Дорогие читатели! На нашем сайте в разделе Библиотека Польской Литературы вы можете найти польские книги  по-русски.  Их можно бесплатно скачать в формате PDF.

Март 2017

Роман «Мастер и Маргарита» с самого начала играл в нашей семье особую роль. Он неотступно сопровождает нас с мая 1981 года. Той весной — весной под знаком «Солидарности» — из Варшавы в Краков приехал с лекцией о русской эмиграции мой будущий наставник и учитель Анджей Дравич. (...) В результате вечером того майского, жаркого, как сейчас помню, дня я отправился вместе с Анджеем Дравичем в свое главное путешествие.

Одомашненный Булгаков

Ежи Помяновского воспоминает Адам Даниэль Ротфельд — бывший министр иностранных дел, сопредседатель Польско-российской группы по сложным вопросам (2008-2015), профессор Варшавского университета.

Прагматичный романтик

Ежи Помяновского воспоминает Алексей Памятных — профессор, доктор физико-математических наук, сотрудник Астрономического центра им. Н. Коперника Польской академии наук (Варшава), член общества «Мемориал» (Москва).

Письмо в редакцию журнала «Новая Польша»

Валерий Мастеров – многолетний собственный корреспондент газеты «Московские новости» в Варшаве: «Когда в начале 1990-х годов он вернулся в Польшу после вынужденной „профессорской эмиграции” в Италию, я уже работал в Варшаве. Довольно скоро заприметил статьи Помяновского в газете „Жиче Варшавы” и еженедельнике „Политика”, привлекшие глубокомысленным и всегда актуальным российско-польским контекстом. „Этого автора пропускать нельзя”, — сразу отпечаталось в сознании».

Избавление от стереотипов

«Поколение, которого коснулись наиболее драматичные испытания, сохранило энергию, оптимизм, открытость, доброжелательное отношение к людям. Несмотря на уходящие годы, они были молоды духом и отличались неподдельным любопытством, их интересовало все — другие, чужие, новые идеи и мысли.
Таким был Ежи Помяновский, таким был и Его одногодок — мой отец. Такое это было поколение». О Ежи Помяновском пишет Александр Квасьневский, президент Польши в 1995-2005 гг.

Ушел Ежи Помяновский

«Ежи Помяновский был моим первым литературным наставником. Настоящим, в таком старинном стиле, родом из Диккенса. Он был необычайно важен для меня, хотя бы по той причине, что был первым», - пишет Анджей Титков, кинорежиссер, поэт.

Ежи

— Лодзь — мой родной город, и мне бы очень хотелось, чтобы современные лодзинцы помнили ее такой, какой она была для меня, — говорил Ежи Помяновский. (…)
Мы публикуем статью из книги «Книги, зачатые духом Лодзи», написанную Иоанной Подольской в 2006 году, когда Ежи Помяновский получил премию газеты «Жечпосполита» им. Ежи Гедройца за вклад в укрепление польских государственных интересов.

 

По профессии я лодзинец

Репортажи и очерки Игоря Мецика всегда читаются с огромным интересом. Его книги о России «11.45 до Читы» и «Катюша со штыком» отличаются ясностью формы, мастерством повествования и чистотой стиля. Эугениуш Соболь пишет о книге «Пора подсолнухов», в которой автор направляется на охваченную войной Украину.

Автобиография и война

Ричард Болеславский (1889-1937) был театральным и кинорежиссером, актером, педагогом. Написанный им учебник «Искусство актера, первые шесть уроков» до сих пор используется и переиздается, однако по-польски он был издан лишь в последние годы. У себя на родине Болеславский почти полностью забыт. В мае 2016 года Варшавская театральная академия провела международную конференцию «Ричард Болеславский, его творчество и его время». Публикуемая статья — один из рефератов, прочитанных на этой конференции.

Болеславский, первые шесть впечатлений

«Я всегда повторяю, что поляки — это народ, который на протяжении сотен лет не позволил себя поработить и лишить достоинства. Поляки создали великую культуру. К сожалению, значительная часть поляков этой культуры не знает. Я бы сказал, что они живут в сказочно-национально-католических сферах, и им этого достаточно. А польская культура шире, чем этот католический мирок». Беседа с Алешей Авдеевым.

Я покинул своих московских хозяев и выбрал свободу

Хорошая новость из Лос-Анджелеса —12 февраля Кшиштоф Пендерецкий получил премию «Грэмми» в категории «Хоровая музыка» за альбом «Пендереций дирижирует Пендерецким, том 1», изданный  «Warner Classics».

Культурная хроника

Фрагмент последней книги Щепана Твардоха (р. 1979) в переводе Ольги Лободзинской.  

Король

«Для стран западной демократии вопросы законности, места средств массовой информации в общественно-политической жизни, наконец, свободы выражения взглядов, — фундаментальные вопросы. Именно этот круг проблем составил предмет беседы, которую писатель и публицист Цезарий Михальский вел с профессором Анджеем Золлем», пишет Шаруга.

Выписки из культурной периодики

«У Томаша Бурека есть свои фанатичные поклонники — среди поэтов, писателей, критиков. Характер высказываний о его текстах и о нем самом показывает, что этот критик занимает сегодня место в ряду самых талантливых и востребованных комментаторов польской литературы», - пишет Сильвия Блажейчик.

Томаш Бурек — его место и роль в литературе

«Новые польские фильмы показывают, как зло прокладывает себе дорогу в душе человека. А перед картиной «Последняя семья» Яна П. Матушинского, получившей Гран-при фестиваля (в Гдыне), может открыться путь к мировой славе, как это случилось с «Идой» Павла Павликовского».

Итоги кинофестиваля в Гдыне

«Если же присмотреться к происходящему повнимательней, окажется, что в творчестве этого автора проза и поэзия взаимопроникают друг в друга, и это прекрасно видно на примере сборника «Стихии». О творчестве Анны Насиловской пишет Лешек Шаруга.

Разные стихии

«Признаюсь, что с чувством смущения читаю поэзию — прошу прощения за неловкое выражение — не-поэтов, особенно тех, кто вошел в историю не благодаря тому, что писал стихи. Почему? Возможно, потому что прелесть этой поэзии заключается не в ней самой, а где-то вовне». О Рышарде Капущинском-поэте пишет Януш Джевуцкий.

То, что ни на что не похоже, согласно Рышарду Капущинскому

Публикуемое стихотворение Кшиштофа Чижевского (р. 1958) — одного из создателей Центра «Пограничье» в Сейнах, положило начало деятельности «Пограничья», сосредоточенной вокруг идеи «строительства мостов», видимых и невидимых, дало импульс региональным и международным мастер-классам и встречам.

Триестская зевгма