Ушел Ежи Помяновский

11.11.2005, Варшава, Президентский дворец. Торжественное вручение орденов и государственных наград по случаю Национального праздника независимости. Фото: East News.

Он был из поколения, помеченного историей, как мало какое другое. Окончание школы совпало с началом войны, юность с трагедией скитаний, университетами стали и армия, и рабский труд, и учеба в далеком краю.

Поколение, которого коснулись наиболее драматичные испытания, сохранило энергию, оптимизм, открытость, доброжелательное отношение к людям. Несмотря на уходящие годы, они были молоды духом и отличались неподдельным любопытством, их интересовало все — другие, чужие, новые идеи и мысли.

Таким был Ежи Помяновский, таким был и Его одногодок — мой отец. Такое это было поколение.

Я познакомился с Профессором уже как президент Польши. С самого начала нашего знакомства на меня произвели впечатление Его знания, изысканность и мягкость, с которой он говорил о людях или народах.

30 марта 1998 года я имел честь вручить Профессору Командорский крест со звездой Ордена возрождения Польши. Тогда я сказал:

«Сегодня мы почтили Вас высокой государственной наградой как человека, труд, творческие и научные свершения, а также гражданская позиция и общественная деятельность которого являются основанием для заслуженной славы. Широкий резонанс Ваших достижений и их общественное значение обеспечили Вам высокое место в польской культуре и всей современной жизни нашей страны. Ваша стихия — литература. Ради ее чар Вы оставили профессию врача. Сегодня Вы — лауреат престижных премий Польского авторского общества ЗАИКС, ПЕН-клуба и журнала «Литература на свете». Эти премии, подтверждающие значимость Вашей деятельности как переводчика, являются выражением признания как минимум двойных Ваших заслуг в этой области. Благодаря Вашему необыкновенному трудолюбию у польского читателя появилась возможность прочитать многие произведения прекрасной русской литературы. В первую очередь — почти всё наследие Исаака Бабеля. Благодаря вам мы познакомились почти со всеми драматическими произведениями Льва Толстого, пьесами Евгения Шварца, рассказами Чехова, поэзией Пушкина, Ахматовой, Мандельштама, Слуцкого. Когда вас не было в Польше, из-за границы до нас доходили переводы Солженицына, Сахарова и Геллера. Этот гражданский, а не только литературный труд Вы сочетали с научной и преподавательской работой в итальянских учебных заведениях. В Университете города Бари Вы основали и в течение пятнадцати лет руководили кафедрой польской культуры. Там, а впоследствии также в университетах Флоренции и Пизы, Вы были преподавателем и научным руководителем нескольких десятков итальянских полонистов. Вы расширяли знания о нашей литературе во многих западноевропейских журналах, посвященных культуре. Польша, которая в пятидесятые и шестидесятые годы не создавала Вам условий для развития Вашего независимого духа, нашла в Вас преданного пропагандиста своих культурных достижений. Большого поборника польской культуры в Европе. Ваше возвращение — в результате перемен, совершившихся в нашей стране — дало полякам возможности обрести деятельную, творческую и важную для общественной жизни личность. Ваши нынешние труды стали событиями, оживляющими интеллектуальную жизнь страны. Поколебать старые истины и сформулировать новые идеи — это обязанность интеллектуалов, наделенных даром наблюдения и преобразования фактов в рациональные выводы. Я говорю это, восхищаясь Вами. В Ваших размышлениях на тему геополитики и истории я увидел немало вдохновляющих замечаний, касающихся характера отношений Польши с Украиной, Литвой, Беларусью и Россией. Их писал человек, который является поляком и европейцем, и который видит свою страну безопасной — в согласии с ближайшими соседями и всей Европой. Желаю Вам многих лет здоровья и благополучия в личной жизни. Желаю еще многих трудов, которых ждут Ваши многочисленные читатели».

И Профессор подарил нам еще почти два десятилетия своей активности, публикаций и проектов, из которых особенно близким его сердцу было создание и руководство журналом «Новая Польша».

В 2005 году, при вручении Большого креста Ордена возрождения Польши, у меня был повод сказать следующее:

«Позвольте выразить мое огромное уважение лицам, награжденным Большим крестом Ордена возрождения Польши […] Ежи Помяновскому, неутомимому пропагандисту польской культуры и литературы в России, страстно вовлеченному в строительство мостов единения и партнерства между Польшей и ее восточными соседями. Человеку, который очень последовательно реализует великие идеи парижской «Культуры» Ежи Гедройца, личности, на которую я мог рассчитывать в течение 10 лет моего президентства, когда дело касалось столь сложных отношений Польши с нашими восточными соседями. Часть нашей переписки уже известна, она опубликована. Еще часть остается у меня в письменном столе, но поверьте, Ваши замечания я читал всегда не только с интересом, они были очень вдохновляющими, очень нужными. К официальной речи, которая лежит сейчас передо мной, я добавлю одну очень важную черту профессора Помяновского — он никогда не отказывал в поддержке, в добром совете, всегда делая это с большой чуткостью по отношению к партнеру и в соответствии с польскими национальными интересами. Г-н Профессор, благодарю Вас от всего сердца».

Он убеждал, что нужно строить мосты, преодолевать предубеждения и исторические обиды, вести диалог и искать то, что объединяет людей и народы. Культура, литература были, по его мнению, лучшим полем для такой деятельности.

Он показывал нам Россию и россиян. Понимал эту страну, ценил за великие достижения, уважал обычных людей и отвергал то, что было недостойно человека, нетерпимость, политический империализм.

Он радовался и беспокоился за новую Польшу. Наряду с демократическими переменами, открытостью к Западной Европе, которую он так хорошо знал, он замечал угрозу в нашей косности, полоноцентризме и отсутствии разума там, где нужен прагматизм, а не идеологическое ожесточение.

Пять лет тому назад я принимал участие в торжествах, организованных «Газетой выборчей» в честь 90-летия Профессора. Когда мы закончили свои прочувствованные речи, Профессор обезоружил нас своим характерным чувством юмора — «Я чувствую себя будто на генеральной репетиции моих похорон». Он был в прекрасной форме, и мы даже поверили, что так будет всегда.

Сегодня я прощаюсь с ним, но знаю, что оставленное им будет жить.

Спасибо, дорогой Профессор — за все!

Варшава, январь 2017 г.

 

Александр Квасьневский, президент РП в 1995-2005 гг.