ИЗ ИСТОРИИ РАДИО "СВОБОДНАЯ ЕВРОПА"

"Главной, первостепенной задачей нашей радиостанции было восстановить чувство общности, - писал в своих дневниках Ян Новак-Езёранский. - Второй задачей было поддержать надежду. В самые черные годы сталинизма, в годы всевластия ГБ, репрессий, искажения истории и молчания польская служба радио „Свободная Европа" давала полякам ощущение, что где-то все-таки есть люди, которые знают правду и публично говорят о ней, что преступления системы будут названы своим именем, а преступников когда-нибудь постигнет справедливое наказание..."

Так Ян Новак-Езёранский оценивал роль и задачи радиостанции, которая впервые вышла в эфир как "Голос свободной Польши", а 3 мая 1952 г. в 11 часов утра начала транслировать свои передачи из Мюнхена. "Свободная Европа" была родной сестрой хорошо знакомого читателям "Новой Польши" радио "Свобода".

Какие темы, какие проблемы с сегодняшней точки зрения были самыми значительными в истории польской службы радио "Свободная Европа"? Пожалуй, польскую (а скорее пээнэровскую) политическую сцену больше всего изменил цикл передач с участием Юзефа Святло - одного из высших чинов госбезопасности.

17 сентября 1954 г. Ян Новак получил информацию о бегстве Святло из Польши и первую пленку с его признаниями. Вскоре после этого Новак послал в Вашингтон Збигнева Блажинского, после чего в эфир начали выходить передачи из цикла "За кулисами госбезопасности и партии". Святло описал, как после войны уничтожали Армию Крайову, как преследовали, сажали и убивали невинных людей, при каких обстоятельствах был арестован кардинал Вышинский. Именно эти передачи решающим образом повлияли на ликвидацию министерства госбезопасности и смещение с должностей, а иногда даже арест и наказание преступных функционеров ГБ, таких как директора департаментов Ружанский и Фейгин, замминистра Ромковский и другие. Террор ослаб, жертвы гэбистов вышли на свободу, готовился бунт внутри партии. Вскоре наступил 1956 г. и "польский Октябрь". Началась совершенно другая эпоха.

Другой крупной акцией радиостанции стала начавшаяся в июле 1955 г. кампания "За возвращение поляков из России". В то время из советских лагерей стали выпускать немецких военнопленных, и речь шла о том, чтобы рассказать полякам, где находятся их отцы, сыновья и братья, живы ли они, куда их вывезли. У бывших пленных спрашивали фамилии их польских лагерных товарищей. Таким образом польская общественность узнала, как выглядят лагеря и где они находятся.

Согласно основным установкам, разработанным Яном Новаком к открытию радиостанции, одной из главных ее задач была защита Церкви и преследуемых режимом священников. Огромную роль сыграло также разоблачение католической организации "Пакс", во главе которой стоял агент ГБ Болеслав Пясецкий, а впоследствии - разоблачение министра внутренних дел Мечислава Мочара. Именно "Свободная Европа" многократно описывала созданную им в органах госбезопасности мафию. В 1968 г. польская служба "Свободной Европы" вновь поднялась на защиту правды, на защиту студентов, изо всех сил борясь с проявлениями расизма и антисемитизма. А четырьмя годами раньше благодаря радиостанции поляки узнали о бунте интеллигенции и деятелей культуры, о "письме 34-х".

Когда в Польше начала действовать подпольная антикоммунистическая оппозиция, когда появились бюллетени, книги и журналы, радиостанция стала "трансляционным конвейером", благодаря которому информация и тексты становились достоянием широкого общественного мнения. Информирование о программе "Солидарности" стало очередным, быть может, самым важным элементом деятельности "Свободной Европы".

К предельно кратко описанной здесь роли радиостанции в истории Польши можно добавить еще один момент - создание поля деятельности для польской национально-освободительной эмиграции и ее выдающихся авторов.

Вот какому радио положил начало Ян Новак-Езёранский 3 мая 1952 года. Его концепция независимой радиостанции пережила годы. Мы, бывшие сотрудники радио "Свободная Европа", обязаны ему участием в важнейших исторических событиях, в борьбе за свободу Польши. Кроме того благодаря ему, создателю радио, в Мюнхене работали (или выступали у микрофона) самые выдающиеся деятели эмигрантской культуры. В их число входил, в частности, Тадеуш Новаковский.

Поляки знали Новаковского прежде всего как "папского репортера", который сопровождал Святейшего отца в путешествиях по всем континентам. Он работал в польской службе радио "Свободная Европа" с первого дня ее выхода в эфир.

Новаковский был типичным политическим эмигрантом, которого ПНР объявила "врагом народа". В Польше на протяжении нескольких десятков лет его книги были запрещены. В 1981 г. на его имя был наложен запрет цензуры, в результате чего его можно было упоминать только в малотиражных научных изданиях. И все же редакция "Тыгодника повшехного" взяла у него интервью в Париже, и все же у приемников собирались миллионы радиослушателей, а его литературные произведения нелегально переправлялись в Польшу. И когда спустя многие годы ему наконец удалось приехать на родину, он оказался там широко известной личностью, несмотря на десятки лет физического отсутствия. Быдгощ и Ольштын присвоили ему звание почетного гражданина, а Лех Валенса наградил его командорским крестом ордена Возрождения Польши со звездой.

Однако Новаковский был не только писателем и журналистом, но и очень активным эмигрантским деятелем. В свое время он исполнял обязанности председателя польского ПЕН-клуба в изгнании. В Лондоне он стал секретарем Всемирного союза поляков за границей и Союза польских писателей на чужбине. В Германии он до последних дней жизни был председателем мюнхенско-варшавского Общества немецко-польского примирения и Польского форума, а в ставшей ему почти родной Баварии - председателем Союза польских организаций. Он удостоился многочисленных польских (эмигрантских) и европейских премий. Среди последних он особенно высоко ценил премию им. Карла Вольфскеля, присуждаемую Баварской академией изящных искусств творцам-эмигрантам, писателям в изгнании. В обосновании своего решения Баварская академия написала, что Новаковский - "европейский боец за согласие народов", а laudatio произнес известный во всей Германии литературный критик Марцелий Рейх-Раницкий.

Приехав в Германию в начале 50-х, Тадеуш Новаковский вошел в элитарные, влиятельные круги писателей, людей искусства и политиков с антикоммунистическими и антитоталитарными взглядами, которых объединяла уверенность в том, что необходимо строить общую Европу, Европу без национальных и расовых разделений. В число друзей Тадеуша входили люди, чьи имена с течением времени стали широко известны - такие, как председатель западногерманского ПЕН-клуба Карл Амери или родившийся в Польше узник советских лагерей, писатель Хорст Бинек. Сам Новаковский сотрудничал не только в эмигрантской, но и в немецкой печати, а также на телевидении, благодаря чему он мог быть неофициальным выразителем польских интересов в Германии и влиять на мнение о нашей стране.

Помимо Тадеуша Новаковского в польской службе "Свободной Европы" работали, в частности, Марек Латынский, Петр Заремба, Ядвига Мечковская, Марек Цельт и многие другие польские журналисты, которым радиостанция обеспечила возможность жить в эмиграции и обращаться к польским радиослушателям. То, что с помощью микрофонов радио "Свободная Европа" эти люди остались в памяти поколений - еще одна заслуга Яна Новака-Езёранского.

Алина Перт-Грабовская - председатель Общества бывших работников польской службы радио "Свободная Европа".