Украинцы очень доброжелательны

С профессором Лешеком Бальцеровичем, представителем президента Петра Порошенко в украинском правительстве, беседовал Витольд Гадомский

— Какой будет ваша роль в правительстве Украины?
— В последние месяцы я без лишней огласки несколько раз беседовал с Петром Порошенко и побывал на Украине. С самого начала я считал, что премьер-министром Украины обязательно должен быть гражданин этой страны. И порекомендовал создать группу стратегических советников для властей — не только для правительства и президента. На последнем этапе переговоров я предложил Ивану Миклошу*, бывшему вице-премьеру Словакии, чтобы тот стал сопредседателем указанной группы. Я очень высоко ценю его за реформы, которые он провел в своей стране. Миклош на протяжении двух лет дает советы украинскому министерству финансов. В последнюю пятницу своего пребывания в Киеве я окончательно договорился с президентом Порошенко о роли и позиции этого коллектива стратегических советников. Я заинтересован в том, чтобы он с самого начала участвовал в процессе принятия решений, а не только высказывал свое мнение о готовых законодательных проектах. Когда я работал в нескольких польских правительствах, мне очень везло с сотрудниками. И у меня есть уверенность, что в Киеве команда советников тоже будет превосходной. Моей правой рукой станет Ежи Миллер*, которого я знаю много лет. Это выдающийся государственный чиновник высшего уровня, человек с огромным опытом. В эту группу согласился войти также Мирослав Чех*, который являет собой живое связующее звено между Польшей и Украиной. Разговаривал я и с другими. Нескольких советников предложил Иван Миклош. В составе названной группы окажутся также люди с Украины. В этой стране тоже есть очень хорошие специалисты. 
— Но вы ведь будете не только советником, но еще и представителем президента в правительстве.
— Представителем, но не членом правительства. Меня попросил об этом Порошенко. Я согласился при условии, что моим заместителем станет Ежи Миллер. У меня нет намерения переезжать на Украину, так как и в Польше есть много такого, что нужно сделать. Хочу бывать в Киеве по меньшей мере раз в две недели, а общаться при помощи интернета я ведь могу и из Варшавы.
— Вы не опасаетесь поражения? Министр экономики Айварас Абромавичус, родом из Литвы, отказался работать на украинское правительство.
— Все важные задачи сопряжены с риском. Если кто-то боится рисковать, он за них не возьмется. Но это не соответствует моей жизненной философии. Я согласился по очевидным причинам. Успех демократической Украины весьма важен для сохранения того порядка в нашем регионе, который возник после распада Советского Союза. Президент России Владимир Путин ни о чем так не мечтает, как о катастрофическом поражении Киева. Из всех лидеров Украины, с которыми я имел возможность познакомиться — а я езжу туда с 1992 г., — Порошенко производит на меня безусловно наиболее благоприятное впечатление.
— Убеждены ли украинские политики в необходимости реформ?
— Многие — да. Важно, чтобы в парламенте имелось поддерживающее реформы стабильное большинство. Это задача президента и премьер-министра. Я могу только советовать, что надлежит сделать. Помимо этого, во время моих визитов на Украину я встречался с лидерами всех партий. У них о польских реформах безусловно куда лучшее мнение, чем, например, у нынешнего министра юстиции Польши Збигнева Зёбро. Важны также встречи со средствами массовой информации. Украинские СМИ в противоположность российским весьма плюралистичны, а также настроены критически по отношению к политикам и действиям правительства. Журналисты, разговаривая со мной, обычно ждут, что я подвергну тотальной критике то, что происходит в их стране.
— Заслуживают ли украинские политики суровой критики?
— Украина после создания независимого государства запоздала с проведением радикальных рыночных реформ. Поэтому возникшая там экономика является — в отличие от польской — смешанной, частично рыночной, но с большим вмешательством государства и влиянием олигархов.
— Широко распространено мнение, что их влияние отнюдь не ослабло и что эти люди тормозят реформы, которые нанесли бы удар по их интересам.
