого прохождения необходимой визовой процедуры). Однако некоторые положения договора применяются весьма ограниченно (например выдача, годичных виз лицам, занятым в сфере экономического, научного и культурного сотрудничества). Серьезного внимания требует и вопрос улучшения качества пограничных и таможенных процедур — их прежде всего необходимо ускорить (в частности, путем обуздания коррупции). Оба этих вопроса приобретают тем более важное значение, что из-за террористических актов, происшедших в последние месяцы, режим на европейских границах весьма ужесточился (например, Франция восстановила паспортный контроль). А ведь ежегодно наши границы пересекают миллионы поляков и украинцев (в прошлые годы таких пересечений было от 6,5 до 8 миллионов).

Теперь на повестку дня в польско-украинских отношениях встал вопрос о том, чтобы украинцы могли получать легальную работу в Польше, и это действительно серьезная проблема. По некоторым оценкам, в Польше работает около 300 тысяч украинцев, и подавляющее большинство — нелегально, несмотря на то что в целом у них репутация честных и, что важно, недорогих работников. Происходит так не потому (во всяком случае не только потому), что польские работодатели хотят обмануть отечественные фискальные органы, но прежде всего потому, что иностранец может получить разрешение на работу только выдержав настоящее хождение по бюрократическим мукам. Нынешнее положение, крайне неудобное для украинцев, одновременно наносит реальный ущерб польскому бюджету. Самым простым и в то же время вполне возможным решением, несмотря на относительно высокий уровень безработицы в Польше, может стать введение контингентов для сезонных рабочих. Такое решение принято и успешно действует во многих европейских странах. Положительный эффект здесь очевиден, а негативных побочных последствий либо вовсе нет, либо они незначительны. Как представляется, эта простая истина постепенно доходит до чиновников польского ведомства труда, ибо, согласно сообщениям СМИ, переговоры по этому вопросу уже значительно продвинулись вперед.

Представленный выше перечень вопросов, которые требуют решения в сфере польско-украинских отношений, разумеется, неполон. Я старалась выделить те вопросы, которые особенно важны для наших стран и граждан. Полякам и украинцам придется справляться с серьезными вызовами. Я не настолько большой оптимист, чтобы считать, что мы справимся со всеми предстоящими трудностями, но со многими из них мы сможем справиться. С пользой для граждан наших стран и нашей части Европы.