Российский памятник Катыни

Книга «Убиты в Катыни» представляет собой интеллектуальный памятник, который российские исследователи и активисты воздвигли в память о жертвах катынского преступления.

 

Стараниями общества «Мемориал» в России вышла книга «Убиты в Катыни» под редакцией Александра Гурьянова, российского историка, многие годы связанного с «Мемориалом» и имеющего огромные заслуги в области исследований катынского преступления и сохранении памяти о нем.

Публикация содержит 4 415 биографических справок польских военнопленных, расстрелянных в Катыни весной 1940 года. Благодаря использованию ранее неизвестных документов НКВД, авторы внесли семь новых фамилий в список убитых из лагеря в Козельске. Они также сопоставили немецкие эксгумационные списки со смертными списками НКВД от апреля и мая 1940 года, то есть с поименными перечнями приговоренных к расстрелу. Таким образом удалось доказать, что 2 733 человека, тела которых немцы эксгумировали весной 1943 г., находились в смертных списках НКВД от 1940 года. Важным также было подтверждение того, что в катынских могилах оказался 41 человек, не фигурировавший в известных до сих пор списках НКВД. В будущем историкам придется предпринять попытку установить, почему они оказались в немецких эксгумационных списках, но многое указывает на то, что советский бардак вписал мрачную главу и в историю этого преступления. Видимо, также нужно будет выяснить, кто из пленных уцелел вследствие счастливой случайности, а кто по решению советских властей.

Каждая биографическая справка содержит перечень архивных материалов НКВД, личных документов, писем от родных, определяющих временные рамки, в которых данный человек находился в Козельске, а затем попал в Катынь. Так что, работа Гурьянова и его коллег представляет собой значительное научное достижение, существенно дополняющее знания о катынском преступлении и указывающее новые направления дальнейших исследований.

В Польше есть много подобных публикаций. Центр «Карта»* публиковал «Письма репрессированных», а Совет охраны памяти борьбы и мученичества* — «Кладбищенские книги», посвященные катынским захоронениям в России и на Украине. Каждый из этих трудов — дань памяти жертвам катынского преступления, а также триумф над ложью об этом злодеянии, в течение 46 лет бывшей институциональным проявлением зависимости Польши от СССР.

Катынская библиография насчитывает сегодня около 10 тысяч позиций, но последнее издание «Мемориала» имеет исключительное значение. Авторы решили ознакомить российских читателей с биографиями героев, которые по приказу Сталина и его приспешников были расстреляны в Катыни. Тем самым «Мемориал» напоминает, что преступления массового характера всегда складываются из индивидуальных трагедий жертв и их близких. Многие, слишком многие в России не хотят об этом помнить. Правда, российское государство признает, что 22 тысячи польских граждан были расстреляны по приказу высших властей СССР, но прокуроры Главной военной прокуратуры, а также российские суды отказывают признать жертвами катынского преступления конкретных людей. На заявления их близких и «Мемориала» Главная военная прокуратура отвечает отказом начать процесс реабилитации, предусмотренный законом о реабилитации жертв политических репрессий. Более того, прокуратура и суды в обоснованиях решений утверждают, что якобы не сохранилось документов, делающих возможным индивидуальное подтверждение факта расстрела данного офицера, а также доказательств, что убийство совершено по политическим причинам. Поэтому так важно, что группа российских праведников без колебаний бросила вызов уловкам органов юстиции и выступила в защиту истины.

Для этих смелых людей речь идет, прежде всего, о России и российском обществе. В одном из интервью Гурьянов говорил: «Катынское дело — это, прежде всего, внутренняя проблема России, а уже во вторую очередь проблема российско-польских отношений. Нам нужно разобраться с катынским преступлением, главным образом, для нас самих. Это, конечно, улучшило бы отношения с Польшей, но катынское дело — это одно из сталинских преступлений, а мы должны подвести черту под всей коммунистической эпохой».

Подведение черты под катынским преступлением для «Мемориала» — это условие для создания нового общества, способного строить справедливое, честное, правовое государство, в котором соблюдаются права человека. Жертвами эксперимента преступной социальной инженерии были в первую очередь граждане СССР — у каждого россиянина в семье есть жертвы преследований и репрессий системы, которая не щадила ни убежденных коммунистов, ни функционеров репрессивного аппарата. Однако в России предпринимается мало действий для того, чтобы выяснить правду о преступлениях и почтить память своих близких. Отдельные личности часто теряются в магии больших чисел, так как легче принять общую правду о миллионах жертв, чем смириться с сознанием, что волны массового террора — это истории отдельных человеческих трагедий. В России нередко можно услышать, что «таких Катыней, как ваша, у нас были тысячи». Публикуя катынскую книгу смерти, «Мемориал» говорит соотечественникам, что было бы хорошо, если бы каждая российская Катынь дождалась такого же исследования. Такого же символического памятника памяти.

Публикация важна для взаимоотношений поляков и россиян. Она показывает, что правда о преступлении, раскрытая, описанная, обсуждаемая, формирует прочный фундамент для построения дружественных отношений. Арсения Рогинского, Александра Гурьянова, Никиту Петрова из «Мемориала», Наталью Лебедеву, Инессу Яжборовскую, прокурора Александра Третецкого и многих, многих других российских исследователей, а также государственных служащих в Польше считают друзьями и хранителями памяти о катынском злодеянии. Думая о России и россиянах, нужно всегда помнить об этих наших российских героях катынской истории и быть им благодарными за усилия, труд и смелость, о которой когда-нибудь с гордостью будет говорить демократическая Россия.

Славомир Дембский — кандидат исторических наук, директор Центра польско-российского диалога и согласия.