— Не следует каждого крупного предпринимателя называть олигархом. Олигарх — это тот, кто нажил свое богатство благодаря политическим связям. Я был очень разочарован тем, что происходило на Украине после оранжевой революции. Считаю, что основная вина ложится на плечи Виктора Ющенко, который, получив пост президента, главным образом был занят борьбой с Юлией Тимошенко. Его преемник Виктор Янукович в первые месяцы старался проводить какие-то реформы, повысил, к примеру, пенсионный возраст, который был необычайно низким, но потом его больше интересовало наращивание своего имущества, а в последний момент он вдруг резко отвернулся от Европы.
— Как сегодня себя чувствует экономика и народное хозяйство Украины?
— Ситуация, которую унаследовали новые власти, была настолько трудной, что не существовало никакой возможности избежать глубокого экономического спада; к этому добавилась агрессия России, военная и экономическая (если бы Германия воздержалась от импорта товаров из Польши, мы тоже получили бы глубокий спад). Правительство в течение последних двух лет не смогло провести все нужные реформы, но вместе с тем у него имелись и большие успехи. Например, удалось спасти страну от бюджетной катастрофы. В 2014 г. бюджетный дефицит превышал 10% ВВП, в 2015 г. этот показатель упал до 2-3%. Причем в то же самое время правительство решительным образом увеличило расходы на оборону; а армия создавалась там в принципе чуть ли не с нуля. Украинские власти избежали также краха банковской системы, и в этом большая заслуга нового руководства центрального банка. Не удалось, правда, избежать инфляции вследствие ослабления курса гривны, но Украина успешно перешла к свободному курсу валюты. Если бы этот курс был жестким, то наступил бы крах. Еще несколько лет назад страна ежегодно импортировала из России 44 млрд кубометров газа, в 2016 г. этот импорт будет нулевым. Если говорить об обретении энергетической независимости от России, то перед нами рекорд Европы.
— А как выглядит борьба с коррупцией?
— И здесь происходит много хорошего. У наиболее коррумпированной акционерной компании «Нафтогаз Украины» появилось новое руководство. В больших городах буквально с нуля возникает новая полиция, и это рассматривается как большой успех. Я буду знать больше, когда познакомлюсь с данными, которые попросил предоставить. Хочу выяснить, где пока еще функционируют монополии, какие инспекции в наибольшей степени не дают покоя предпринимателям. Петр Порошенко, которого я считаю лучшим украинским политиком с 1991 г. — не просто патриот, он еще и отдает себе отчет в том, что его успех будет зависеть от успеха Украины.
— Каким образом украинцы реагируют на иностранных граждан, которые занимают высокие государственные должности или становятся советниками?
— Я не проводил исследований на эту тему. Могу лишь сказать, что не заметил в обществе каких-либо проявлений враждебности. Напротив, я встречаюсь там с невероятной доброжелательностью. Мне также ничего не известно об украинских политиках, критикующих присутствие зарубежных советников и питающих надежду таким способом добиться поддержки народа. С точки зрения открытости по отношению к иностранцам Украина, пожалуй, опережает Польшу.
— Насколько я понимаю, ваша задача будет заключаться, кроме всего прочего, еще и в том, чтобы убеждать западных политиков, что у Украины есть шансы выйти из коллапса.
— Да, но эта деятельность должна будет основываться на фактах, а не на пропаганде. Такие факты необходимо показывать, поскольку западные СМИ зачастую — то ли из лени, то ли в результате российских манипуляций — представляют ситуацию у наших соседей в слишком мрачных тонах.
— Есть ли шанс на ассоциацию Украины с Европейским союзом, несмотря на отклонение такой возможности на референдуме, состоявшемся в Голландии?
— Для Европы было бы драмой, если бы решение голландцев, принятое под воздействием сильных эмоций, заблокировало большой и важной стране дорогу в ЕС. До меня доходят сигналы, что, невзирая на итоги голландского референдума, ассоциация Украины с Евросоюзом вполне может состояться. Обещана также — и это важно — отмена виз для украинцев.